Случай в русалочью ночь

02.05.2018

Данная история произошла в 1994 году. Уже 24 года прошло, а я все помню, как вчера.

В те далекие годы я жила на Украине. Мы часто ездили с моим тогдашним молодым человеком Мишей в село Шрамкивку Яготинского района. В том году мы выбрались к Мишкиной бабуле перед Иваном Купала. Решили отметить праздник в селе.

Приехали мы довольно поздно. Мишина бабушка с радостью нас встретила. Она приняла городские гостинцы и понеслась накрывать на стол.

Мы же решили прошвырнуться по селу. Мы погуляли под полной луной возле берега озера.

Когда мы вернулись, стол уже ломился от всяких угощений. С работы пришел Мишкин дядя Владимир. Бабушка поставила бутылочку самогонки, изготовленной ей самой. Поставила стопки. Мы сидели общались. А за окном сгущалась ночь.

Тут я заметила, что Мишка, выпив 3-ю стопку, размяк, чего за ним я раньше не наблюдала. Я вытащила своего молодого человека на улицу.

Мы вышли во двор, я потащила его мимо хлева со свиньями по тропинке к туалету. Мне захотелось в туалет, я приставила Мишку к забору и отлучилась на пару минут.

Когда я вышла из туалета, Мишки уже не было. Я подумала, что он может забрел на берег старого пруда, который находился сразу за огородом. Я ринулась туда, однако парня своего там не нашла.

Я вернулась назад и забила тревогу. Бабушка понеслась по направлению к пруду, начала громко звать внука. Мы подошли к пруду вплотную, тут к нам из зарослей ив вышел Мишка.

Почему-то голова у него была низко опущена. Он шел слегка пошатываясь.

- Люда, пошли со мной на пруд! Там так хорошо!

- Ты с ума сошел, дорогой! Пошли домой! Еда стынет!

На подмогу мне пришла бабушка, она взяла Мишку под руку, и мы повели его домой. Дома снова сели за стол.

Бабуля Мишкина вскоре устала с нами сидеть и пошла спать. Остались за столом лишь я, Мишка и Владимир. Мы разговорились о сельской и деревенской жизнях. Внезапно я заметила, что Мишка, сидящий за спиной своего дяди, как то злобно смотрит на нас. Он положил дяде руки на плечи и начал медленно его душить.

Владимир, не видевший злобного лица своего племянника, решил, что тот в шутку решил с ним побороться. Мишка ее раз несколько раз попытался задушить дядю, тот понял и так встряхнул Мишку, что тот предпочел отползти в угол дивана.

Я решила, что Мишке пора спать, поэтому потащила его в отведенную нам комнату. Мишка отвернулся к стене и начал раздеваться. Я сняла со своей шеи крестик и надела его на шею парня.

Он повернулся ко мне, и я увидела лицо полное гнева и злобы. Он прошипел:

- Убери! Жжет!

Я быстрым движением сдернула с него крестик и выскочила из комнаты. На улице курил Владимир, я ему все рассказала. Он сказал, чтобы я ничего не боялась. Перепил Мишка, он не буйный. Сказав, что оставит дверь своей комнаты открытой, чтоб я звала его, если что, сам пошел спать.

Я села в кресло и начала при свете ночника читать книгу. Ложиться спать я боялась. Мишка повернулся ко мне и сказал, чтобы я ложилась к нему.

Я положила книгу на стол и легла на диван рядом. Мишка прижался ко мне и снова соприкоснулся с крестиком. Отпрянув, он сказал, что его что-то жжет. Я снова села в кресло и продолжила чтение книги.

На рассвете Мишка проснулся. Это был он, мой прежний молодой человек.

- Люд, что вчера было, - спросил он.

Я рассказала обо всем.

- Понятно, ложись рядом, не бойся. Я легла к нему, он обнял меня и стал рассказывать, что когда я оставила его возле забора он услышал музыку и смех, доносившиеся со стороны старого пруда. Он пошел туда посмотреть, кто там веселится.

На берегу никого не было, хотелось зайти в воду. Внезапно он понял, что это проделки нечисти. Мишка начал читать молитвы, которые знал. Тут его мы с бабушкой и нашли. А дальше Мишка ничего не помнил.

Когда Мишка рассказал все бабушке и Владимиру, у которого попросил прощение, Мишкина бабушка сказала, что ночью русалки пытались завладеть Мишкиной душой. Но не смогли, уберегли мы его. Однако и хвостатые без «подарка» не остались. В том самом пруду утонуло двое мужчин. Сельчане списали все на выпивку, мол, перепили мужики.