"МЕНЯ ЗАСТУКАЛИ В ЖЕНСКИХ ПАНТАЛОНАХ"

10.02.2018

Веселились всю ночь так, словно накануне сообщили о конце света.

- Что тебе домой ехать в другой город, на такси тратится, - говорит Анжелика, - останься у меня, а утром поедешь.

На том и порешили.

Приезжаем, понимаю, что одежда моя нуждается в стирке.

- Раздевайся, я закину в стиралку, а к утру высохнет и наденешь чистое, - обещает подруга, - на тебе шорты.

Тут она протягивает мне нечто веселенькое, с рюшечками, выбитыми цветочками.

- Но это не шорты, а женские панталоны - протестую.

- И че? Голым тут будешь ходить? Надевай немедля!

«Одежду нужно постирать, она грязная - соображает пьяный мозг. Подумаешь посплю одну ночь в этом. Никто не увидит, ведь подруга мне выделила целую комнату, отдельную. А утром Анжелика уедет на работу и никому ничего, надеюсь, не расскажет».

Утро. Слышу, как открывается входная дверь и грубый мужской голос взывает: «Анжелиииика! Анжелииииика!»

Первое, что пришло в голову - покончить жизнь самоубийством. Потом одумался. Голова приступает к деятельности: раз из вверенной мне комнаты через смежную можно выбежать в коридор и спрятаться в туалете, то так и сделаю. Ее дед поищет, покричит, а потом снова уйдет. Вот ведь проказница, говорила, что он уехал в деревню. «Анжелиииика», - доносилось уже из передней комнаты. Я в той самой вышеописанной развеселой одежде помчался в туалет. Сел, пишу смс : "пришел твой дед, кричит твое имя, если он меня увидит в твоих панталонах, я найду тебя где бы ты ни была и убью". В ответ приходит четыре смайлика и текст: "он нормальный дедушка, современный".

Чего? Современный?

Тяжелые шаги пожилого мужчины приближались к туалету. А двери они поменяли и не приделали туда еще этих самых штучек, которые могли меня спасти - шпингалетов. Поэтому, сидя на толчке, я еще придерживал правой рукой дверь.

Шаги замолкли, воцарилась странная тишина. В следующее мгновение кто-то потянул дверь с такой силой, что руки мои разжались.

- Здравствуйте, я друг Анжелики, помните мы как-то возили вас в деревню все вместе, а еще мой дядя профессор который, преподавал у вашей супруги, она его очень хвалила и вы все слышали, - выпалил я на одном дыхании, рассматривая испуганным взглядом деда Анжелики.

Мужчина смотрел на меня сверху вниз. В его глазах я не заметил ни осуждения, ни злости, ни дружелюбия. Была жалость, обычная человеческая жалость.

Самое страшное случилось потом. Он попросил меня повесить лампочки на люстру. Делал я это в тех же панталонах.