Привыкай к метамодерну

Освободи 10 минут и просто подумай со мной. Пока что не включай музыку, но потом обязательно включи, как я попрошу. А то эффект будет не столь приятным.

Я просто искал новые музыкальные направления, хочется развиваться не только самому, но еще и что-то сделать интересное, изобрести что-то. Хорошо было Моцарту, тогда еще ничего не было, и перед ним был почти белый лист в сравнении с тем, что имеет любой из нас в своем направлении. Я подумал о четрвертьтонах, а потом наткнулся на метамодерн. И получилась статья, а не музыка. Ну, вот так.

Включаем первую ( I Don't Want to Set the World on Fire ). Модерн. Звучит красиво. И у меня это слово ассоциировалось с чем-то современным, и пусть позже я узнал, что все совсем не так. Ты слышишь сладкие блюзовые нотки и почему-то ностальгируешь. А по чему ты ностальгируешь? По тем временам, которых никогда не было? Возможно, это в наших генах или навязано нам культурой: старый деревянный домик, поскрипывающая кресло-качалка, дымящая трубка и газета.

Модерн – он разный. Это территория контрастов, которая захватила мир еще в первой половине 20-го века. Градиент не характерен для модерна, сам подумай: анархизм, марксизм, фашизм. В политике лучшим выражением модерна был Сталин. Жесткий диктатор, который грубо, но точно обтесывал каждого человека в обществе, подгоняя его под рамки надежного товарища, если верить истории.

Модерн очень красив идеями, но с реализацией не пошло. Коммунизм – прекрасно, и тот, кто не хотел бы его восстановить, не имеет сердца. А вот тот, кто пытается – не имеет мозгов. И это не мои слова – Путина. В наших реалиях найдутся несогласные, а нужно чтобы всем было комфортно. И будет.

По-моему, музыка лучше всего отражает эпоху, в которой родилась. Так и должно быть.

Пора включать второй трек ( Back In Black ).

Постмодерн. Еще современнее, он сулит новые технологии, шаги только вперед, стремление в светлую бесконечность научных открытий и… гонки вооружений. Да для многих становится открытием, что постмодернизм стартовал в середине прошлого века. Но у нас… У нас как всегда. В нашей стране модерн был разбит ударами кувалды по Берлинской стене.
Мир пережил две страшные войны. Люди стали понимать, что модерн в политике – не есть хорошо. Раз идеи приводят к смерти миллионов, как их назвать правильными? И если модерн – это территория контрастов, то постмодерн – территория сомнений.

Вслед за сомнениями в капитализме, коммунизме и уж тем более в фашизме люди начали сомневаться во всем. Вероятно, бог был похоронен тогда же. Просто люди начали сомневаться в нем, анализировать тексты и понимать, что они написаны другими людьми. Атеизм процветал, а за ним пришел агностицизм, как еще более яркое проявление постмодерна.

Истина условна. Истину бьет другая истина. «Правда на правду, вера на икону». Наше социальное общее эволюционировало. Мы поняли, что нельзя возводить в Абсолют чье угодно мнение и стали искать тот самый градиент. В результате родились смешанные формы организации общества, что мы имеем по сей день. Один из наиболее ярких продуктов постмодерна – либеральная демократия.

Политика отразилась на культуре, на музыке: стали смешиваться стили, люди предлагали что-то новое почти постоянно. Бурная деятельность повсюду, мы получили колоссальный простор для творчества и пользовались им, как умели.

Удивительно. Постмодерн не просто смешивает. Он уничтожает то, что ранее было воздвигнуто. И это кажется правильным на первый взгляд. Отвергаем старое, строим новое, но по-умному, а не как раньше. Надо признать, то, к чему мы пришли, радует. Но и печалит тоже, и вот почему.
Мы оказались пленниками рекурсии, мир стал одномерным. Постмодерн уже ничего не способен предложить обществу, а все, что преподносится как новое – лишь хорошо забытое старое (уже даже и плохо забытое). Круг замкнулся, и с каждым новым витком из этого круга вылетают элементы культуры. Он сузился чуть ли не до размеров одного года. Это пугает.

Мы становимся создателями новой площадки для творчества, раз само творчество уже практически невозможно, просто старая площадка изжила себя. Мы продвинулись в новую эпоху, она уже на пороге, и ее невозможно не заметить. И скоро ты перестанешь ее игнорировать. Включай следующий трек ( The Moon Asked The Crow ).

Метамодерн. Территория оксюморонов. Он быстро движется вперед, но это не совсем новое направление, не зря «модерн» остался здесь. Эта эпоха связана с предыдущими двумя, но новое здесь в том, что она осциллирует между ними. Спроси сегодня любого до 20 лет, какую музыку он слушает, и она скажет: «Разную». И это действительно так. Ты увидишь в его плейлисте такую мешанину, что с ума сойти можно. Ну как может сочетаться Киркоров, АК-47 и Imagine Dragons, стоящие друг за другом? Могут в метамодерне.

Эта эпоха позволяет получать человеку удовольствие буквально от всего. Ты можешь читать Достоевского и смотреть «Отбросы», можно слушать Чайковского, а потом с упоением пересказывать панчи баттлеров. «Или крест сними, или трусы надень» - больше не так. Мы можем совмещать.

А что же с миром будет в метамодерне? Давай думать о том, что имеем сейчас. Звезды рвутся к власти, появляются примеры того, как простые люди становятся значимыми в жизни общества. Происходит деэлитизация власти и верхи становятся более внимательными к личности. Это уже родилось в Америке. Скоро родится и у нас, я надеюсь.
Модерн и постмодерн заставляет нас придерживаться рамок. В метамодерне мы все больше выходим за рамки, становясь над ситуацией. Поэтому его еще не сумели выделить в отдельную философскую систему. Ставим следующий трек ( Booty Swing ).

А теперь самое развеселое. Метамодерн как направление не имеет цели.
Он движется ради движения. НАКОНЕЦ-ТО люди начинают осознавать, что нужно жить не ради будущего, а ради настоящего. Это наивное, молодое и инфантильное общество, которое будет искать, искать, искать и когда-нибудь найдет. По крайней мере, сегодня отчетливо видны плохие идеи, которые отвергаются быстрее, чем раньше.

И теперь хотелось бы верить, что вскоре смертельная украинская клоунада закончится, что странам надоест меряться ядерными херами, фанатики перестанут быть патриотами стран и станут патриотами мира, а наука возьмет верх в мирных, а не в военных целях. А может я наивен. В любом случае, написал я это в духе метамодерна и получил свою дозу чистого удовольствия.