Основная причина рака и его предотвращение по версии Варбурга

После лекции в Линдау в 1966 году многие доктора исследовали, причем успешно, практические последствия анаэробиоза раковых клеток. Чем больше участников таких исследований, тем больше результатов достигается. Уникальный аспект исследований в возможности проводить их на человеке в большом масштабе и без риска, учитывая ложность экспериментов на животных. Лечение человеческого рака будет результатом биохимии рака и биохимии человека.

Список активных групп респираторных ферментов скоро будет опубликован, к которому недавно добавлены cytohemin and d-amino-Levulinic acid, предшественник переносчиков кислорода. В то же время могут использоваться коммерческие витаминные препараты, которые содержат, помимо других веществ, многие активные группы респираторных ферментов. Большинство из них может быть добавлено в еду. Cytohemin и витамин B12 может быть введен подкожно.

Не существует других вариантов в предотвращении рака, кроме предложенного в Линдау. Это способ, который атакует основную причину рака наиболее прямо и который экспериментально наиболее развит. В самом деле, миллионы экспериментов на человеке, благодаря эффективности витаминов, показали, что клеточное дыхание нарушается, если активные группы респираторных ферментов убираются из еды, и восстанавливается разом, если эти группы добавляются вновь. С научной точки зрения, нет лучшего способа по предотвращению и лечению рака, основная причина которого в нарушении дыхательной системы. Генетические коды анаэробиоза и раковые вирусы не являются альтернативами, потому что их существование или влияние на человека не были открыты (но анаэробиоз был открыт).

Что может быть достигнуто активной группой, когда опухоль уже развилась? Ответ сомнителен, потому что опухоли живут в организме почти анаэробно, то есть в условиях, когда активные группы не могут действовать.

С другой стороны, так как молодые метастазы живут в теле почти аэробно, подавление активными группами должно быть возможно. Следовательно, мы для начала предлагаем удалить все компактные опухоли, которые являются анаэробными очагами метастаза. Далее, активные группы следует добавить в еду в максимально возможной степени на многие годы, даже навсегда. Это многообещающая задача. Если это удастся, рак станет безобидным заболеванием.

Более того, мы недавно открыли в экспериментах с растущими раковыми клетками в пробирках, что очень низкая концентрация некоторых выбранных активных групп тормозит ферментацию и рост раковых клеток полностью за несколько дней. Из этих экспериментов можно сделать вывод, что de-differentiated клетки умирают, если пытаться нормализовать их метаболизм. Это неожиданный результат, стимулирующий задачу подавления роста метастазов активными ферментными группами.

Как подчеркивалось, это первое предварительное условие предложенного лечения: все растущие клетки тела насыщаются кислородом. Второе условие: следует избегать экзогенные канцерогены, по крайней мере, во время лечения.

Все канцерогены прямо или косвенно нарушают дыхание, разлагая капилярную циркуляцию, что доказывается особенностью раковых клеток, существующих с ухудшенным дыханием. Конечно, дыхание не может восстанавливаться, если одновременно канцерогены ухудшают его.

После лекции в Линдау спрашивалось о причинах такого запоздалого предложения 1966 года о восстановлении дыхания активными группами ферментов, ведь ферментация раковых клеток была открыта в 1923 году. Почему столько времени потеряно?

Задавший такой вопрос человек игнорировал факт, что в 1923 году химический механизм действия фермента был секретом живой природы. Первая активная группа фермента ("Iron, the Oxygen-Transferring Part of the Respiratory Enzyme") была открыта в 1924 году. Затем последовали в два десятилетия открытия the O2-transferring metalloproteins, the flavoproteins and the pyridinproteins - период, который закончился образованием "Heavy Metals as Prosthetic Groups of Enzymes" и "Hydrogen Transferring Enzymes" в 1947-1949 годах.

Более того, в течение первого десятилетия после 1923 года гликолиз и анаэробиоз постоянно путались, так что никто не знал, что специфично для опухолей. Три знаменитых и решающих открытия of DEAN BURK и коллег по Национальному институту рака были сделаны в 1941, 1956 и в 1964 годах: метаболизм регенерирующей печени, который растет быстрее, чем большинство опухолей, не является метаболизмом раковых клеток, но является совершенным на эмбриональной стадии метаболизмом; раковые клетки, спущенные в пробирке из одной нормальной клетки, были в пробирке при большей скорости ферментации более злокачественными; растущие в пробирке гепатомы, произведенные в пробирке различными канцерогенами, были в пробирке при большей скорости ферментации более злокачественными. Кроме того, очень неожиданный и фундаментальный факт, что тканевая культура канцерогенна и что низкое кислородное воздействие является причиной, стало известно в годы 1927 - 1966. Анаэробиоз раковых клеток стал фактом только в 1960 году, когда были разработаны методы для измерения воздействие кислорода внутри опухолей в живом теле.

Эта сокращенная история показывает, что даже величайший гений не смог бы предложить в 1923 году то, что было предложено в Линдау в 1966.

Жизнь без кислорода в мире, который на нем построен, была так неожиданна, что потребовалось много времени, чтобы все ученые признали анаэробиоз раковых клеток. Большинство споров исчезли, когда в Линдау было объяснено, что на основе анаэробиоза есть реальный шанс освободиться от этого ужасного заболевания, если человек готов смириться с экспериментами и фактами. Более 40 лет было необходимо, чтобы понять как это работает. Но 40 лет - это короткое время в истории науки.

Wiesenhof über Idar-Oberstein, August 1967 OTTO WARBURG

Через два года после лекции в Линдау LINUS PAULING предложил контролировать психические заболевания добавлением в еду активных групп респираторных ферментов. Но здесь экспериментальной базы не хватало. Пока не известно ни одного психического заболевания, основной причиной которого является нарушение дыхания клеток мозга.

Вступительная часть к первому изданию.(Предупреждение эндогенного рака).

Большинство экспертов согласны, что 80 процентов случаев раковых опухолей могли быть предотвращены, если все контакты с известными экзогенными канцерогенами могли быть исключены. Но как остальные 20 процентов оставшихся случаев, вызванных эндогенными причинами, могут быть предотвращены?

Так как все раковые клетки существуют только при условии нарушенного дыхания, не может ставиться под сомнение точка зрения, что рак может быть предотвращен, если дыхание клеток тела будет поддерживаться в норме.

Сегодня мы знаем два метода, которые могут повлиять на дыхание клеток. Первый - уменьшить воздействие кислорода в растущих клетках. Если уменьшение настолько сильное, что ферменты, передающие кислород, больше не насыщены им, дыхание клеток может необратимо уменьшаться, а нормальные клетки могут быть трансформированы в факультативные анаэробы.

Второй метод влияния на дыхание клеток, в естественных условиях, заключается в добавлении активных групп респираторных ферментов в еду человека. Отсутствие таких групп ослабляет дыхание клеток, а их обилие устраняет нарушения клеточного дыхания - это доказательство необходимости активных групп как витаминов для человека.

Для предотвращения рака рекомендуется: сохранять скорость кровотока настолько высокой, чтобы венозная кровь содержала достаточно кислорода; сохранять высокую концентрацию гемоглобина в крови; добавлять в еду, даже здоровым людям, активную группу респераторных ферментов; увеличивать дозы этих ферментов, если предраковое состояние уже развилось. Если в это же время экзогенные канцерогены строго исключены, то большинство раковых опухолей можно избежать сегодня.

Эти предложения не являются утопическими. Они должны быть реализованы всеми, везде, в любой час. В отличие от многих других заболеваний, предотвращение рака не требует помощи государства или дополнительных финансовых средств.

Wiesenhof, August 1966 OTTO WARBURG

Основная Причина и Предотвращение Рака. (Пересмотренная в Линдау лекция).

By OTTO WARBURG

(Director, Max Planck Institute for Cell Physiology, Berlin-Dahlem, Germany)

English Edition by DEAN BURK*), National Cancer Institute, Bethesda, Maryland

Заметка by DEAN BURK: Адаптировано после лекции, изложенной O. Warburg на ежегодном собрании нобелистов в Линдау в 1966. O. Warburg выйграл Нобелевскую премию в медицине в 1931 году за открытие фермента, переносящего кислород в процессе дыхания клеток, и был признан второй Нобелевской премией в 1944 году за открытие активных групп ферментов, переносящих водород. Harvard, Oxford, Heidelberg - университеты, которые вознесли ему почетные степени. Он иностранный член of the Royal Society if London, a Knight of the Order of Merit founded by Frederick the Great, и был награжден the Great Cross with Star and Shoulder ribbon of the Bundesrepublik. Его главные интересы - химия и физика жизни. В этих областях не было более успешного ученого.

Есть основные и вторичные причины заболевания. Например, основная причина of the plaque - это the plaque бацилла, но вторичные причины of the plaque - грязь, крысы и блохи, которые переносят the plaque бациллы от крыс к человеку. Под основной причиной заболевания я подразумеваю ту, которая наблюдается в каждом случае заболевания.

Cancer, above all other diseases, has countless secondary causes. Рак имеет бесчисленные вторичные причины. Но, даже для рака, существует только одна основная причина. Коротко говоря, главная причина рака - это замещение of the respiration of oxygen в нормальных клетках на ферментацию сахара. Все нормальные клетки тела находят свои энергетические потребности by respiration of oxygen, а раковые клетки находят свои энергетические потребности, в значительной степени, путем ферментации. Таким образом, все нормальные клетки тела являются обязательными аэробами, а раковые клетки являются частичными анаэробами. С точки зрения физики и химии жизни, разница между нормальными и раковыми клетками в таком размере большая, что едва можно представить большую разницу. Кислородный газ, энергетический донор растений и животных, свергается в раковых клетках и замещается энергией, приводящей к реакции самых низких живых форм, а именно к ферментации глюкозы.

Ключ к проблеме рака заключается в энергетике жизни, которая была полем работы Dahlem institute с начала инициации работ by the Rockefeller Foundation около 1930 года. В Dahlem ферменты, переносящие кислород, и ферменты, переносящие водород, были обнаружены и химически изолированы. В Dahlem ферментация раковых клеток была обнаружена десять лет назад; но только в недавнем прошлом было продемонстрировано, что раковые клетки могут расти в теле почти только за счет энергии ферментации. Only today can one submit, with respect to cancer, all the experiments demanded by PASTEUR and KOCH as proof of the prime causes of a disease. Если правда, что замещение кислородного дыхания на ферментацию - главная причина рака, то все раковые клетки без исключения должны ферментировать, и не существует нормально растущей клетки, которая ферментирует в теле.

Особенно простой и убедительный эксперимент, подготовленный by the Americans MALMGREN and FLANEGAN, подтверждает мнение.

Впрыскивая споры столбняка, которые могут прорастать только при очень низком воздействии кислорода, в кровь здоровой мыши, она не заболевает столбняком, потому что споры не находят место в нормальном теле, где кислородное воздействие достаточно низкое. Кроме того, беременная мышь не заболевает, после введения спор столбняка, потому что и в растущем эмбрионе нет места, где воздействие кислорода достаточно низкое, чтобы обеспечить развитие спор. Однако, впрыскивая споры столбняка в кровь мыши, которая носит опухоль, она заболевает столбняком, потому что кислородное воздействие в опухоли может быть очень низким и споры могут развиваться. Эти эксперименты уникальным образом демонстрируют анаэробиоз раковых клеток и его отсутствие в нормальных клетках, в особенности отсутствие анаэробиоза растущих эмбрионов.

Ферментация of Morris Hepatomas.

Второй тип экспериментирования демонстрирует количественную связь между ферментацией опухолей и темпом роста опухолей.

Если вводить крысам канцерогенные вещества различной активности, это вызывает, как установил HAROLD MORRIS of the National Cancer Institute in Bethesda, рак печени (гепатомы) очень разной степени злокачественности. Таким образом, один штамм опухоли может удвоится за три дня, а другой штамм может потребовать 30 дней. Недавно DEAN BURK и MARK WOODS, тоже из Национального института рака, измеряли в пробирке скорости анаэробной ферментации в разных линиях этих гепатомов и получили кривую, которая показывает количественное взаимоотношение между ферментацией и скоростью роста и, следовательно, между ферментацией и злокачественными образованиями в этих различных опухолевых штаммах. Ферментация увеличивается вместе со злокачественными образованиями, и, в самом деле, ферментация увеличивается даже быстрее, чем злокачественность.

Особый интерес вызывает ферментация наиболее медленно растущих гепатомов, потому что несколько исследователей в Америке полагают, что они обнаружили*, что такие опухоли не имеют ферментации - анаэробиоз не может быть главной причиной рака.

* Для примера смотри C. H. BÖHRINGER SON, Ingelheim am Rhein, the factory Work-Journal "Das Medizinische Prisma" , Vol. 13, 1963. Здесь перепечатана лекция of VAN POTTER (Madison, Wisconsin), где анаэробиоз как главная причина рака опровергается, главным образом за счет медленно растущих опухолей, а его основной причиной объявляется потеря внутриклеточного питания.

DEAN BURK and MARK WOODS немедленно поняли с данных из их кривых, что в районе точки ноль скорость ферментации была такой маленькой, что невозможно было продолжать ее измерения, используя обычную валовою методологию, которая применялась вышеупомянутыми работниками, тогда как всегда было возможным в этом регионе измерить наименьшую скорость роста. BURK and WOODS наблюдали, другими словами, что в регионе нулевой пинты их кривых тестирование роста было более чувствительным, чем обычный тест ферментации. С помощью утонченных и адекватных методов для измерения ферментации сахара (глюкозы) они обнаружили, что поймет любой химик после взгдяда на кривую, что даже самые медленно растущие Morris гепатомы ферментируют сахар.

Результаты of DEAN BURK and MARK WOODS были подтверждены и продолжены другими работниками, используя независимые методы. PIETRO GULLINO, тоже из института в Bethesda, разработал метод перфузии посредством чего Morris гепатома, растущая в живом животном, могла быть перфузирована продолжительное время, даже недели, посредством одной артерии и одной вены, а кровь, поступающая и уходящая, любой данной опухоли могла быть анализирована. GULLINO с помощью этого метода обнаружил, что медленно растущие Morris гепатомы всегда производят ферментационную молочную кислоту во время их (гепатом) роста. Это было в отличие от печени, где, как известно от CLAUDE BERNARD, молочная кислота не производится, но потребляется печенью - различие между печенью и Morris опухолями на живом организме бесконечна (+ vs. -). Позже GULLINO обнаружил, что опухоли растут на живом организме с уменьшенным потреблением кислорода. Подводя итог, GULLINO’s находки указывают, что медленно растущие Morris гепатомы являются частичными анаэробами. SILVIO FIALA, биохимик из the University of Southern California, обнаружил факт, что помимо производства молочной кислоты медленно растущими гепатомами, количество их кислородно-дыхательной grana было уменьшено.

Медленно растущие Morris гепатомы, следовательно, далеко отдалены от опровержения анаэробиоза опухолей. Наоборот, они лучшее доказательство этой отличительной характеристики. В течение 40 лет исследователи рака искали рак, который не ферментирует. Когда наконец не ферментирующая опухоль якобы была обнаружена в медленно растущих Morris опухолях, было продемонстрировано, что это методологическая ошибка.

Трансформация эмбрионального метаболизма в раковый метаболизм.

Третий тип эксперимента из института в Dahlem, который проводился коллегами GAWEHN, GEISSLER and LORENZ, также весьма уместен. Установив, что анаэробиоз - свойственность раковых клеток, которая отделяет их от всех нормальных клеток тела, мы задемся вопросом: как нормальные клетки тела трансформировались в анаэробы?

Если поместить эмбриональные клетки мыши в подходящую культурную среду, насыщенную физиологическим кислородным давлением, они вырастут вне тела мыши, в пробирке, и, действительно, как чистые аэробы с чистым кислородным дыханием без следа ферментации. Однако, если в течение роста кислородное воздействие сильно снижается и кислородное дыхание частично ингибируется, чисто аэробный метаболизм мышиных эмбриональных клеток количественно заменяется за 48 часов в ходе двух клеточных делений на характеристику метаболизма ферментирующих раковых клеток.

Если потом перенести такие клетки, в которых во время их роста под влиянием уменьшения кислородного воздействия создается метаболизм раковых клеток, обратно в условия высокого кислородного воздействия и позволить клеткам расти дальше, раковый метаболизм остается. Трансформация эмбрионального метаболизма клеток в раковый метаболизм клеток может, следовательно, быть необратимой, и важный результат, поскольку происхождение раковых клеток из нормальных клеток тела является необратимым процессом. Это в равной степени важно, что эти клетки тела, метаболизм которых, таким образом, был трансформирован в раковый метаболизм, продолжают расти в пробирке как факультативные анаэробы. Продолжительность наших экспериментов все еще слишком ограничена, чтобы получить результаты тестов инокуляции таких клеток обратно в мышей, но, согласно всем прошлым показаниям, такие клетки позже растут как анаэробы после трансплантации в животных.

В любом случае, эти эксперименты относятся к наиболее важным экспериментам в области исследований рака с момента открытия ферментации опухолей. Раковый метаболизм, измеряемый так много тысяч раз, теперь индуцируется искусственно в клетках тела с помощью простейшей возможной экспериментальной процедуры, и с этим искуственно индуцированным раковым метаболизмом клетки тела делятся и растут, как анаэробы в пробиркe*.

*Эксперименты были немедленно повторены, когда они были опубликованы, конечно, без подтверждения. Для образца смотри Th. Goodfriend, D. M. Sokol and N. O. Kaplan, J. molecular Biol. 15, 18, 1966.

В последние месяцы мы далее развивали наши экспериментальные механизмы, так что мы можем измерять манометрически кислородное дыхание и ферментацию растущих эмбриональных клеток мыши во время трансформации метаболизма. Мы обнаружили, что 35 процентов ингибирования кислородного дыхания достаточно, чтобы вызывать такую трансформацию во время роста клеток**. Кислородное воздействие, которое ингибирует 35 процентов дыхания, может образовываться в конце капилляров крови в живых животных, так что появляется вероятность, что рак может быть результатом, когда слишком низкое кислородной воздействие образуется во время роста клеток в теле животного.

**Эти эксперименты показывают, как и кривая of Dean Burk and Mark Woods, что более верно обозначать опухолевые клетки "частичными анаэробами", а не "факультативными анаэробами". Клетка тела трансформируется в опухолевую клетку, если только часть дыхания заменяется на ферментацию.

Индукция раковых образований твердыми материалами, инъецированными в животных, является еще одним экспериментальным свидетельством этой возможности. Если имплантировать диски твердых веществ под кожу крыс, диски в скором времени будут окружены капсулами живой ткани, которые будут питаться кровеносными сосудами гиподермы. Саркомы очень часто развиваются в этих капсулах. Не имеет значения, если эти твердые диски являются химическими пластиками, золотом или слоновой костью и т.д. То что производит рак, не имеет химической природы твердых дисков, а особый король кровяного питания, поставляемый в ткань, инкапсулирующую диски. Это кровяное обеспечение меняется c местом и с достаточностью внутри данного животного, и вызывает рак от низкого кислородного воздействия в инкапсилирующем диске.