Джордж Сондерс "Линкольн в бардо"

Сразу оговорюсь: я не буду рассуждать на тему того, заслуженно или нет книга получила Букеровскую премию. Оставим это специально обученным людям. Я здесь как читатель.

С первых страниц книга «Линкольн в бардо» напомнила мне пьесу Сартра «За закрытыми дверями». Роднит эти произведения, как мне показалось, общая тема жизни после смерти, да и форма повествования в «Линкольне» напомнила мне пьесу, в которой действующее лицо указывается после реплики. Но это только на первый взгляд.

После более детального знакомства с книгой Сондерса я понял, что его форма – это не инверсия пьесы, а, скорее, «литературное лоскутное одеяло», состоящее из двух крупных кусков: реально-исторического, сшитого из фраз биографических книг и мемуаров, и вымышленно-фантезийного, сотканного из оборванных рассказов обитателей того самого пограничного состояния между жизнь и смертью.

И эта форма оказалась для меня слишком прогрессивна, из-за чего весь процесс чтения был усложнен. С первого раза я понимал только эти самые «лоскуты», но не всю картину целиком, из-за чего постоянно приходилось возвращаться к ранее прочитанному, по несколько раз перечитывать одни и те же моменты и пытаться увязать их с общей конвой повествования. И, если честно, я не уверен, что мне до конца удалось это сделать.

Но что мне удалось обнаружить и за чем было очень интересно наблюдать: при отсутствии динамики как таковой в сюжете Сондерс вшил эту самую динамику в описание. Даже рассказ о внешности Линкольна у него – не просто картинка, это – изменение мнения, это – трансформация отношения к этой самой внешности: от неприятия черт лица до полной влюбленности в каждый изъян внешности бывшего президента.

Как по мне, эта книга не может оставить равнодушным: ты либо проникнешься ею, как замысловатым артхаусом, либо же возненавидишь и забросишь на дальнюю полку после первых же страниц. Я пока не определился, на какой стороне я сам (хоть и дочитал до конца).