Колумбия пытается справиться с наплывом венесуэльских мигрантов.

The Atlantic / DYLAN BADDOUR / 30 апреля 2019 года.

Колумбия, установив палатки для мигрантов, пересекающих границу, молчаливо признала, что венесуэльцы, спасающиеся от кризиса, могут оставаться на её территории.

Венесуэльские мигранты спят на импровизированных кроватях на улицах Майкао, Колумбия.
(JAIME SALDARRIAGA / AP)
Венесуэльские мигранты спят на импровизированных кроватях на улицах Майкао, Колумбия.
(JAIME SALDARRIAGA / AP)

МАЙКАО, Колумбия - аккуратные ряды палаток агентства ООН по делам беженцев, всего 60, хлопают на ветру на клочке пустой земли недалеко от границы Колумбии с Венесуэлой. Рядом строительная бригада разравнивает землю, чтобы увеличить площадь палаточного городка ещё втрое.

Это именно то что, по словам Колумбии, никогда не произойдет.

По мере углубления экономического и политического кризиса в Венесуэле поток венесуэльских мигрантов, стекающихся в Колумбию, неуклонно растет. Официальные лица Колумбии на протяжении всего периода пытались интегрировать вновь прибывших в Колумбийскую экономику, а не тратить средства на полевые кухни и временные убежища. Они надеялись избежать проблем с ростом преступности и иммигрантских гетто.

Но поскольку первые ряды палаток ООН были поставлены вблизи границы, а ситуация в Венесуэле не проявляет никаких признаков урегулирования, усилия Колумбии, похваленные экспертами и работниками по оказанию помощи, выглядят как гонка со временем, и лагеря беженцев пока остаются единственным вариантом для размещения вновь прибывших. По сути, эта страна стремиться опередить каскадный коллапс Венесуэлы.

Майкао (Колумбия), который расположен у границы Колумбии с Венесуэлой, раньше имел репутацию торгового города, предлагающего всевозможные товары "туристам" из Маракайбо (Венесуэла) - города с 1,7 млн. человек, который находится в нескольких минутах езды и является центром нефтяного сектора Венесуэлы. Как и другие колумбийские города, он когда-то процветал за счет венесуэльцев, которые не так давно были самыми богатыми людьми континента. По выходным улицы здесь кишели венесуэльскими семьями, приехавшими на внедорожниках с кондиционерами.

Сегодня этих богатых посетителей заменили обездоленные мигранты, а улицы Майкао заполнились ларьками, в которых продаются более простые товары, от медикаментов и средств гигиены до продуктов питания и предметов домашнего обихода. Мелкие торговцы - как местные, так и венесуэльцы - ходят по тротуарам, отчаянно пытаясь продать пластиковые ведра, мочалки или даже недавно убитых кроликов. Почти на каждом углу предлагают пакетики снеков (чипсы, кукурузные палочки и прочее.) и стаканчики сладкого кофе. Самые бедные продают конфеты или сигареты поштучно, а те, у кого нет денег, просто просят мелочь или еду. Аналогичная ситуация сложилась по всей тысячемильной границе между двумя странами, но в Майкао всё это выглядит наиболее драматично.

Условия здесь стали настолько плохими, что в январе местные и национальные власти были, наконец, вынуждены сделать шаг, которого они надеялись избежать: они попросили Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев установить палатки на 10 акрах бесплодной пустыни на окраине города. В марте агентство ООН открыло то, что оно назвало “центром временной заботы” - объект стоимостью 1,7 миллиона долларов с 60 семейными (family-size) палатками для размещения 350 человек, которые могут оставаться там в течение шести недель, за которые они должны найти работу, накопить деньги на аренду жилья или найти другое место для проживания. "Такие центры, - сказал мне Джозеф Меркс, глава агентства ООН по делам беженцев в Колумбии, - должны стать последним прибежищем" ("should be a last resort").

Здесь мало рабочих мест, и многие венесуэльцы, вероятно, вернутся на улицы, когда истечёт срок их пребывания в лагере. Гуманитарная помощь, включающая лагеря и кухни, может забрать с улиц несколько сотен людей и остановить голод, но остаётся без ответа надвигающийся долгосрочный вопрос о том, как эти районы будут интегрировать всех этих новых жителей. Прирост населения в Майкао, например, только за последние шесть месяцев, стал эквивалентен десятилетнему темпу роста населения из-за миграции из Венесуэлы, - сказал мне Алдемиро Холес, городской секретарь. С прошлого лета число венесуэльцев в этом городе выросло в четыре раза, по оценкам, до 60 000 человек. Многие вряд ли когда-нибудь вернутся домой.

Колумбия стремилась предотвратить эту проблему, разрешив венесуэльцам свободно въезжать и выезжать в пределах определенной пограничной зоны, и предоставила более полумиллиону из них право на труд; всем иностранным детям также разрешено регистрироваться в колумбийских начальных школах. В этом месяце она пошел дальше, объявив о выделении 240 миллионов долларов на поддержку экономики пограничной зоны: Богота предлагает специальные налоговые льготы в районах вблизи границы, а также дешевые кредиты, чтобы поощрить местных бизнесменов нанимать венесуэльских работников. Местные больницы получают больше денег, также были утверждены планы по строительству или улучшению дорог, акведуков и парков. Правительство даже финансирует общественный оркестр.

"Самое худшее, что может случиться, - это то, что мигранты придут в города полные нищеты и безработицы", - сказал мне Фелипе Муньос, назначенный президентом Колумбии пограничный менеджер, ответственный за реализацию плана. "Поэтому нужно дать региону экономическую инъекцию."

Это - амбициозная попытка справиться с кризисом. Дени Бахар, венесуэльский экономист из Брукингского института, аналитического центра в Вашингтоне, округ Колумбия, сказал мне, что массовая миграция может снизить заработную плату, потому что она нарушает соотношение доступных работников к доступным деньгам для оплаты их труда. Вводя бесплатные кредиты и государственные расходы, “они возвращают это соотношение в равновесие. Это очень умно” - сказал он.

Если план будет выполнен надлежащим образом, то он может использовать экономические возможности, открывающиеся в результате массовой миграции, и в результате этого экономика многострадального пограничного региона окажется в лучшем положении. Но постоянно растущий поток прибывающих не оставляет Колумбии иного выбора, кроме как поставить палатки и начать размещать отчаявшееся перемещенное население. Бессрочные лагеря означали бы истощение ресурсов и огромные обязательства без определенной даты окончания. Бахар предупредил, что масштабы венесуэльской миграции могут превзойти масштабы исхода из Сирии. В Венесуэле условия только ухудшаются, и тысячи людей бегут каждый день, и мало что говорит о том, что он может ошибаться.

Давление растет: за границей в Маракайбо условия продолжают ухудшаться. The "Wall Street Journal" назвал Маракайбо Венесуэлы "символом городской антиутопии” и "лицом национального кризиса" в своём отчёте на прошлой неделе, в котором подробно описана ежедневная борьба за еду и питьевую воду.

Венесуэльцы, проживающие в лагере под Майкао, такие как 38-летняя Лизет Динарес, не питают особых надежд для своей страны. Динарес вместе со своим 13-летним сыном покинула Маракайбо в декабре, но с тех пор, как они приехали сюда, ситуация дома только ухудшилась, особенно с серией крупных отключений электроэнергии в прошлом месяце, и она потеряла контакт со своими братьями, сестрами и кузенами, которые все еще живут в Маракайбо.

"Я не представляю, что они едят", - сказала она мне, думая о своей семье. "Но как только есть будет нечего, я уверена, что они придут сюда".

Источник: The Atlantic

Не, ну может это провокация американских империалистов. Я там не был, я просто перевёл статью. Хотя, вспоминая прошлое, покупал я сигареты поштучно, пока это дело не запретили.