Чудо на Неве

10.02.2018

В свете недавно прошедшего дня Гражданской авиации хотелось бы вспомнить эпизод, достойный того, чтобы навсегда войти в анналы отечественной авиации, но сейчас практически забытый. Речь пойдет о посадке на Неву пассажирского самолета Ту-124 рейса Таллин – Москва 21 августа 1963 года.

В тот день Ту-124 взял на борт 44 человека и 7 членов экипажа, командиром был Виктор Мостовой, вторым пилотом был Василий Чечнев. Это были опытные летчики, Чечнев до пассажирских самолетов и вовсе служил в морской авиации. Около 9 часов утра 21 августа самолет взял курс на Москву. Сразу после вылета на полосе обнаружили детали носовой стойки шасси, о чем и было доложено начальству. Пока в Таллине разбирались от экипажа самолета поступило сообщение – носовая стойка шасси повреждена, она убралась только наполовину. Это значило, что нормальная посадка невозможна. Экипаж принял решение сажать самолет на брюхо. Но перед ним встала новая проблема: пока принимали решение, Таллин окутало туманом. Мостовой получил приказ лететь в Ленинград, где он бы попытался сесть.

По инструкции, самолет перед аварийной посадкой должен был выработать все топливо, поэтому «тушка» начала наворачивать круги прямо над Ленинградом. В этот момент бортмеханику пришла в голову идея пробить в фюзеляже отверстие и ломом попытаться выпрямить стойку шасси. Самолет продолжал нарезать круги над городом, казалось стойка вот-вот встанет на место. В конце 7 круга экипажу отдали приказ о посадке. Командир, посмотрев на топливо, увидел, что у него его ровно на один круг и принял решение делать 8 круг в надежде на то, что стойку все-таки выпрямят.

Самолету оставалось около 20 км до аэродрома, когда встал первый двигатель. Это расстояние они уже не могли преодолеть, Мостовому разрешили лететь напрямик к аэродрому прямо через центр города. Приборы показывают, что осталось 200л топлива, этого должно хватить…

Но когда самолет пролетал над Смольным, встал второй двигатель. Самолет застыл на высоте 500м посреди города-миллионника. Экипаж принял отчаянное решение – садится на Неву, благо кораблей было не видно. Виктор Мостовой, понимая, что его второй пилот имеет опыт посадки на воду, а сам он нет отдает управление ему. Они пролетели в нескольких метрах от моста Александра Невского и остановились примерно в 50 метрах перед Финляндским мостом. От остановки второго двигателя до приводнения прошло 14 секунд…

Буксир, по случайности оказавшийся рядом, оттянул самолет к берегу, где пассажиров эвакуировали и доставили в Москву. Ни один из них не пострадал.

После случившегося чуда неизбежно встал вопрос о причинах аварии. КГБ немедленно засекретил произошедшее, с места события удалили всех очевидцев. Собранная комиссия склонна была верить данным КБ Туполева, которое валило все на экипаж и доказывая, что никакой ошибки с датчиками топлива быть не могло, хотя летчики утверждали, что перед остановкой второго двигателя приборы показывали 200 литров. Погрешность датчиков в 60-х годах было распространенным явлением, особенно если принять во внимание, что серийное производство Ту-124 началось за год до аварии, т.е. самолет был новым.

Однозначных данных о неисправности самолета нет и до сих пор. По итогам разбирательств приняли решение не наказывать экипаж, но и не награждать официально. Хотя, например, от Аэрофлота летчики получили квартиры. Оба пилота пролетали до конца 80-х годов.

Чудо на Неве остается одной из немногих успешных посадок пассажирских самолетов на воду, а условия, в которых это выполнялись, можно и вовсе назвать беспримерными. На ум неизбежно приходит Чудо на Гудзоне, когда Ч. Салленберг посадил Боинг на Гудзонов залив. Но там у командира было 3 минуты против 14 секунд у Мостового на решение и гораздо более совершенный самолет, что в купе с его мастерством обеспечило успех. Об этом событии сейчас вспоминают очень часто, в то время как посадку Ту-124 на Неву 21 августа 1963 года забыли. А зря.