УБИЙСТВО В БЛОКЧЕЙН. ПЕРВАЯ СЕРИЯ

2 March 2018

Убийца Netflix получил ориентировки

Почему Bond Film Platform не скрывает своего преступного будущего?

Чтобы узнать детали покушения на стримингового гиганта Netflix, be2bit встретился с ключевой фигурой Bond Film Platform и поговорил о кровеносной системе бескровной революции в области производства телеконтента

Bond vs Netflix / s01e01 / Лицензия на убийство (1989)

Титры:

ПРОЕКТ: Bond Film Platform
CLASS: Децентрализованная площадка для вещания, меняющая существующие схемы инвестиций в телевизионный контент и систему распределения прибыли между участниками и производителями
ТОКЕН: BFP (Bond Film Platform)
PRE-ICO: Апрель 2018
НАЧАЛЬНАЯ ЦЕНА ТОКЕНА BFP: $0.10
ЦЕЛИ: Уберизация (от англ. «uber» - сверх-, крайне) телепроизводства. Отказ от вертикальной системы управления. Атомизация и распыление центрального узла принятия решений относительно производства и программирования видеоконтента. Впервые в истории - возможность платить создателям не по остаточному принципу, а в десятки и сотни раз больше нынешнего уровня.
ИНСТРУМЕНТЫ: Инвестиции в один клик (система лайков). Фан-базы. Токен BFP. Смарт-контракты.
КРЕДО УБИЙЦЫ: Прозрачно. Честно. Без вариантов.

Bond vs Netflix / Убийца внутри меня (2010)

Pre-ICO кампания токена BFP (Bond Film Platform), стартующая в апреле, развивается в логике перевернутого детектива. На языке киношников - «howcatchem» (как взять их за жабры?) - когда убийца известен заранее и вся интрига в том, смогут ли его посадить и какие улики сыграют в этом решающую роль. Против Netflix со 110 млн подписчиками и доходностью в $11 млрд за 2017 год Bond Film Platform играет в открытую, ни одной улики не скрывает, потому что состава преступления пока нет, а лицо вообще блокчейном.

Впрочем, уже известно, кто именно нажмёт на курок Walther PPK/S, столь любимого другим Bond’ом. Джеймсом. И им точно будет не садовник.

Им будет писатель, документалист, член Американской телевизионной академии, номинант на «Оскар» и «Эмми», криптоинвестор и генеральный продюсер Bond Film Дэн Толмор (Den Tolmor). Человек между двух континентов, между Старым и Новым Светом. Эта игра света во многом стала определяющим маркером его бизнеса. Его Bond Film Platform может сделать с теледевелопментом то же, что малыш Uber сделал с традиционным такси. Убить. А потом возродить. В общем, только хардкор! Только хайп! Только революция!

Американец русского происхождения Дэн Толмор (Дмитрий Тульчинский) производит телеконтент больше четверти века. Последние годы - в тесной связке с Netflix. Его фильм Cries from Syria (2017) с участием Helen Mirren - участник официальной программы Sundance Film Festival, картину крутит канал HBO - еще один гигант, а за работу над лентой Толмор номинирован на престижную премию Гильдии американских продюсеров в категории Выдающийся продюсер широкоэкранного документального кино.

Иными словами, мужчина, несущий в «ящик» блокчейн освобождение одним и смертельный яд децентрализации другим, - выходец из своих. Плоть от плоти. В отделе homicide его назвали бы «ближайшим окружением» жертвы, в котором, по статистике, американцы находят убийцу в 55 случаях из 100.

Эта близость Толмора только подстёгивает:

«И Netflix, и Amazon возглавляют приятные и, в целом, замечательные люди. Но свои вертикальные империи они выстроили в доблокчейн эпоху, - говорит Толмор. - Не выпусти условный Накамото на волю свою вирулентную бактерию, эта жирная иерархия сохранилась бы. Но всё меняется. Миллиарды фиатной прибыли уже мало что значат. Крохотный Uber разрушил традиционный институт такси одним фактом своего рождения. Сейчас не понятно, кто перед тобой - Зевс или полудурок? Мощнейший Бутерин облачен в субтильную призрачную оболочку. Однако есть в мире константы, которые существуют вне зависимости от того, описаны они или нет. Гравитация существовала всегда - и ей всё равно, включил её в теорию относительности Эйнштейн или засмотрелся на Милеву Марич и тупо забыл это сделать».

Дэн перечисляет звенья цепи, которая если и является грёбаной, то для трех десятков глав корпораций. Точно не для миллионов потребителей и тысяч производителей контента. Это:

• Уберизация (отказ от посредника, отказ от центра, оптимизация структуры),
• Многополярность (потребители сами определяют, что они хотят смотреть),
• Токенизация (все расчеты внутри системы проводятся криптовалютой BFP),
• Децентрализованная система распределенных баз данных - в качестве базиса.

Обратного хода UBERэволюция просто не знает. Толмор продолжает:

«Зато есть горизонт событий, радиус, попав в который, обратно уже не выбраться. Вы слышали, чтобы кто-то пришил себе обратно хвостик к последнему позвонку? Зачем? Бессмысленный атавизм. Режиссер Барри Левинсон напомнил нам, что вовремя не ампутированный, хвост со временем начинает вилять собакой. Корпорации - атавизм. Netflix - хвост, который отсекается практически безболезненно. Так получилось, что сейчас это готов сделать Bond Film Platform. Но мог бы другой, не важно. Netflix будет убит системно - это главное. Ничего личного».

Нам казалось, что в конце монолога Толмор должен воскликнуть: «Грядут перемены! Грядет Uberflix!». Но мы продолжили стоять в суровой пробке на Ленинградке. Наш собеседник возвращался в Сан Франциско, где у Bond Film Platform штаб-квартира. Надо ли говорить, какое именно такси нас приближает к Шереметьево?

Конечно, Uber.

____________________________________________________________________________________________________________

Продолжение