Уверенность в себе, или как договориться с военкомом в неприемный день

19 June 2018

Андрей Мухин, менеджер. Участник тренинга "Победители: психология влияния и харизмы"

"Сказал бы мне кто до тренинга, что я не это способен, я бы не поверил! Этот подвиг был совершен в военкомате, куда я пришел получать справку о своем военном статусе для ОВИРа. Как оказалось, день был не приемный. Это было в объявлении на двери, но я обычно их не читаю. Меня пустила внутрь уборщица, и я пошел искать, к кому мне обратиться за помощью. По дороге мне кто-то из сотрудников указал на кабинет начальника военкомата, и я зашел туда. 

Начальника военкомата я застал чистящим щеткой обувь, и он, не разгибаясь и даже не поднимая головы резко и недовольно буркает мне:

- Зачем пришел?

Интонации у него были, как будто он мне говорил: чего ты тут приперся, дебил, от дела людей отрываешь? Да, думаю, гражданин, армия не прошла для тебя даром. Делаю паузу, игнорирую его вопрос и прошу его представиться. Он, слегка опешив, разгибается и недоуменно представляется:

- Военком Матвеев...

Я, спокойно глядя в глаза, представляюсь и размеренно объясняю ему, что мне нужна справка для ОВИРА, и я хотел бы узнать, кто мне может ее предоставить. Он приходит в себя и начинает длинную тираду, с элементами нецензурной лексики, главный смысл которой, что, мол, какие мудаки молодежь, ни хрена не знают, ходят, козлы, когда захотят, работать мешают и т.п. Я держу этот поток агрессии с нулевой реакцией и через некоторое время прерываю его вопросом:

- Вы всегда хамите посетителям или только мне повезло…?

Военком замолк. Я начал в режиме описания происходящего и официальным лексиконом, как учили, делать ему репортаж о том, что сложившаяся ситуация заставляет меня думать, что руководство военного комиссариата некомпетентно в обращении с людьми, что он ведет себя оскорбительно, неоправданно переходит на "ты". Далее продолжаю, что он ведет себя некорректно, допускает неуставные словосочетания, что бросает тень на все военное подразделение, которую представляет и вынуждает меня задуматься об обращении к руководителям из Министерства Обороны и т.п.

Короче, прямо, как мы изучали на тренинге, с описанием того, что я испытываю и так далее. Все это было сказано достаточно жестким и официальным тоном, сопровождалось твердым взором и тяжелым психологическим весом. Интересней всего, что полковник, который привык считать призывников (и, видимо, всю молодежь) грязью и сопляками, во время моего монолога потихоньку выпрямлялся во фронт и к концу речи уже стоял передо мной по стойке "смирно".

При этом, так как я ростом выше, и мы стояли почти рядом, он еще и смотрел на меня снизу вверх, что усиливало эффект психологического давления. После этого он мне уже корректным и официальным тоном сказал, что он такими вопросами не занимается, нашел сотрудницу, которая все-таки занимается, попросил ее мне помочь - и очень вежливо со мной попрощался.

Уж не знаю, что он подумал, наверное, что я сын министра обороны, не меньше.

Уже через 20 минут я покинул военкомат (в неприемный день!) с нужной справкой. Спасибо Дмитрию за тренинг!