Неудачная рыбалка

8 September 2019

Дорога

Выглянул в окно, посмотрел на улицу с ее машинами, светофорами, людьми, вывесками вернулся к ноутбуку. Строчки кода, переписка в чатах с заказчиками, коллегами. Надоело все!

Эх, а где-то там далеко бегут ручьи моего детства, в которых водится форель, хариус. Красноватая вода прозрачна и чиста, сосны, свежий воздух, счастье. И свобода! Да свобода. От чего? Не могу понять, но кажется она именно там, на тех тропинках и лесных дорогах, где-то там в тени тех деревьев.

А не рвануть бы мне туда дня на два, три. Ведь, думаю, ничего не случится за это время. Сегодня четверг, предупрежу всех и поеду. Собираюсь десять лет вот так один рвануть, чтобы идти только туда, куда хочу, останавливаться там, где я хочу! Кажется и невозможно сделать такую простую вещь — семья, тысяча обязательств по работе. Но ведь всего три дня.

И я это сделал — просто сидя за компьютером, купил несколько билетов, позвонил по паре номеров. Взял немного вещей, сложил в рюкзак, спиннинг в руку и поехал. Оказалось, все возможно

Путь в любую точку, как это часто бывает в нашей большой стране, лежит через Москву. Столица гипнотизирует своим ритмом, вот и я уже почти бегу с потоком людей, хотя до поезда еще четыре часа и спешить мне некуда.

Выехав в обед, только в три часа ночи я оказался в 70 километрах от места, которое хотел посетить. Добирался туда на такси и слушал вопросы, на которые у меня не было ответа: «И ты туда едешь всего на один день из Смоленска? И зачем тебе это?»

Почти рассвет
Почти рассвет

Животные

Пол пятого утра. До деревни, в которой я жил, всего 6 км по асфальтной дороге. Солнце еще не взошло, но сумерки начали рассеиваться. Попрощавшись с таксистом до 8 вечера, отправился в туман.

Чистый воздух все хорошо, но что-то не так — очень напряжен. Поля вокруг заросли уже неплохим лесом, который подходит вплотную к дороге. В детстве такого не было. Увидев в тумане на дороге трех оленей, я потопал тяжелыми армейскими ботами по асфальту и они лениво скрылись в зарослях травы. Дошел до небольшой деревни — всего несколько жилых домов и страшные чучела на огородах, но стало намного спокойнее, чем там на дороге.

Чучело
Чучело

По деревеньке протекает ручей, в котором всегда ловилась рыба, но клевое место оказалось завалено деревьями, которые упали, видимо, во время недавнего наводнения. Снасть не забросить

Еще один километр и я, наконец, в деревне, в которой жил 20 лет назад. Большая часть домов заброшена. Ощущение запустения не исправляют несколько ухоженных домиков в центре. Может это, конечно, раннее утро и все просто спят. Проходя деревню, я вспоминал людей которые жили в теперь заброшенных домах. Из доброй сотни домов теперь не наберется и двух десятков жилых, а в половину из них, судя по признакам, приезжают дачники только на лето.

Идя к речке, которая была целью моего путешествия, зашел на озеро. Там рыбачили дед с внуком, поздоровавшись с незнакомыми людьми, сделав пару фото в тумане, пошел дальше.

Лесное озеро
Лесное озеро

Вот и речка — берега густо заросли деревьями, кругом завалы. Абсолютно дико, все не так, как представлялось. Немного покидав блесну, попытался подниматься вверх по течению. Но без высоких сапог идти по руслу было невозможно, а по берегу очень сложно, учитывая количество кустов и завалов. Поменял тактику — стал выходить на дорогу, вдоль которой петляла река, проходил по ней несколько сотен метров и спускался к берегу, где это было делать проще.

Одно место мне очень понравилось — шумели порожки. Решил половить выше и ниже их. Подойдя к берегу, увидел удобную вытоптанную площадку, что было редкостью в этих местах. Положил рюкзак, достал репеллент, так как насекомые уже одолели, я услышал хруст в кустах подходящих вплотную к воде. Глянув туда, увидел крадущуюся собаку и, вроде как, ни одну, на фоне еще какое-то движение. Это, наверное, полудикие собаки, о которых я читал перед поездкой.

Громко крикнул. Кусты пришли в движение, и вдруг пришло резкое понимание, что мокрое животное в двух метрах от меня слишком мохнатое для собаки, слишком бурое, и слишком у него круглая морда — это медвежонок!

В подтверждение моих слов, услышал негромкий глухой грудной рык мамаши. Стоя как вкопанный, слушая звук ломающихся веток все дальше от меня, я думал: «Убежала медведица вместе с медвежатами, или она стоит в этих кустах и смотрит на меня, готовая разобраться с наглым человеком, который нарушил их мирное купание в реке да еще и крикнул?»

Подняв рюкзак с земли, вышел на дорогу. В этот момент меня пугали любые шорохи, кусты, камни. Рыбак из меня был теперь неважный. Пошел в свою деревню, стараясь громко топать ботами и почаще хлопать в ладоши. Тем не менее, еще встретил на дороге бобра, который не спешил скрываться от меня и сворачивать с дороги, даже не пугаясь издаваемого мною шума.

Озеро
Озеро

Люди

Погуляв по деревне, сел на остановке. Рядом со мной остановился отдохнуть мужчина, спросил откуда иду, куда и зачем. Разговорившись, он мне рассказал, что идет домой с шабашки копал кому-то канаву, а сам живет в 7 километрах отсюда в еще более глухой деревне, где всего три жителя, что у него больная нога и поэтому идет он очень долго эти расстояния, а на велосипеде ему нельзя.

К нам присоединился еще один прохожий. Узнав, что я приехал сюда из Смоленска половить рыбу, у этого мужчины загорелись глаза: «У меня сын — рыбак. С 20 метров блесной в ведро попадал. Пойдет на рыбалку, 30 форелей принесет. Все эти речки знал, как свои пять пальцев, а ловил только спиннингом на блесну. Принесет рыбу, я выйду на дорогу — только увидят городские, которые мимо проезжают, спросят цену. За 100 рублей с руками отрывают. Правда, я хитрил. Если с икрой была, то икру выдавливал» .

Тут я уловил окончания, что про сына он в прошедшем времени рассказывал. Спросил — сын его погиб, сбили на одной из здешних узких разбитых дорог.

Он продолжал: «Это младший мой, 25 лет. Есть старшие от первого брака, где-то в Прибалтике живут, общаться, наверное, не хотят. Писал им письмо, но не ответили, а может адрес поменяли. Один живу и смысла в жизни нет, раньше хоть сын был, а теперь все... дом продал хотя, как продал, ну ты понял. Переписал просто, так умру, пусть живут, а то все равно пропадет. Ну тебе надо поймать пару рыбок, иди вон туда (рассказал про то место, которое теперь завалено деревьями) мой сын всегда там рыбу ловил, без улова не возвращался».

Так мы и разошлись, мне хотелось пить, так как вода на этой жаре быстро закончилось. Проходя мимо молодой женщины с коляской, спросил можно ли пить из колонок воду. Она сказала, что безопасней из ручья, а еще лучше дойти до деревни в 6 км отсюда и купить в магазине (в этой деревне у меня была назначена встреча с таксистом).

Спустившись к ручью, бегущему по деревне, набрал в кружку воды, но пить ее совершенно не хотелось. После недавних дождей вода была мутной и на дне кружки было много мусора. Решил пойти в деревню с магазином, хотя до назначенного времени отъезда было еще далеко. Заходя в этот населенный пункт, встретил двух мужчин и женщину. Судя по внешнему виду — любителей выпить горячительные напитки. Они у меня попросили 10 рублей. Обычно не даю таким деньги, зная на что они уходят, но тут почему-то сделал исключение. Зайдя в магазин, купил воды, приятно удивился, что даже в этих глухих местах можно расплатится c телефона.

Выйдя из магазина, напился воды. Меня догнала довольная троица, замеченная ранее, уже с бутылкой. Кричат: "Пойдемте с нами, мы вам покажем, где можно можно посидеть в тени, отдохнуть». Я не отказался. Присели под деревом на каких-то импровизированных лавках из старых досок. Они немного мне рассказали о своей жизни: собирают грибы и ягоды, сдают, охотятся. Как мне показалось, вполне удовлетворены своей жизнью. Хотя жаловались, что работы тут нет. При мне они выпили две бутылки вина и стали у меня просить на еще одну.

Приметил двух женщин неподалеку, разговаривающих о строящемся храме. Из их разговора я понял, что бревна для него привезли разобрав часовню в одной маленькой деревне, в которой мы много лет назад пасли коров. Под благовидным предлогом свалил к ним, от компании настойчиво требовавшей от меня стать спонсором их возлияний.  

Расспросил женщин про часовню и деревню, ведь и двадцать лет назад ее население состояло из двух бабушек да дачников. Оказалось, что в этой деревне жила монахиня Варвара, которая умерла год назад. А бревна ее часовни решили перевести сюда и собрать из них новый храм.

К нам подошел мужчина попросил помочь ему с электронными часами. Я помог,  а он поделился историей о предательстве: « Я жил в Латвии еще при СССР, работал на военном объекте, жена моя работала в прокуратуре, мы с ней поругались и я три дня с ней не жил. И тут вызывает меня к себе командир и говорит, что на меня поступил донос и показывает тетрадь половина которой исписана. В ней подробный рассказ, о том что я государственные секреты всем выдаю.

И спрашивает меня, что ты можешь сказать по этому поводу? А я ему ничего кроме того, что не виновен, но кто мне поверит. Командир вызвал в кабинет мою жену. Она заходит, плюет мне в лицо и говорит: "Изменщик Родины!"  Начальник ей: "Он еще не осужден, а значит невиновен!" - и выпроводил жену. А мне говорит: "И у вас двое общих детей? Тебе нужно помириться с ней и прожить 30 дней, чтоб я мог закрыть это дело. А потом тебе нужно сделать так, чтобы и след твой простыл, а она не знала где ты. Я прожил с ней ровно 30 дней, а на 31-й в одной рубашке ушел на работу и больше не вернулся. И вот живу теперь здесь уже тридцать лет и она меня ни разу с тех пор не видела, она все поняла... »

Все разошлись, а я остался сидеть на лавке у порога строящегося храма ожидая такси.