Шоха на газу...

Очередное утро, с типичным запахом бензина и пердежа не сулило ничего хорошего. Толпа прыщавых школьников пыталась протиснуться через металлоискатель. Кто-то пукнул в толпе, но определить кто именно было невозможно.

Тоша был из тех школьников, которые остаются на второй год не по разу, поэтому в свои 19 лет он был в девятом классе. Это происходило не по тому, что он был туп, а потому, что его отвлекали другие вещи, а именно автомобили. Он жил двойной жизнью: с одной стороны днем он учился, а с другой — вечером гонял на свой тонированной «копейке», так как на более продвинутое авто, денег у него не было.

— Стой, оборванное ЧМО! — рявкнул охранник.

— А…а что случилось? — поинтересовался Тоша.

— Ты помимо того, что туп, ещё слеп и глух? Не видишь, детектор показывает, что при тебе, козел, запрещенные предметы.

— Да нет ничего запрещенного.

— Открывай рюкзак, не дерзи.

Тоша открыл сумку и показал охраннику свой набор гаечных ключей.

— Ты даун, нет? Ещё раз придешь с этим в школу, пойдешь к директору.

— Понял, — буркнул Тоша и прошел на территорию школы.

— Как я понимаю, вы уроды, сегодня не готовы, — начал учитель, — поэтому всем «2» и начнем урок!

— Василий Петрович, можно выйти? — спросил Тоша.

— Нет, хочешь, ссы в штаны, у нас урок!

— Ну тогда я полью фикус на подоконнике, мне не в лом! — сказал Тоша, начиная расстегивать ширинку.

— Стой, ладно, подонок, можешь выйти! — закричал учитель, провожая Тошу взглядом.

Конечно, Тоша не хотел в туалет, этот его любимый предлог всегда срабатывал. Слушать тупых учителей с образованием слесаря желания не было. Он прошел по пустынному коридору и вышел на школьный двор, на котором тусовались двоечники и прогульщики. Проходя мимо «Хонды Цивик», рядом с которой стояла симпатичная штучка, он услышал писклявый голос.

— Крутая тачка да? Смотри не пёрни от завести, — сказала она и показала зубы со скобками.

— Ну ничего так, — ответил Тоша, смотря на её сиськи.

— Эй ты, педрила, это моя телка! — крикнул какой-то одинадцатиклассник с такими же скобками на зубах, в спортивном костюме, кроссовках и в шапке, задвинутой на макушку. С ним подошли ещё пять друзей схожей наружности. Тоша специально уронил сумку, правда она упала девушке на ногу. В руке у него остался ключ на 22…

— О! Ладно, педик, угомонись и в зубы не бей, у меня брекеты за тридцать штук зеленых.

Вся местная гопотня сбежалась на разборку.

— Давай Борька, накостыляй ему по костылям! — кричали в толпе.

Штучка со скобками, поправив чулки, выдала:

— Побереги брекеты Борь, сделай его на тачке, движок новый протестируешь. И вообще, кто победит, с тем и пересплю сегодня.

— А мое мнение хоть кто-нибудь спросит? — поинтересовался Антон.

— А твою не бритую морду никто не спрашивает! — не дал договорить Антону какой-то второгодник, — или ты думаешь, что вот этот кусочек хромированного куска китайского говна тебе дает право голоса, хмырь?

— Да я просто с утра тачку свою не заправлял, там только на обратную дорогу…

— Очень смешно, ведрам горючка не нужна! — и гопы раздались хохотом и завоняло водкой.

— Насрать, пошли гонять, пока ключ не проглотил, даже горючки на Вас уродов не жалко.

Гоп заскочил в свою «Хонду», завел, дал по газам на нейтралке и школьный двор накрыло дымом.

Тоша пошел к своей «копейке», открыл гаражный замок, который запирал дверь салона авто и уселся за руль.

Открыл сумку и достал из нее рычаг коробки передач и ввинтил на место. Подкачав бензина рычажком стал поворачивать ключ зажигания, правда это не привело к результату.

—Эй, ребя, толкните, а то движок отсырел видать! — крикнул он гопам и те, не желая лишиться предстоящего зрелища, подтолкнули машину, которая проехала пару метров и заглохла снова.

—Поц, у тебя бампер отвалился передний! — сказал один из гопников, что толкал машину.

— Да забудь, подтолкните лучше снова.

Только чмошные гопы подошли и облокотились на багажник, как Тоша дал по газам и оборванцы упали мордами в коровьи лепешки. Тоша с буксами двинул на старт, где его дожидался гоповской мажор на «Хонде».

— Ну что, чмо, долго я тебя ждать буду?

— Не бузи, я тебя ждал просто в другом месте, — отмазался Антон.

— Леха, выйди, дай старт! — крикнул гопяра другому быку.

— А чё сразу я? — отозвался тот.

— А за счё-чку? Говорю, ты, значит ты, давай старт! — настоял на своем водитель «Хонды», закрывая дверь «Ангельские крылья».

Леха вышел и встал спереди между автомобилями, засунул руку в штаны и со звуком разрыва ткани, выдернул залипшие, дурнопахнущие, пожелтевшие местами от длительной носки трусы. Замахнулся ими над головой, посмотрел на «Хонду», потом на «Копейку» и резко с криком «Старт!» махнул трусы вниз.

Автомобили забуксовали и обнесли грязью и окурками стоящих позади болельщиков. «Хонда» тут же оторвалась на два корпуса, а «копейка» застряла задним колесом в грязи на старте. Тоша высунул голову из окна, посмотрел на колесо и сматерился.

— Ну чего встали малолетки! Подтолкните! — крикнул он пятиклассникам, которые курили на перемене. Гопики подошли и стали толкать рухлядь. С пятой раскачки копейка выехала из вязкой слякоти. Антон утопил педаль газа и рванул вдогонку за «Хондой», которая уже скрылась за поворотом.

Водила «Хонды», упоенный тем, что он опередил на 250 метров произведение отечественного автопрома, оглянулся.

— Ты лучший! — сказала девушка, вдавленная от ускорения в пассажирское сидение.

Тоша потихоньку переключал рычаг и менял ноги на педалях со спокойствием индийской коровы, изредка позевывая. Уже через минуту его машина разогналась до предельной скорости, то есть до 75 км/ч.

Гопяра, пукая от напряжения, топил гашетку в пол. По лбу его тек потовый ручей, глаза бегали, ноги и руки, как в конвульсиях, дергались, переключали рычаги, жали педали и крутили руль.

— Да не гони ты так, все равно этот недоносок на своем сарае не догонит, — сказала подруга со скобками.

Гоп спросил газ и вытер пот со лба.

— Что-то и правда зря я волнуюсь! — выдохнул водитель.

В эту секунду копейка с Тошей вылетела из-за угла, от которой оторвался задний бампер. Он, крутясь в воздухе не долго, угадил в лобовое стекло «Хонды».

— Вот бомж, это стекло стоит бешеных денег! — заорал гопник.

Осколки стекла обдали лицо пассажирки, оцарапав милые черты лица.

Гоп переключил передачу и вдавил педаль акселератора.

Но видать в «копейке» остался только залежавшийся бензин и копоть из выхлопной трубы стала зловонней и гуще чем у завода. «Хонда» утонула в смоге. Гоп и подружка, кашляя, потеряли сознание и водила грузно упал на руль и нога утопила педаль газа. «Хонда» вылетела из дыма и залепила Тошиной тачке прямо в зад, после чего машины разлетелись в разные стороны.

Копейка, крутясь в воздухе, влетела в строящийся сруб. Пролетев насквозь, она свалилась на землю и продолжая крутиться, скакала по окрестностям. В это время «Хонда» сделав пару сальто, шлепнулась в болото, перепугав гусей и уток. Местная шпана и болельщики сбежались на аварию. Пожарная, скорая и менты подъехали не спеша и зевая. Сержант вылез из УАЗика, почесывая зад.

— Ну чё ёпт тут за шухер? — промямлил и сплюнул молодой милиционер, сдвинув фуражку на затылок.

— Шикарево! — крикнул Тоша, вылезая из искореженной копейки.

— Буль, Буль, Буль... — донеслось за спинами двух школьников, стоящих у берега.

— Этот переросток, тут устроил сумасшествие, носился на своем драндулете, пытался давить людей, вот и доездился! — сказал водитель бывшей «Хонды».

— Это все ложь, да это они на своей иномарке тут устроили ужас! — возник Тоша.

— А где же их «Хонда»? — спросил сержант.

— А в болоте утонула, давайте сходим посмотрим? — предложил Антон.

— Да, да, да, сходим, посмотрим, — ответил сержант, застегивая наручники, а потом саданул Тошу прикладом автомата. Тоша отрубился…

Глава 2

— Э, шапана, приходи в себя, незаконно рожденный! — слышал Тоша чей-то гоповатый голос в дали.

Он попытался открыть глаза, но картинка плыла перед ним и Антон вспомнил, как бухал в пятом классе.

— Эй, наркоман! — снова услышал голос и почувствовал удар по щеке.

Тоша встряхнул головой и увидел мента с фуражкой на затылке, с расстёгнутой рубашкой, пьющим кефир.

— Ну что, ЧМО, теперь поговорим?!

— Я знаю, что могу не свидетельствовать против себя! — воскликнул Тоша, округлив грудь и задрав нос, куда и прилетел десантный ботинок.

— Ты бы еще адвоката попросил! — ответил на умное высказывание мент, стирая кровь и сопли с бутсы.

— Я права свои знаю, Основы конституции РФ уже в третий раз изучаю…- ответил Тоша, поднимаясь с пола и утирая нос.

— Короче, сопля зеленая, уткнись и слушай. Мне на тебя наложить кучу, как и тем гоповитым мажорам — наркоманам, — мент указал пальцем на двух школьников, что утирали сопли, укутавшись в одеяло, — сейчас придет их батёк с адвокатом и откупит их, я бухну пива, а ты останешься здесь, в заднице с урками в СИзо. Так что выбирай, или быть целкой на зоне или катись из страны…

— То есть? — озадачился Тоша.

— То и есть, ты можешь погулять, пока суд да дело, а потом сядешь вычищать толчки языком или будешь попивать «Мартини» за бугром, — предложил мент, — у тебя десять суток, все равно тебя под расписку отпустят.

— Так я могу идти? — удивился Тоша.

— Свободен! Вали в дали несусветные! — прокричал мент вслед уходящему Тоше.

В самолете, куда не глянь были узкие глаза и желтые хари. Их глупые улыбки напрягали Тошу.

— Малядой члек, а када будя выпивка падать? — спросил с узкими глазами сосед, на жутко изломанном русском.

— Что, тут ещё и бухать дают?

— Сто? — не понял узкий глаз.

— Ладно, лететь долго?

— Осень долго, сясов двинаса.

— О, мать твою японскую, далеко Вы забрались…

Пассажиров попросили пристегнуть ремни безопасности и привести кресла в вертикальное положение. Боинг взлетел.

К общему сожалению, на маршруте Екатеринбург — Токио были воздушные кочки, ямы, провалы и обрывы…

— Прикольно тут у Вас! — воскликнул Тоша, выходя из заблеванного и засранного слабонервными пассажирами салона самолета.

Тоша шел по вылизанному полу рукава аэропорта, рассматривая все вокруг. В конце скопилась кучка узкоглазых японцев, тупо смотрящих на сломавшуюся автоматическую дверь. Её заклинило. Тоша разбежался, разрезал толпу и пнул в дверь…

Быстрым шагом, он удалился от зевак, которые пялились на раскуроченную дверь. Через минуту Антон попал в миллионную толпу узкоглазых. Пытаясь пролезть сквозь массу людей, он почувствовал, что кто-то пернул и в духоте и жаре, запах усилился втрое.

— Карлики сраные! Кто насрал?! — крикнул Тоша и его поддержало собственное эхо, но его никто не услышал.

Выбравшись на улицу, он оглядел парковку и отметил свободное такси.

— На…на…- Тоша достал бумажку и прочитал название улицы.

— На ТяньДжуСуПаньДо подбросишь?

— А, китайский квартал? — откликнулся водитель на английском.

— А? — озадачился Тоша, — какого фака ты там брякнул?

Последние два слова Тоша говорил, утопая в сидении от ускорения.

— Какой у тебя двигатель? — спросил Тоша на ломанном английском.

— Движок у мене на газу, тоснее на смеси пропана и закуси азота! — счастливо прокричал таксист, включая вторую скорость на 90 км/ч.

Тоша отмечал из окна авто толпы людей, которые подобно муравьям копошились по улицам и пытались унести говна больше своего веса.

— У Вас всегда так людно? — поинтересовался Антон.

— Сто? А, блюдо? Да, различные блюда из китайской и японской кухни! Я тут на днях двигатель прокачал, смотри, как обгоню того сраного велосипедиста, — сказал водитель такси и дал по газам.

Старушку обволокло выхлопным дымом и вонью газа. Она завиляла, потеряла равновесие и врезалась в столб.

— Old bitch! — крикнул япошка и засмеялся.

Они проехали по узким кварталам, завернули ещё в один уже предыдущего.

— Вываливай срандель свой, приехали! — прошипел японский водитель.

— А Вас вежливости в обращении с клиентами не учили? — спросил Тоша и скривил брови.

— С Вас 350 йен, ЦМО! — отозвался японский водитель.

— Прямо как дома, — сказал Тоша, выйдя из такси, что тут же тронулось и обдало его перегаром, грязью и щебенкой.

Тоша отряхнулся, после чего позвонил в дверь. Через пару минут её открыла голая японка и промолвила:

— Это ты горячий и дерзкий мохнатик из эскорта, а где же латекс?

— Какой ещё латекс? — недоумевал Тоша.

— Ой, простите, я перепутала!- девушка прикрылась и захлопнула дверь.

— Почему у всех шалав, такие отличные сиськи? — спросил Тоша сам себя и снова пнул в дверь.

Внутри послышались глухие звуки, шорох и шаги. Дверь снова открылась, проститутка вышла уже в накинутом халате, но обнаженное тело при желании можно было разглядеть.

— Удачи мой солдатик, береги свой пистолет! — сказала кому-то в квартире она и взглянула на Тошу, уходя шлепнула его по ягодицам.

За курицей вышел какой-то алкаш в полосатой майке-матроске.

— О, сын! — воскликнул он, — ты чего тут делаешь…то есть я хотел спросить что это ты сегодня приехал, я тебя завтра ждал?

— Пап, ты все также бухаешь и путаешь дни недели. Когда хоть из конуры вылезал? — огорчился Антон.

— Ты как твоя никчемная мать бурчишь, заходи! Только не рассказывай, как она там в России поживает.

— Ну и халупа, — воскликнул Тоша, оглядев апартаменты отца.

— Ни хрена себе ты вымахал, в девятом классе, а уже такой здоровый! — восторженно сказал Тошин батя.

— А где я буду спать? — поинтересовался Антон, не слушая отца.

— Может… — продолжал отец.

— Там?

— Да! — ответил ему папа и сам пошел спать.

Тоша проснулся в холодном поту, потому что за полчаса до этого мастурбировал, вспотел и за это время пот остыл. Открыв глаза и выкинув в урну салфетки, Тоша углядел кусок туалетной бумаги с какой-то надписью. Он поднес его и попытался разобрать каракули.

«Бухло не трогай!...Кстати, в 7 утра неси в школу свою жопу.»

Соскочив с подобия раскладушки, он пошел к умывальнику. Идя по комнате, Тоша поскользнулся на пустых бутылках и упал в блевотину. Его тут же стошнило в эту кучу винегрета. Решив уже не умываться, он вышел на улицу, где мимо пронеслась «Тайота», обрызгав лужей.

— Сволочь узкоглазая, ЧМО дранное, смотри куда едешь! — выругался Тоша и ему сразу полегчало.

На попутках Тоша добрался в школу…

Глава 3

— А где здесь вот это? — спросил Антон у вахтера школы и ткнул пальцем в иероглифы на обрывке туалетной бумаги.

— Это рецепт Куринного супа! — ответил вахтер.

— А, вот сюда? — Тоша перемотал свиток.

— Виторой иташ на ливо.

Зазвонил звонок и с улицы хлынула волна узкоглазых школьников, подхватила Тошу и занесла в класс.

— Ты что тут делаешь, обалдуй? — спросил японский учитель.

— Что?!

— Ты, дылда, куда забрел? Девятиклассники на третьем этаже занимаются, иди отсюда! — учитель выпнул Тошу в коридор.

Он побрел по пустынным лабиринтам здания, поднялся на третий этаж и вошел в класс, на двери которого была написана какая-та хрень. Все замолчали и оглянулись на широкоглазого русского. Учитель сразу стал крыть Тошу японский матом, но к счастью он не понимал этого гарканья.

— Чего? — спросил Тоша по-английски.

— Сайми свойо миста! — брякнул учитель и показал пальцем на свободный коврик.

Тоша прошел мимо кареглазой брюнетки, мало похожей на японку, скорее на китаянку, которая пожирала его глазами. Он сел в позу лотоса, но сделал ошибку — правая нога поверх левой. Учитель вынул катана из ножен и стал махать им и кричать на Антона…

— Сядь так, чтобы левая нога была сверху, — прошептала китаянка.

Тоша поменял позу и меч остановился за три сантиметра от головы.

Прозвонил звонок с урока с мотивом китайской флейты и ситара.

—А, мать вашу, как ноги затекли! — заорал Тоша и упал на левый бок. Никто не обратил внимание на упавшего русского и побежали в столовую.

— Это что за говно? — спросил Тоша в столовой.

— Суши, — ответил узкоглазый повар, — чем почивают, то и жри, урод.

Тоша набрал говна в тарелку и уселся за свободный стол.

— Хм, а вкусно, как котлета с макаронами, — попробовал он суши.

— Ватсап, русский оборвыш! — подсел к нему черный парень.

— Че те надо!? Россия для русс…а, извини, забылся, привет.

— Кроссовки нужны? За 20 зеленых сменишь свои валенки, — спросил темный.

— Не, бабло пробухал.

— В кредит впарю, не вопрос!

— Ммм, я подумаю, кроссовки ничего так, в футбол погонять можно будет.

— Ок, ты тут на долго? Могу показать злачные места.

— Все равно делать не хер! — согласился Тоша…

— Только за газ ты платишь, на халяву не катаю! — отрезал Нига.

— Так у меня с лаве проблемы, забыл? — ответил Тоша.

— Тогда водилой моим будешь, идет? Белый на нига ботрачит... — надсмехался черный.

— А что, здесь все с газом носятся, экологически чистое топливо? — поинтересовался Антон.

— Да нет, просто дешевле и закись азота лучше перемешивается, скорость бешенная, правда запах, как из жопы, — утверждал Нига.

На «КарПати», куда привез Тошу Нига, было много народу и куча авто, музыка заполняла весь ангар. Девочки в мини-юбках и чулках в сетку возбуждали Тошу.

— Отдыхай, гоп! — сказал Нига и растворился в тусовке.

Тоша увидел знакомую брюнетку со школы.

— Привет девчонка!

— Привет русский, ты забавный и английский твой корявый, — с усмешкой заявила она.

— Да, уроки английского я прогуливал, учил язык по фильмам американским, — оправдался Тош.

— Здесь туристов много, так что я привыкла, не загружайся.

— Кстати, у тебя грудь улет! — сказал Тоша, пялясь на сиськи собеседницы.

— А ты нахал, но мне такие нравятся! — заигрывала девушка.

— Что за пень-ю-ань? — спросил один узкоглазый у другого.

— Пойдем, спросим, КД, — ответил ему второй.

— Э, лузер, ты откуда, ЧМО? — спроси КД у Тоши.

— Он мой водила! — ворвался в разговор Нига, — пойдем, Тош, нам ещё в одно место надо.

Черный стал тащить Тошу от места разборки.

— Он из «Япузо», — сказал Нига шепотом.

— И что? — извернулся Тоша и вырвался из рук друга.

— Толстопуз?! — КД обернулся и подошел к Тоше в притык.

— Чувак, от тебя воняет, отойди и не дыши на меня, — поморщился Антон.

— Слушай, ещё раз подойдешь к моей девочке, урою!

— Давай урой меня на тачке? — предложил Тоша.

— Ты же бомж и нелегал, у тебя нет тачки, так что гуляй Вася.

— Я Тоша!

— Да хоть Император ТайДжо…

Сидевший позади япошка, кушая «кешью», подошел к Тоше и бросил ему ключи, которые угадили ему в лоб.

— Ты чё кидаешься, козел? — рявкнул Тоша.

— Можешь взять мою тачку! — гордо ответил на дерзость японец с орешками.

— Ну давай погоняем! — сказал КД и подошел к своей машине.

— А он водить то умеет, эта косоглазка? — спросил Тоша у Нига.

— Ты думаешь КД, это что? — ответил вопросом на вопрос тёмный.

— Китайский Додон?

— Король Дриста!

— Ха, Дриста? А что это за хрень? — удивился Тоша.

— Тут, в Токио уже тупо не гоняют по прямой, это не модно давно. Гоняют на смеси азота и газа. Газ основная составляющая. Так что на такой смеси жопу тачки виляет в разные стороны и смысл удержать ее на скользком покрытии. И адреналина столько, что глядишь и продрищешься. Вот, что такое дрист!

— Ни хера не понял, надо попробовать, — сказал тупо Тоша.

— Бросай значит срандель в авто и вперед, только смотри, тебе дали самую прокаченную — «Обдриставшийся Дьявол», будь с ним поласковее! — наказал Нига.

— Это же «Запор», только руль справа!

—Какой ещё запор? Это настоящий дрист — кар, в общем.

— Ладно, забудь. Просто жмешь на газ и держишь тачку на дороге… — проговаривал в слух Антон, — А почему тачка такая разваленная, я думал, что здесь машины все прокаченные по последнему слову автотехники? — удивился Тоша.

— Забей, это реал андеграйнд, а не киношка какая-нибудь! — объяснил ему Нига.

— Ладно, жди меня на финише — скомандовал Тоша.

Тоша подъехал, пердя, к старту. Рядом стояла отполированная «Тайота», из окна которой лыбился КД.

— Эй, Нига, ты же сказал тут андеграунд?

— Ты не просек фишки, у тебя кузов легкий и маленький, а объем движка три литра, так что продрищишься по-полной.

— Девочки, хватит там лизаться друг с другом! — сказал КД Тоше и Ниге, — давайте начнем.

Вышел даун и встал между авто, дал сигнал на отчет двум заплывшим жиром телкам.

— Один! — сказала первая толстая и пернула.

— Два! — поддержала вторая и срыгнула.

— GO!!! — крикнул даун и утоп в выхлопных газах.

Машина Тоши вырвалась вперед, но тут же вышла из-под контроля и её снесло на стоянку автосалона фирмы « Ferrari », где собрала в кучу дюжину автомобилей. Но Тоша все равно не потерял спортивного интереса и вновь утопил педаль. Он выехал на трассу и почуял по запаху, что КД промчался здесь и обогнал его. Вновь машину кинуло в сторону и она угодила в стену дома. И снова непоколебимый Тоша никак не сдавался. Его прототип современного автомобиля мчался, виляя и снося все на своем пути.

Подъезжая к финишу, сначала выкатилось колесо, а за ним Тоша. КД уже пил чай с пряниками и девочками.

— ЧМО, чаю налить? — спросил КД у Тоши.

— Да пошел ты, все равно не честно было.

— Чувак, ты убил «Абриставшегося дьявола»! — подбежал в недоумении Нига, — знаешь, сколько пришлось лазить по помойкам, в поисках деталей?

К куче железа подошел парень с орешками.

— Русский, а я тебе доверился, отдал самую отстойную, но быструю тачку, а ты её угробил…уметалоломил.

Дверь тихонько, со скрипом открылась и в халупу заползла тень Тоши. Его отец сидел в растрепанном кресле и когда увидел сына, посмотрел строго на часы и сказал:

— Ты знаешь, сколько сейчас времени?

— Два ночи! — ответил Тоша.

— А у меня уже третий год часы стоят, батарейка, наверное, кончилась… — и алкаш завалился назад и захрапел. От него понесло перегаром.

Тоша бренча пустыми бутылками по полу, прошел в спальню.

На утро, проснувшись и выбросив туалетную бумагу с ночи, он умылся и поспешил в школу.

Каждый япошка показывал на него пальцем и выпадал в смехе.

— Вас бы в Россию, головы бы пооткручивали, — произнес Тоша в толпу.

За углом его ждал парень орешками.

— Здорова, жопа!

— Тебе тоже в харю плюнуть?! — не разобрав ответил Тоша, — А, не признал, извини за авто, старался как мог вчера.

— Ничего страшного, сегодня пойдешь на помойку, собирать жесть и сдавать, так детали новые окупишь.

— Не, у нас в России сразу пулю в лоб от конкурентов жестянщиков, а сдохнуть на земле узкожопых, то есть узкоглазых за подобное я не хочу, — ответил Антон.

— Да не ссы, все в поряде, можешь спокойно рыться в мусорках, я прикрою. Садись, отвезу на первое место, времени не много, — сказал Сан и показал на припаркованный на школьной стоянке мусоровоз.

— Это что за агрегат для смертников? — ошарашился Тоша.

— Это самоезд, ездит на всем, что горит, поэтому есть отсек для горючего, ещё вопросы есть?

— Отнюдь…

— Чего? — охренел Сан.

— Нет, то есть.

Мусорщики уселись в авто.

— Подбрось говна в печь! — скомандовал Сан.

— А это ещё зачем?

— Чтоб завелись, иначе толкать придется.

Тоша загреб лопатой из мешка говнеца и подкинул в отсек. Сразу завоняло и тошнота подступила к горлу.

— Пипец, я блевону сейчас, — поплохело Тоше.

— Пакеты в бардачке. Как простругаешься, поедем к «Худощавому Тяо» на городскую свалку.

— Елки, а это то зачем? — спросил Тоша с пакетом на лице.

— Он должен мне 30 йен, надо забрать.

— Сколько? — удивился Тоша.

— Тридцать! — почти прокричал Сан.

— Охренеть, — дался диву Тоша.

Воняя жженым говном, самовоз подъехал к порту, где стояла баржа, до жопы набитая всяким хламом. Около баржи стоял толстый япошка-коротышка.

— А вот и худощавый Тяо! — воскликнул Сан.

— Привет Сукин Сан, твой сарай на колесах чую за милю, — поздоровался Тяо.

— Добрый день Тяо, твоё пузо тоже видно издалека. Ты мне лучше скажи, деньги накопил?

— Да пошел ты туда, на чем сидишь, ты мне долг со школы простить не можешь, надоел!

— Понятно, Тоша, вываливайся и дуй на мусорку, возьмем долг полезным инвентарем.

Тоша вылез из мусоровоза и направился к куче отходов.

— Да здесь одни помои, чего брать-то? — выкрикнул Тоша, забравшись на баржу.

— Смотри поглубже! — крикнул в ответ Сан, открывая очередную пачку орешков.

— Да пошел ты сам, Сан! — и Тоша нырнул в кучу мусора.

— Ну что там? — поинтересовался Сан у вынырнувшего Тоши.

— Ноутбук, сотовый телефон и колье! — провонял Тоша в ответ.

— Это все дешевка, можешь оставить себе, сдашь в комиссионку, купишь гамбургер с колой, — жуя «кешью» сказал Сан.

— Слушай, Сан, хватит издеваться над парнем, подавись своими барышами! — прорычал толстый Тяо.

— Ты не лезь, я у тебя пеню металлом возьму.

— Бери, бери, только свою наглую харю и хитрую жопу унеси поскорее.

Тоша нагреб в рюкзак ноутбуков и подошел к мусоровозу.

— Смотри « Toshiba », совсем новый, — обрадовался Тоша, — что за придури у вас в Японии выбрасывают технику на гарантии?

— Мда, — протянул Сан, — так ты за тачку не расплатишься, придется тебе гражданство оформить, — жуясь и сплевывая, сказал Сан.

— Что дальше будем делать? — спросил Антон, подойдя к Сану и запихивая аппаратуру.

— Поедем к КД, надо перетереть с ним кое-что.

— Можно мне за руль?

— Ты хочешь ещё и экологическую катастрофу устроить, разбив грузовик. И вообще, от тебя воняет, так что поедешь в кузове, — ответил Сан, зажав нос.

Вонь заполнила многомиллионный Токио, где каждый второй знал, что запах идет от навозовоза Сана. Гадюшник приблизился к зданию, на котором была вывеска «Помойные услуги».

— Обязательно было пердеть там? Выходи быстрее, мы приехали! — поспешил Сан.

Мусорщики подошли ко входу и беспрепятственно вошли внутрь. У двери стоял накачанный японец, чей торс был в пару раз шире дверного проема за ним.

— Жиртрест, дуй с дороги! — огрызнулся Сан. Толстый нахмурился и пропустил вонючую пару.

— Привет КД!

— Добрый день, Сан, а этот говнюк к тебе чем прилип?

— Не обращай внимания на эту вонючку, он должок отрабатывает, — бросил взгяд Сан на Тошу.

— Так пусть свою жопу уберет с моих глаз, — деловито промямлил КД, считая кучу долларов.

Сан подал команду кивком и Тоша, чеша зад, вышел за дверь.

Он пошел в сауну через дорогу, где помылся. Вышел на улицу и приблизился к телефону-автомату, набрал номер.

— Алло? Пап?

— Джитое, ты?

— Нет, это Тоша.

— Тоша, Тоша, Тоша… — повторял голос и вдруг воскликнул, — А! Тоша, извини, запамятовал, чего хотел то?

— Я сегодня задержусь в школе.

— Ага, с учительницей. Презервативы надеюсь есть, а то совершишь мою ошибку…

— Да нет! У нас факультативы! — воскликнул Тоша.

— Это теперь так называется? — сказал отец и повесил трубку.

Тем временем Сан общался с КД.

— Я готов взять плату, — почти шепотом сказал плоскомордый КД.

Сан достал пакет и вынул из него бутылки из под колы. КД составил тару в полимер.

— Собирай больше, пока есть возможность я прикрываю тебя, — посоветовал он Сану.

Сан вышел из Помойных услуг на улицу, где его ждал Тоша.

— Заваливайся в машину, сейчас ещё из пары дворов мусор из бачков заберем, а после в гараж.

Антон и Сан влезли в мусоровоз и поехали по назначенным делам.

— Можно мне за руль? — спросил снова Тоша.

— А! — Сан принюхался, — ты помылся, ну залазь!

Тоша закинул говно в топку, запрыгнул в кабину и завел мотор. Махина двинулась…

— Можно побыстрее? — поинтересовался Антон.

— Валяй! — ответил Сан и Тоша втопил.

Мимо патрульной машины промчался самовоз Сана на большой скорости.

— О, черт, нас сейчас тормознут, а прав то нет! — заволновался Тоша.

— Забей, им себе дороже с нами связываться, провоняют, — спокойно ответил Сан, жуя орешки.

Японский Коп посмотрел на монитор датчика, где фиксировалась радиоактивность.

— О мама моя с папой, датчик зашкаливает! — испугался один.

— Да забей ты на мусоровоз этот! — ответил второй читая журнал «Пентхауз».

Авто гнало, испаряя говеные газы.

— Я тебе совет дам, — начал Сан, — ты к телке КД яйца не подкатывай, а то он их оторвет и на суши бросит.

— Наверно вкусно получится? — сострил Тоша.

— Не пробовал, но слова мотай на ус.

Мусорщики подъехали к гаражу Сана.

Когда махина заворачивала за угол, внезапно перед фарами появилась уже знакомая китаянка, но тормоза не сработали и она утонула под бампером. Тоша выскочил из кабины и заглянул под колеса. Девушка лежала между ними, но мусоровоз по инерции продолжал движение, пока не врезался в мусорный бак и опрокинул его.

— О, связка проволоки! — воскликнул Сан и просился подбирать её.

— Ты там жива? — спросил Тоша у девушки под колесами.

За руки он вытащил и поднял её, спросив:

— Тебя как зовут хоть? — Тоша увидел, что она вымазала зад и спину в грязи.

— Вчера только плащ купила, куда прешь, уродец? — наконец заговорила она.

— Извини, я тебе куплю новый, вот только жесть сдам. Так как говоришь, тебя зовут?

— Пей Ли, а тебя слышала Чмоша, да?

— Вообще-то, Тоша!

— Очень приятно… — Пей Ли не успела договорить, как Сан перебил голубков.

— Хватит базарить, помогите проволоку в гараж затащить, большой кусок оказался.

Тоша ухватил кусок меди и они с Саном затащили его внутрь здания.

— Круто, вот это место! — дался диву Тоша, округлив глаза и бросил проволоку на ногу Пей Ли.

— Можешь пока осмотреться, встретимся на заднем дворе, надо поговорить, — приказал Сан и покатил кусок проволоки в подсобку.

— Ну, мне пора, я опаздываю на тайский массаж! — протороторила девушка и быстрым шагом отряхиваясь, удалилась в переулок.

— Ты где там застрял? — гаркнул Сан на Тошу и добавил тихо, — зачесалось?

— Просто девушку успокоил, — возмутился Тоша.

— Это ты так называешь? — усмехнулся Сан.

— Да что вы все заладили, я просто успокоил девушку! — повторил Тоша, вспомнив слова отца.

— Найди себе симпатичную японку, не суй член в топку!

— Что? Настолько горяча? — заинтересовался Тоша.

— Нет! Если КД узнает, что ты успокаивал его телку, то яичницу с сосиской рубленной сделает из твоего достоинства и тебе же скормит, — снова намекнул ему Сан, — Я же уже тебе говорил об этом. Пора работать!

— Хватит меня запугивать, я постараюсь конечно забить на неё свой…Кстати, я смотрю у тебя тачек в гараже много, ворованные? — поинтересовался Тоша.

— Нет балбес, с автомобильных свалок выкупаю и прокачиваю на деньги с бутылок.

— Ммм, понятно. А можешь одолжить ещё одну тачку и обучить меня дристу? Хочу уделать КД! — с энтузиазмом заявил Тоша.

— Ну это тебе ещё дольше по помойкам лазить придется, — снова жуясь ответил Сан.

— Да это не проблема, помойки стали моим родным домом, — воняя промямлил Тоха.

— Ладно, уломал. Возьми ту рухлядь не крашенную.

— Ты так добр ко мне Сан, дай я тебя обниму! — обрадовался Тоша и подбежал к Сану.

— Фу, гей, убери руки с моей жопы! Иди за тачкой.

— Спасибо, Сани! — и Тоша бросился выбирать колеса.

— Ладно, Тошшиба, ступай работай! — сказал Сан и открыл хлопком новую пачку орешков.

Тоша посчитал машины детской считалочкой и попал на седьмую. Это была старенькая Хонда без бамперов, на колесах от мотоблока. На ней не было стекол, крышки багажника и капота, всякая слизь и грязь свисала с неё. И тут Тоша узнал знакомые черты утонувшей в России «Цивик».

— О, знакомый кусок говна! Слышь, Сан, откуда у тебя этот пис оф щит? — кричал из далека Тоша.

— Не бери в голову, какие-то чмыри выслали на починку. Постарайся завести её, встретимся на улице! — отозвался Сан, закидывая в рот горсть орехов.

Тоша нечаянно отодрал дверь, открывая ее, и уселся за ржавый руль.

— Почти как в моей копейке, — вслух усмехнулся Антон, завел движок, который протарахтел на весь гараж.

С визгом колес, Тоша двинул на улицу.

Притормозив напротив Сана, Тоха жестом головы пригласил его сесть в тачку. Оторвав пассажирскую дверь, японец сел в авто.

— Гони! — скомандовал Сан и Тоша даванул педаль газа, так, что отвалился глушитель…

— Шикарная машина! — воскликнул при этом Антон.

— Сейчас заедем в клубешник, — сказал Сан.

— Что, потусить, девок поснимать? — обрадовался Тоша.

— Не, пошустрить по мусоркам, там много интересного в баках…А завтра начнем тренировки, — добавил япошка.

Тоша снова не пришел ночевать домой к отцу, а проснулся на городской свалке Токио с бомжами.

— Тоша, жопу поднимай, надо бутылки погрузить в авто, после выходных тут много накопилось.

Антон очнулся с залипшим гамбургером на лице.

— О, позавтракать можно, как удобно! — очнулся он.

Мусорщики погрузили тару и поехали к гаражу.