Конан победитель тигров-4

Фэнтези

- Сразу за храмом, надо пройти через площадь, - лучник указал на виднеющуюся неподалёку статую тигра. - Двухэтажный дом с коновязью. Даже если пройдёте мимо, дороги дальше нет. Там стоит тюрьма. Около храма старайтесь долго не ходить. А лучше вообще обходите его по дальней стороне площади, не приближаясь.

- А почему его так охраняют? - прищурился Тишан. - Там хранятся сокровища Анакии?

Лучник захохотал так, что выронил из рук свёрнутую тетиву. Придерживаясь за стену, он с кряхтением поднял её и вытер слёзы.

- Нет, - лучник убрал тетиву в просмолённый мешочек. - Сокровища Анакии в королевском дворце. А в храм просто нельзя никому входить, даже жрецам. И никто не знает, почему. Я как-то охранял дом тигра и тихонько осмотрел его изнутри. Так вот, - лучник развёл руками. - Там нет ничего. Совсем ничего. Только стены и крыша. Я даже слазил к полосатому на крышу. Нашёл только мусор и птичьи какашки.

Несмотря на поливший дождь, Конан с Тишаном решили не спрямлять путь и обошли храм подальше. Пока им нельзя туда. Но если примут в городскую охрану, попадут на пост к храму, и там уже сами всё узнают. Очень уж откровенному лучнику они не поверили. Не может быть, чтобы дорогостоящая стража караулила пустоту.

- Возьмём там сокровища, - Тишан ухмыльнулся. - Я свои тигриные когти оправлю в золото.

Конан покосился на него.

- У тебя есть тигриные когти? - он глянул на бродивших возле храма полосатых жрецов.

Тишан кивнул и захохотал.

- Сейчас договоримся насчёт работы, - он похлопал себя по поясу, где лежали монеты. - Потом завалимся в торговом квартале в питейный дом, с девочками. Ты не против?

Конан остановился и задумался.

- Я дал себе слово не пить, пока не смогу накопить денег, чтобы честно купить лошадь у туранцев, - он медленно зашагал. - Просто надоело воровать коней. Но выпить можно, и познакомиться тоже. Я люблю новые знакомства.

Капитан городской стражи переговорил с киммерийцем и аргосцем, выдал каждому аванс по два серебряных асгалунских шелонга и велел приходить завтра вечером.

- Я бы дал вам три дня, чтоб как следует ознакомиться с Анакией, - капитан развёл руками. - Но зуагиры у ворот. Сейчас мы в подчинении у военных, и нас могут отправить на вылазку или ещё куда. Когда кочевники уйдут, тогда и погуляете.

Дождь кончился. Конан с аргосцем вышли из казарм, осмотрелись, и пошагали было поближе к весёлым местам, как вдруг позади них загрохотал барабан. Наёмники обернулись.

Ворота тюрьмы, стоявшей подальше казармы, распахнулись. Конан увидел могучие каменные замки с узкими оконцами, забранными железными прутами.

Из ворот выезжали всадники. Между ними, со связанными руками брели четыре зуагира в изорванных накидках.

Наёмников окликнул капитан, вышедший из казармы.

- Зуагиров повели казнить на стену, - он почесал щёку. - Посмотрите, какие стены у тюрьмы, толще, чем городские. Говорят, что анакийския тюрьма самая лучшая в Шеме, но проверять это у меня желания нет.

Наёмники переглянулись. В случае неудачного ограбления храма им, возможно, предстояло с ней познакомиться.

Из распахнутых ворот вышел высокий плечистый мужчина в коротком чёрном плаще. Он помахал рукой капитану.

- Заходи в гости, - тюремщик похлопал себя по животу. - Сегодня баранина на ужин.

Капитан улыбнулся, но ответить не успел. Со стороны храма донеслись крики, вопли, звон железа. Наёмники, капитан и тюремщик замолчали. Вдруг на улицу, где они стояли, вынеслись два конных зуагира с саблями в руках. Увидев стоявших, кочевники поскакали к ним, завывая и размахивая кривыми саблями.

Конан с Тишаном выхватили мечи, и не сговариваясь, разошлись по сторонам улицы. Капитан закричал тревожные слова, из казармы начали выскакивать стражники с мечами в руках. Тюремщик попятился назад, споткнулся, упал и замер.

Продолжение следует...

Если вам интересно, подписывайтесь на канал