Морское сражение

15.05.2018

Торпеда вспорола тугую волну и выскочила на поверхность. Сигнальщик правого борта броненосца "Ошонька", заметив стремительную стальную беду, мчащую наперерез, резко отжал кнопку тревоги.

Через миг скорострельные полуавтоматы открыли бешеный огонь, пытаясь разорвать торпеду остроносыми снарядами. От них вскипело бурунами море. "Ошонька" начал противоторпедный зигзаг. В радиорубке застучал ключ, выбрасывая в эфир тревожные группы слов.

Один снаряд настиг цель. Почти разорванная пополам, торпеда пошла вбок, дёрнулась и замедлила ход. Тут же в неё врезался десяток снарядов и стальной цилиндр, нёсший гибель броненосцу, навсегда нырнул на дно, бесполезно вращая винтом.

Через сутки "Ошонька" добрался до Пояса Безопасности и моряки расслабились. Субмаринам феллонов сюда не пробраться.

В точке рандеву собрался весь флот. Тысячи кораблей - боевых, грузовых, жилых лайнеров, огромных угольщиков, застеклённых дрожжевиков и других, сцепились меж собой канатами и цепями. По перекинутым на борта мосткам сновали люди.

- Вот здесь она атаковала, - указал на карте премьер-капитан Стига. - Видимо, торпеда была неисправна. Выскочила из воды за кабельтов до нас.

Вице-флагман Дорман отметил место, и воткнув туда ножку циркуля, нанёс грифелем несколько рисок на бумаге.

- Глянь, Стига, - он ткнул пальцем в одну из них, угодившую в нарисованный овал. - Здесь позавчера подал SOS миноносец "Пошмон". И всё. Пропал.

Премьер-капитану было ясно, что случилось. Овал - место примерной подачи сигнала миноносца, а рисками обозначен район действия субмарины. Как раз расстояние, какое она может пройти за сутки.

- Потопили "Пошмон" и двинулись за нами, - Стига погладил подбородок. - Как же они узнали курс броненосца? Случайность? Или нет?

Дорман пожал плечами.

- Пусть разведчики разбираются. Отдыхайте пока. Через месяц готовьтесь к рейду. Пойдёте крейсировать на зюйд-вест-вест в секторе 56.

- Ясно. Значит, вскоре придётся уходить отсюда?

- Да, есть такой план, - Дорман чихнул и поморщился (не любил болеть). - Ваша группа должна расчистить сектор. Запасы угля под нами кончаются. Металлы тоже исчерпаны. Надо менять место.

- Жалко, - Стига вздохнул. - Я вырос здесь.

- Салага, - усмехнулся вице-флагман. - Я помню ещё сектор Ц13. Там небо было синее-синее. И звёзд больше. А тут облака через день.

- А куда пойдём?

- Получишь приказ, узнаешь, - Дорман хмыкнул. - Всё, ступай отдыхать.

- Спасибо, - кивнул Стига. - А что с феллонами, забыл спросить. Другие разведчики вернулись? Установили, где их город?

- Нет, - вице-флагман тяжело вздохнул. - К сожалению, пока не удалось. Надеюсь, что и они про нас не пронюхали.

Первыми в путь по Бесконечному Морю двинулись флотилии лёгких, вёртких корветов. Отдельно от них шли два броненосца и линкор, охраняемые проворными миноносцами и бронекатерами. В середине флотилии дымил тремя трубами "Инженер - 1". Его экипаж - учёные, техники должны были определить места залегания нужных руд в новом секторе. Разведчики за двадцать лет дальних рейдов определили перспективные места. Всего их нашли восемь. Сейчас "Инженер - 1" под охраной тяжёлых кораблей собирался провести детальное их исследование. И решить, какое лучше и богаче.

После этого весь Шип-Сити перебрался бы туда. Обычно на это уходило около пяти лет. Больше всего времени тратилось на демонтаж, транспортировку и установку на новом месте Пояса Безопасности.

Корветы рыскали на пути броненосной группы, выискивая вражеские субмарины. Сонары щупали нервными лучами водную толщь, на экранах высвечивались косяки рыб, прерывисто рисовалась линия дна, порой проплывали огромные киты или неведомые чудища. Гидроакустики, полуприкрыв глаза, вслушивались в звуки моря.

- Мы с Ланой решили пожениться, - главстаршина корвета "Шанья" Фирац посмотрел на приятеля, боцмана Квикса. - Перед Большим Походом должны поставить на воду десятипалубный жилой лайнер. Нам выделят пятикомнатную каюту.

- Тоже попробую там новую каюту получить, - вздохнул Квикс. - Моя-то всё просит. Не нравится ей на яхте жить. Тёще там тесно.

- Продавать будешь яхточку?

- Придётся, а жалко, привык за пятнадцать лет. Ладно, скоро вахта меняется, присмотреть надо за матросами.

- Тоже пойду, - главстаршина поднялся, затушил трубку и сунул её в нагрудный карман штормовки. - Занятия проводить пора по абордажу.

Вдруг забили колокола громкого боя. Тревога! Вившиеся возле корабля чайки, бакланы и стремительные стрижи испуганно разлетелись. Прогрохотали по стальным палубам матросы в тяжёлых ботинках, занимая места по боевому расписанию. И вновь всё утихло, только корпус корвета завибрировал сильнее, это двигатель прибавил оборотов. Из трубы гуще повалил чёрный угольный дым. Корабль поменял курс с веста на вест-норд-вест. Приняв по рации сигнал "Шаньи" о появлении двух субмарин, к нему на помощь поспешили ещё четыре корвета.

- Поскорее бы у нас начали подводные лодки делать, - пробормотал старший помощник "Шаньи" отняв от глаз бинокль. - Отучили бы тогда феллонов ползать под нашими якорями.

- Лево раз! - скомандовал капитан рулевому и повернулся к старпому. - На докладе инженеров говорили, что нашли, наконец-то, марганец. Начнут корпуса делать. Но это, года через три-четыре, не раньше. На новом месте. Акустик, дальность! - крикнул он.

- Три кабельтова! - раздался доклад.

- Глубинные бомбы к бою! - скомандовал капитан.

На шедшем справа корвете прерывисто, как будто заикаясь, завыли сирены. На мачте и трубе вспыхнули, мигая, оранжевые огни.

- Торпедная атака! - капитан и старпом вскинули к глазам бинокли, вглядываясь в серые мелкие волны. Наблюдатели на крыльях рубки напряглись.

- Шум винтов по курсу! - крикнул акустик. - Полкабельтова!

- Лево на борт! - капитан скосил взгляд на рулевого. - Ещё лево!

Корвет начал манёвр уклонения, приближаясь к соседнему кораблю. Там резко вывернули руль, не дожидаясь опасного сближения и вдруг у борта беззвучно вырос огромный фонтан. Судно накренилось, потеряло ход, и начало принимать воду на палубу. Забегали, засуетились моряки. На "Шанье" капитан и старпом стиснули зубы. Отвлекаться на помощь нельзя, атака субмарин в первую очередь! Их корвет после противоторпедного манёвра вновь лёг на боевой курс.

- Атака! - крикнул капитан в раструб командной связи.

На корме боцман, услышав приказ, хрипло отрепетовал его. Минёры молниеносно сдёргивали колпачки предохранителей с запалов глубинных бомб, быстро скатывая стальные цилиндры, полные взрывчатки, за борт.

В пенной струе за "Шаньей" начало пучиться море, извергая вверх пенными гейзерами тонны воды. Оставшиеся в строю корветы тоже приступили к бомбометанию. Быстрые корабли, пройдя около трёх кабельтовых, развернулись и начали прочёсывать место, где скрывались субмарины, заново. Ухали подводные взрывы, начала всплывать оглушённая рыба, наблюдатели всматривались, ища в волнах приметы разбитых субмарин.

Внезапно, метрах в двадцати от одного из корветов, выскочила из взбаламученной воды рубка подводной лодки. Она мелькнула и рухнула обратно. За ней вздыбилась изувеченная корма с разорванными листами обшивки. Миг, и субмарина пропала в водовороте.

Тут же, после одного из разрывов, за кормой "Шаньи" выбросило вверх ярко-жёлтые баллоны и спасательный жилет. Немного погодя на этом месте вскипел бурунчик, выпуская синеватый газ. Сомнений нет, это была кислота из аккумуляторных батарей.

Корветы сбросили ход, акустики начали прослушивать глубины.

- Посторонних шумов не наблюдаю, - поступили доклады. После этого корабли взяли курс к своему подбитому товарищу, всё ещё державшемуся на плаву.

Броненосная группа, охранявшая "Инженер - 1", утром подошла к границе сектора. Здесь, как обычно, висела лёгкая комковатая дымка. Не сбавляя ход, корабли прошли сквозь неё. И на них обрушился солнечный свет. В новом секторе день был в разгаре.

До места, где разведчики нашли рудные залежи, оставалось около тысячи миль. Где-то далеко впереди прочёсывали море вёрткие корветы. Потеряв два судна в схватках с феллонами, они пустили на дно восемь субмарин. Уже три недели противник не показывался.

Командующий эскадрой вице-флагман Дорман держал флаг на линкоре "Раньшерь". В новом секторе он ещё не бывал, и сейчас слушал доклад начальника разведки. Конечно, вице-флагман знакомился ранее с полученными сведениями, но считал, что освежить их в памяти не помешает. Тем более прибыв на место, надо сверить всё с тем, как выглядит на самом деле.

- На протяжении сотни миль под нами мелководье, - разведчик кивал карандашом над картой. - Подлодки здесь не появятся, негде укрыться, но любой ветер, даже небольшой, разводит сильную волну.

- Понятно, - Дорман ладонью расправил карту, вглядываясь в проложенный маршрут. - Если без штормов и поломок, до места суток пять-шесть хода? А феллонов здесь, значит, не встречали?

- Ни одного корабля, - разведчик помотал головой. - В 56 секторе, откуда только что вышли, было несколько столкновений у нас, и вот, корветы семь раз бились. А здесь - никого!

- Ваши люди провели здесь девять лет? - уточнил Дорман.

- Да, искали залегания металлов, угля, места миграции рыб, морских животных. Сорок два корабля. Шесть потеряли в штормах, - разведчик вздохнул. - Площадь этого сектора чуть больше четырёхсот миллионов квадратных миль. Всё, конечно, не обнюхаешь дотошно. Но звёздные карты нового неба составлены.

- Вы молодцы, вопросов нет, - Дорман помолчал и добавил: - Отдыхайте, коммодор.