Операция «Вихрь – Антитеррор»

Ментовские байки

Как-то ввели операцию «Вихрь – Антитеррор» (дурь известная). По-моему, это первый раз ее тогда вводили. Но это ладно, показатели же требуют.

Показателей там гора. Сколько проверено подвалов, чердаков, аэропортов и всякого прочего. И в том числе был показатель - задержано преступников из ЭПГ, то есть этнических преступных группировок.

Причём в ЭПГ так просто было не попасть. Если два русских вынесли квартиру, то это не ЭПГ. Даже если там русский и татарин или немец. Всё равно не ЭПГ.

ЭПГ считались только такие группировки, где были кавказцы. Ну скажите, разве это не дурь? Обычная дурь ментовских генералов.

Вот, а у нас в регионе была напряжёнка с ЭПГ. То есть банд было много, но там всё русские, или мордвины, или татары, а чтоб кавказцы - никак не было. Не попадались. Они вообще народ порядочный в большинстве.

И тут случается вот что. В ночной кафешке мужики пьют водку. Пили, пили, и двое ушли. Третий остался. И чего-то он проголодался. Заказал у барменши куру-гриль. Та ему подала, взвесила и говорит: «С вас 53 рубля 40 копеек». Тот головой кивнул, сел за стол, отломал ногу у птицы и начал грызть.

Барменша ему орет – деньги давай. Мужик головой кивнул, подходит к стойке. А в кармане только полтинник. Больше нет. Говорит ей, что днем занесет остальное. Та орет. Он ей – забирай курицу обратно, там только нога одна покусана. Не берет. Нажимает кнопку, приезжает наряд. Берут заявление с барменши. Мужика в кутузку.

Утром наш светлоголовый начальник ОВД (бывший многолетний замполит и парторг) советуется с начальником следствия (тоже ума палата). В итоге возбуждают дело по грабежу. Ущерб – 3 рубля 40 копеек. Мужика закрывают по «сотке».

И на селекторе наш светлоголовый гордо докладывает о содеянном генералу. Прикол в том, что мужик-куроед был по нации – чеченец. И угодил он как раз под эту операцию «Вихрь-Антитеррор». И самая настоящая ЭПГ получилась. Доложил ещё наш начальник, что двоих соучастников ищут. Правда, обстоятельства дела наш шеф туманно доложил, а про ущерб вообще промолчал.

Мне стало смешно. Я взял в союзники прокурора и полдня мы убеждали наших светлоголовых не позориться, а дело похерить.

Похерили, в конце концов.