Про любовь

На своём участке Нисон высадил десять кустов чёрной смородины, пять красной и два белой. Около самого дома, прямо возле дорожки, посыпанной битым оранжевым кирпичом, хозяин вкопал четыре саженца ирги.

Иргу и смородину Нисон купил в сельхозинституте, в их опытном хозяйстве. Он прямо голову потерял, когда увидел роскошные кусты с крупными сладкими ягодами.

- Боже мой! – Нисон даже не стал торговаться со смотрителем казённого сада, а уплатил всю требуемую сумму наличными и торопился быстрее прожить каждый день, чтобы скорее пришла осень. Сентябрь украсил мир пурпуром и золотом отживших своё листьев и поселил радость в сердце Нисона. Тоненькие слабенькие тростиночки трепетали от прохладных ветров. Нисон радовался и боялся. По утрам он, торопясь на службу, гладил безлистые веточки, а вечерами подолгу говорил с ними. Ложась спать, он благодарил бога за то, что тот позволил ему получить участок, построить дом и посадить смородину с иргой.

На работе ему сказали, что начинается государственная лотерея. Первый розыгрыш – всего сто путёвок на Калигайхань. На девятнадцать миллиардов населения Земли ничтожно малая возможность попасть в рай. Конечно, на Калигайхани уже трудилось несколько сотен тысяч человек. Заканчивали обустройку жилья, строили дороги, мосты, морские порты, распахивали земли, разводили скот. Планировалось, что с Земли на Калигайхань уедет не меньше трёх миллиардов. А бесстрашные косморазведчики уже нашли ещё с десяток планет, пригодных для жилья. Туда уже отправились строители, землезнатцы и другие специалисты таких же необходимых профессий.

Большинству людей уже обрыдла Земля. Кругом теснота, вонь, свалки отходов. Бетонные коробки с тысячами жителей. Народ рвался на Калигайхань. Подальше от радиоактивных зон, от океанов с плавающими архипелагами мусора. В перспективе на Земле планировали оставить базу для ремонта космокораблей. Чистить старушку планету никто не собирался. Переселение было наилучшим выходом.

К тому же - многие на это надеялись - те, кто приедет первым, получит лучшие места для жизни и работы. Лотерея завертелась, по планам всемирного правительства первый миллиард должен убыть на Калигайхань за пятнадцать лет.

Но Нисону это было не интересно. Ему достались в наследство тысяча квадратных метров земли в бывшем городском парке, и этого для него было достаточно.

Однажды, возвращаясь домой, в вагоне метро он увидел девушку. Капризно приопущенные уголки губ, добрые глаза и руки. Руки без перчаток, несмотря на зимний холод. Они казались бархатными. Тонюсенькие жилки синели под розоватой кожей. Нисон глядел на них, и ему казалось, что алая кровь незнакомки омывает не только её сердце, но и его. Он чуть не упал, увидев, как девушка встала и подошла к дверям. Ему почудилось, что сейчас незнакомка выйдет, и вся его кровь вырвется из тела и исчезнет вместе с ней.

Шипящие створки раздвинулись, и Нисон забыв, куда он едет, вышел вместе с девушкой на платформу метро.

Они шли рядом, она глянула на него недоуменно, потом улыбнулась.

- Меня зовут Раймонда, - сказала она.

Нисон вздрогнул, ему почудилось, что на звуки серебряного колокольчика выскочит кто-то с ножом, как в давно забытой книге.

- А я Нисон, - он вздохнул. – Я люблю тебя.

Раймонда засмеялась и отстранилась, разглядывая его.

- А я тебя нет, - она дёрнула Нисона за рукав куртки, разворачивая к себе. – Но, может быть, полюблю. Ты весёлый?

Он пожал плечами.