Прорывной саммит в Циндао

Россия и Китай на новых рубежах.

«На омываемом тремя мировыми океанами пространстве Организации с новой силой раскрывается потенциал добрососедства и взаимодействия между государствами ШОС и их народами». Р. Алимов, генеральный секретарь ШОС.

В воскресенье, 10 июня 2018 года, в китайском городе Циндао (провинция Шаньдун) завершился  очередной саммит Шанхайской организации сотрудничества (далее — ШОС). Впервые данное мероприятие прошло в новом формате — «Евразийской восьмёрки ШОС», в качестве полноправных членов организации в нём приняли участие Индия и Пакистан.

Коллективное фото лидеров стран и глав международных организаций на саммите ШОС

По оценкам китайских экспертов, после присоединения Индии и Пакистана для этих стран возникла дополнительная и эффективная платформа по выстраиванию конструктивных двусторонних отношений (присоединение к ШОС требует подписания ряда документов и взятия государствами на себя дополнительных обязательств, т. е. Индия и Пакистан взяли на себя обязательства поддерживать хорошие отношения, не рассматривать друг друга в качестве оппонентов).

Справка: страны ШОС
Шанхайская организация сотрудничества — постоянно действующее межправительственное международное объединение (создано 15 июня 2001 года в городе Шанхае). В настоящее время членами ШОС являются Россия, Китай, Индия, Пакистан, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан. Афганистан, Беларусь, Иран и Монголия имеют статус государств-наблюдателей при ШОС. Помимо этого, странами-партнёрами по диалогу являются Армения, Шри-Ланка, Непал, Камбоджа, Турция и Азербайджан.

К основным целям ШОС, в частности, относятся:

  • укрепление взаимного доверия и добрососедства;
  • содействие эффективному сотрудничеству в политической, торгово-экономической областях;
  • совместное обеспечение и поддержание мира, безопасности и стабильности в регионе;
  • продвижение к созданию демократического, справедливого и рационального нового международного политического и экономического порядка.

Очередное заседание Совета глав государств — членов ШОС состоится 14–15 июня 2019 года в Киргизии.

Страны Шанхайской организации сотрудничества

Главными приоритетами в ходе двухдневного саммита глав государств стала работа по трём направлениям: усиление взаимного понимания; продвижение процесса торговой либерализации, а также разработка плана для нового развития. Результатом данной работы и итогом саммита стало подписание государствами — членами ШОС 17 документов различной направленности. В их числе «План действий на 2018–2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств — членов ШОС», «Программы сотрудничества государств — членов ШОС  в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019–2021 годы», а также «Циндаоская декларация».

Несомненно, основным событием саммита стала встреча и переговоры лидеров России и Китая, к которой Поднебесная более чем тщательно готовилась в течение длительного времени. Встреча, да и сам саммит в Циндао были призваны продемонстрировать всему миру и в первую очередь «близкому другу» Китая — США, что Китай относится к России очень серьёзно и что Москва для Пекина партнёр и друг номер один.

Удивительно, но факт: Пекин дал понять о намерении создавать именно вместе с Россией «Сообщество единой судьбы», демонстрируя готовность поделиться и разделить лидерство (что само по себе редкость и исторически не свойственно Поднебесной). Кроме того, Китай готов, намерен и будет сопрягать свою инициативу «Пояс и Путь» с развитием ЕАЭС.

Справка: товарооборот Россия — Китай
В 2017 году объём торговли между Китаем и Россией достиг 84 млрд долларов, увеличившись на 20,8 % по сравнению с 2016 годом. В январе — апреле этого года товарооборот между двумя странами вырос на 27,3 % до 31,2 млрд долларов. Россия переместилась с 11-го на 9-е место среди главных торговых партнёров Китая и лидирует по темпам роста двусторонней торговли. Министерством экономического развития России прогнозируется, что в 2018 году взаимный товарооборот достигнет рекордных 120 млрд долларов.
В 2017 году прямые инвестиции, вложенные Китаем в экономику России, составили 2,22 млрд долларов (рост — 72 %). Стоимость новых контрактов по выполнению китайскими предприятиями подрядных работ на территории России составила 7,75 млрд долларов (рост — 191,4 %).

Оставив за скобками то, как были обставлены встречи двух лидеров, сконцентрируемся на главных аспектах, сигналах и выводах эпохального события в китайском Циндао.

Следует отметить, что впервые приезд президента России на саммит ШОС имел уровень государственного визита (по дипломатическому протоколу является наивысшим статусом; первый государственный визит после вступления В. Путина в должность), что, без сомнения, свидетельствует о важности именно этого саммита для Кремля и является дополнительным сигналом серьёзности намерений России в выстраивании стратегического взаимодействия с Китаем.

Двусторонние переговоры России и Китая

Так, в совместном заявлении Российской Федерации и Китайской Народной Республики, подписанном в г. Циндао, с присущим Китаю пиететом подчёркивается необходимость продолжения совместной работы по обеспечению подлинно всеобъемлющего характера практического сотрудничества. Данный документ позволяет оценить и спрогнозировать дальнейшие направления сотрудничества двух стран и прежде всего, что представляет наибольший интерес, в экономической сфере.

В рамках реализации данного направления сотрудничества сторонами достигнуто согласие о реализации конкретных направлений деятельности (всего 26 пунктов), среди которых:

  • наращивание российско-китайского инвестиционного сотрудничества, в том числе содействие увеличению доли национальных валют в торговых расчётах, инвестициях и финансировании;
  • углубление взаимодействия в нефтегазовой, угольной, электроэнергетической сферах, атомной энергетике;
  • продвижение кооперации в промышленности и сфере высоких технологий с акцентом на реализацию крупных совместных проектов;
  • углубление взаимодействия в области космической деятельности на 2018–2022 годы;
  • интенсификация научно-технических контактов в приоритетных областях науки и техники;
  • углубление кооперации в сельском хозяйстве и последовательное взаимное открытие рынков, а также совместное развитие (в ближайшей перспективе) сельского хозяйства на Дальнем Востоке, байкальском регионе России и в северо-восточном Китае;
  • создание новой и модернизация имеющейся трансграничной и международной транспортной инфраструктуры и укрепление российско-китайского сотрудничества в Арктике;
  • интенсификация деятельности по сопряжению строительства Евразийского экономического союза и «Одного пояса, одного пути», а также проработка вопросов создания Евразийского экономического партнёрства.

Последнее, по оценке главы российского государства В. Путина, стало важнейшим результатом двусторонних переговоров России и Китая (подписано Совместное заявление о завершении совместного технико-экономического обоснования Соглашения о Евразийском экономическом партнёрстве). Это первый и очень важный шаг к организации такого экономического объединения регионального масштаба. Формат Евразийского экономического партнёрства, безусловно, будет совместим и с ЕАЭС, и с китайской инициативой Шёлкового пути (в его экономическом измерении).

Справка: Соглашение о Евразийском экономическом партнёрстве
Данный масштабный документ является отправной точкой работы над конкретными формулировками будущего большого торгово-экономического соглашения. Соглашение представляет особую важность, учитывая растущую роль Китая в мировой экономике и увеличивающийся товарооборот с Россией.
Планируется, что Соглашение будет сфокусировано на таких вопросах, как либерализация торговли услугами и инвестиций, защита капиталовложений, передвижение физических лиц, электронная коммерция, интеллектуальная собственность, конкуренция, транспарентность, энергоэффективность, технико-экономическое сотрудничество, малые и средние предприятия, государственные закупки, а также отдельные аспекты торговли товарами в пределах компетенции сторон.

По оценкам экспертов, Евразийское экономическое партнёрство способно стать своеобразной надстройкой над уже существующими проектами по экономическому объединению Евразии, такими как ЕАЭС (можно рассматривать и с такой стороны), и китайский «Пояс и Путь» в какой-то мере вберёт их в себя. Россия и Китай в данном случае выступят равноправными партнёрами.

Следует отметить, что данное соглашение можно в определённой степени рассматривать как ответ на существующие сложности многосторонних переговоров экономического характера евразийских стран, в том числе наличие разногласий по формату взаимодействия с Китаем (включая государства — члены ЕАЭС, в частности Беларусь и Казахстан).

Не исключено, что российская и китайская стороны пришли к совместному выводу, что проще создать новое, сохранив существующие форматы, чем их реформировать в соответствии с изменяющейся глобальной политико-экономической обстановкой, требующей оперативных ответов на вызовы. (Важно, что данный формат станет открытым для вступления и других стран Евразии.)

Особо примечательно сообщение, которое целесообразно рассматривать в выше обозначенной логике, о подписании рамочного соглашения между российским Внешэкономбанком и Государственным банком развития Китая о выделении 600 млрд рублей (65 млрд юаней) кредитных средств на финансирование совместных проектов.

Соответствующее соглашение подписали в г. Циндао председатель Внешэкономбанка И. Шувалов и председатель Государственного банка развития Китая Ху Хуайбан.

Нынешнее соглашение по объёму кредитных ресурсов уникальное для российско-китайских межбанковских отношений. Оно направлено на создание механизма финансового обеспечения сопряжения интеграционных процессов на пространстве ЕАЭС и китайской инициативы «Пояс и Путь». По словам И. Шувалова, уже проработано несколько крупных проектов, в том числе по Северному морскому пути и скоростному движению поездов из Китая в Европу (всего порядка 70 проектов для совместного финансирования).

Данный документ закрепляет также основные направления, механизмы и формы сотрудничества в экспертном обеспечении сопряжения интеграционных проектов, консультативное взаимодействие с профильными национальными и межправительственными организациями и учреждениями.

По итогам консультаций двух стран также подписаны и другие документы, определяющие характер и направленность двусторонних отношений в сфере логистики, энергетики, развития космоса и др.

Практическим результатом российско-китайских договорённостей по наращиванию торгово-экономического сотрудничества стало заключение на полях Саммита ШОС ряда крупных «высокотехнологичных» контрактов. В частности, подписаны:

  • рамочный контракт на поставку оборудования и оказание услуг по проекту сооружения на территории Китайской Народной Республики демонстрационного реактора на быстрых нейтронах;
  • рамочный контракт на сооружение на территории Китайской Народной Республики энергоблоков № 7 и № 8 Тяньваньской атомной электростанции;
  • рамочный контракт на сооружение на территории Китайской Народной Республики энергоблоков электростанции «Сюйдапу»;
  • контракт на поставку в Китайскую Народную Республику радионуклидных тепловых блоков космического назначения.

По оценкам российских экспертов, подписание рекордных по своему охвату «атомных» контрактов не случайно, а обусловлено в первую очередь плановым характером экономики Китая. В соответствии с планами XIII пятилетки (начавшейся в 2015 году), к концу 2020 года в Китае должны работать атомные реакторы совокупной мощностью 58 ГВт, и не менее 30 реакторов к этому времени должны находиться в стадии строительства.

По данным МАГАТЭ, на начало июня 2018 года в Китае работают 40 атомных реакторов общей мощностью 35,534 ГВт, в стадии строительства — 17 реакторов на 17,510 ГВт. Этого не хватает до пятилетних планов, причём весьма значительно. Не хватающие гигаватты будут компенсироваться проектами российской госкорпорации «Росатом».

В соответствии с подписанными контрактами, «Росатом»:

  • будет проектировать ядерный остров АЭС «Сюйдапу», которая будет построена в провинции Ляонин;
  • поставит ключевое оборудование (реакторы ВВЭР-1200 поколения 3+) ядерного острова для энергоблоков Тяньваньской АЭС № 7 и № 8, а также и для энергоблоков № 3 и № 4 АЭС «Сюйдапу».

Общий объём поставок оборудования только первого этапа — около 5 млрд долларов. Строительство всех четырёх энергоблоков финансирует китайская сторона.

Строительство АЭС «Сюйдапу» на новой площадке в Китае — знаковое событие. После достаточно длительной паузы Китай возобновил сотрудничество с «Росатомом». Фактически Китай передал российской корпорации проект, который ранее предназначался американской Westinghouse.

(Российские власти также пошли навстречу, поделившись опытом лунных программ и радионуклидными тепловыми блоками.) Всего на АЭС «Сюйдапу» планируется построить 6 энергоблоков. Энергоблоки № 1 и № 2 будут построены с водно-водяными ядерными реакторами (PWR/ВВЭР) AP1000, разработанными Westinghouse. Энергоблоки № 3 и № 4 будут уже российскими (возможно, № 5 и № 6 тоже). Пуск данных блоков запланирован на 2028 год.

Крупнейшим проектом сотрудничества России и Китая в атомной энергетике является Тяньваньская АЭС в провинции Цзянсу.

Генеральный контракт на сооружение энергоблоков № 1 и № 2 с реакторами ВВЭР-1000 был подписан в 1997 году, в 2007 году оба энергоблока были сданы заказчику. В 2010 году был подписан следующий контракт — на строительство второй очереди АЭС в составе энергоблоков № 3 и 4. Энергопуск блока № 3 был осуществлён 30 декабря 2017 года. Пуск энергоблока № 4 запланирован на конец 2018 года. С вводом последнего Китай получит АЭС мощностью более 4 300 МВт. Энергоблоки № 5 и № 6 будут построены Китаем самостоятельно. Пуск блока № 7 Тяньваньской АЭС запланирован на 2026 год, блока № 8 — на 2027 год.

Россия и Китай также уделяют внимание реализации проектов на всех стадиях топливного цикла. Странами совместно построен газоцентрифужный завод по обогащению урана и экспериментальный реактор на быстрых нейтронах (CEFR), который выведен на 100 % мощности 22 декабря 2014 года.

Каскады газовых центрифуг по обогащению урана

Стоит отметить подписание сторонами такого важного документа, по сути определяющего будущее евразийской логистики, как «Меморандум об организации скоростных и высокоскоростных грузовых железнодорожных трансграничных перевозок в сообщении Китай — Россия — Европа».

Самой России (ЕАЭС в целом) развитие сети высокоскоростных железнодорожных линий, связывающих восток и запад великой страны, жизненно необходимо. Китай же собрал компетенции в этой отрасли со всего мира, в первую очередь Германии и Италии. Москва, в свою очередь, способна ещё более улучшить их, адаптировав при этом для работы в условиях российского климата.

Данное соглашение с российской стороны подписал генеральный директор — председатель правления ОАО «РЖД» О. Белозёров, с китайской — генеральный директор корпорации «Китайские железные дороги» Лу Дунфу. По информации РЖД, знаковый документ подписан по пути из Пекина в Тяньцзинь в высокоскоростном поезде в присутствии президента России Владимира Путина и председателя КНР Си Цзиньпина. Стороны договорились совместно развивать рынок перевозок товаров обычной торговли, логистических услуг для розничной трансграничной электронной торговли, услуг по экспресс-доставке грузов в сообщении Китай — Россия — Европа. В качестве операторов, отвечающих за реализацию конкретных проектов в рамках Меморандума, Китайские железные дороги назначат компанию China Railway Express, а РЖД — АО «РЖД-Логистика» с использованием сервисов АО «Федеральная пассажирская компания».

Как видно из документа, основная дорога из Китая в Европу пройдёт без участия третьих стран (Казахстан, Монголия, Беларусь и др.). Таким образом, среди потенциальных опорных узлов Нового шёлкового пути (на что неоднократно указывалось в материалах СОНАР-2050) особую важность приобретают западные форпосты России — Калининград и Санкт-Петербург (порты).

Справка: грузоперевозки Китай — Европа
На данный момент до 95 % грузов, перевозимых по железной дороге из Китая в европейские страны, идут через Россию и Беларусь. В Брестском транзитном узле объём контейнерных грузов уже в 2018 году увеличится в 2–2,2 раза по сравнению с прошлым годом. Его пропускная способность недостаточна и становится узким местом данного маршрута. Кроме того, немаловажной причиной является и крайне недостаточный уровень развития железнодорожной инфраструктуры ряда европейских стран, в первую очередь Польши.

Для масштабного запуска Шёлкового пути всё острее становится необходимость логистической диверсификации маршрутов. Поэтому направление через Санкт-Петербург и Калининград является крайне перспективным.

В транспортном аспекте также интересны совместные планы России и Китая по развитию транспортного сообщения между странами через территорию Монголии.

Справка: контейнерные перевозки Китай — Монголия — Россия
В 2017 году объём контейнерных перевозок по маршруту Китай — Монголия — Россия в страны Европы увеличился в 2,7 раза, а в первом квартале текущего года — уже почти в 4 раза.

Так, планируется модернизация российско-монгольской Улан-Баторской железной дороги и прилегающих к ней участков. Разрабатывается программа развития этой железной дороги до 2030 года, и первый этап на период 2018–2020 годов предусматривает инвестиции в размере 260 млн долларов.

Кроме того, хорошие возможности для взаимодействия имеются в энергетической сфере. По предложению монгольских партнёров Россия совместно с Китаем рассмотрят возможность строительства через территорию Монголии магистральных нефте- и газопроводов. По словам представителя ПАО «Транснефть» И. Дёмина, экономическая целесообразность строительства трубопровода будет при условии транспортировки нефти объёмом от 5 млн тонн в год.

Справка: три пути нефти из России в Китай
Сейчас нефть в Китай идёт из России тремя путями: через порт Козьмино (в основном коммерческие поставки), по трубопроводу через Сковородино (по межправительственному соглашению) и через Казахстан. В первых двух случаях поставки осуществляются по трубопроводной системе Восточная Сибирь — Тихий океан (ВСТО).

Немаловажным вкладом в дальнейшее наращивание российско-китайского энергетического сотрудничества стали и переговоры сторон относительно вхождения Китайской национальной нефтегазовой компании (CNPC) в проект ПАО «Новатэк» по строительству «Арктик СПГ-2» (речь идёт о вхождении китайских партнёров в проект «по аналогии с «Ямал СПГ»). Компания «Новатэк» по проекту «Арктик СПГ-2» планирует завершить подготовку проектной документации до конца 2018 года. Мощность завода может составить 19,8 млн тонн в год. Капитальные затраты на проект «Арктик СПГ-2» оцениваются в 10 млрд долларов. Согласно данным компании, ресурсная база проекта составляет 1,582 трлн куб. м газа и 50,5 млн тонн жидких углеводородов. Первая линия проекта может быть запущена в 2022–2023 годах, вторая — в 2024 году, третья — в 2025 году.

Таким образом, подводя первые итоги состоявшегося Саммита ШОС, можно с уверенностью констатировать, что встречи в Циндао вывели российско-китайские отношения на принципиально новый уровень сотрудничества. Об этом свидетельствуют не только подписанные соглашения, но и сама атмосфера пребывания российского лидера в Китае.

По мнению экспертов, площадка ШОС ещё больше закрепила за собой роль центра процессов торгово-экономического объединения Евразии, в частности, двух её главных актёров России и Китая, имеющих собственные интеграционные инициативы. (Для Москвы китайский Шёлковый путь уже становится дополнительным импульсом к стратегическому развитию российских территорий и важным резервом этого развития).

Со вступлением в ШОС полноправными участниками Индии и Пакистана организация ещё более окрепла, расширила свои границы и возможности (по объёму ВВП и его росту она опережает G7).

ШОС — это развивающаяся структура, к которой, как показывает практика, хотят присоединиться всё больше государств. Стоит отметить, что любая международная структура, в которой находится Россия, становится жизнеспособной, и наоборот.

Так, формат G7 (без России) ещё более чётко показал себя как отживающая структура, не способная решать актуальные мировые проблемы. Стоит отметить, что и американский президент Д. Трамп в Квебеке в переговорах с европейскими лидерами имел в виду именно то, что «без России Европейский союз маргинализируется и Америке становится неинтересно с Европой». Таким образом указав, что у ЕС, как структуры «глобального» управления, без России нет будущего.