ОСКОЛКИ

Саша любовалась. Саша улыбалась над кружкой с кофе — какой уже по счету? — и любовалась сидящей в позе лотоса с ноутбуком на коленях Эмбер. Восхитительно-прямая спина — и как только не устает, ведь минут сорок уже не меняет положения, сосредоточенно-увлеченное лицо, а глаза, видимо, подсвеченные экраном, … синие! Ну, совсем, как у нее, у Саши. Забавно. Впрочем, голубоглазая Эмбер ей даже нравилась. А вот представить себе такую Тайлер Саша не могла. Категорически! И это было странно, невозможно странно. Казалось бы, ну какая разница? Лицо-то у них одно, к тому же — прекрасное вне зависимости от цвета глаз, не так ли? Но… отчего-то Саша была уверена, что Тайлер с голубыми очами — уже не Тайлер, нет…

Она и сама понимала, что забивает голову какой-то ерундой, но что было делать? Эмбер, обложившись приборами и приборчиками в переплетении проводов, уставилась в ноут, играла на клавишах нервную симфонию и молчала. Вот уже битый час! Ладно, сорок минут, но тоже ведь долго, ну! Так что Саше только и оставалось, что любоваться её лицом и думать о всякой ерунде. И ждать.

...За оборудованием пришлось ехать в самые трущобные трущобы — Господи, настоящее гетто же! — Филадельфии. Именно там безымянный и безликий — для Саши, конечно же, ибо Эмбер весьма разумно рассудила, что детективу Салливан, пусть и временно отстраненному, ни к чему встречаться с представителем криминального кибер-мира, — продавец назначил встречу. Вглубь квартала заброшенных домов Эмбер отправилась одна, оставив Сашу волноваться в машине. Правда, минут через десять — но Саше-то они показались вечностью! — вернулась, сгибаясь от тяжести внушительных габаритов дорожной сумки. Покачала головой, подходя к машине — и дернувшаяся было на помощь Саша поняла её правильно, осталась, заставила себя остаться внутри.

А дома Эмбер, выгрузив из этой сумки на ковер кучу каких-то ящичков, коробочек, новенький ноутбук в упаковке, соединив все это друг с другом проводами, уселась в позе лотоса и с головой ушла в работу. Отказалась даже от предложенного Сашей кофе — а может, просто не услышала вопроса. И Саше ничего не оставалось, кроме как ждать, думать о ерунде и надеяться…

Нет, сначала она размышляла о деле, но быстро поняла, что лишь бесконечно, по кругу задает себе одни и те же вопросы — без ответов. Разозлилась, запретила себе думать об этом. Какое-то время мечтала и строила планы: чем они с Эмбер займутся, пока одна программа будет анализировать переписку Джозефины-Дафны с девочками, составляя речевой портрет маньяка, а затем другая — сканировать все сообщения, всю приватную переписку между пользователями, вычисляя, под какой личиной нынче прячется Шекли. Или неизвестный. Если, конечно, он еще здесь, если не покинул свои «охотничьи угодья»… Добравшись до этих «если», Саша снова расстроилась и поспешила отмахнуться от неприятных мыслей. В самом деле, ну какой толк их пережевывать? Только тревога растет да недремлющее отчаяние поднимает радостно голову, готовясь наброситься, захватить её, Сашу, в изматывающий обессиливающий плен. Нет уж, лучше любоваться Эмбер и думать о ерунде!

— Саша, как думаешь, мисс Дороти Майклз подходящий ник для нашего убийцы? — голос Эмбер так неожиданно прервал её размышления, что Саша не сразу и поняла, о чем она спрашивает. Но откликнулась машинально:

— А кто это?

— Тутси, — Эмбер подняла на нее удивленные глаза. Зеленые глаза. — Фильм с Дастином Хофманом… Ты не смотрела?

— Смотрела, конечно, — Саша улыбнулась глазам: все же, зелеными они ей нравились куда как больше. А потом до нее дошел смысл сказанного Эмбер: — Что?! Программа нашла? Уже?

— Не программа, — Эмбер потянулась, разминая спину — затекла все-таки, наверняка же, — подвигала свои приборы, освобождая место рядом с собой. — Я просматривала список пользователей и просто наткнулась на это имя. Подходит же? — похлопала ладонью по ковру, приглашая. Саша кошкой метнулась к ней, плюхнулась на бедро, чуть не уронила Эмбер, затормозив о нее, выдохнула:

— Еще как подходит! Черт… Шекли любитель старых фильмов… Все на ретроспективы меня таскал! Ты уже смотришь переписку этой Дороти? — уставилась, наконец, в монитор, на котором Эмбер с какой-то нечеловеческой — с точки зрения Саша — скоростью прокручивала сообщения. Как только успевает что-то прочитать, а? Но она успевала, судя по всему, еще как успевала… Вдруг остановила мелькание текстовых строк:

— Саша, — и голос напряженный. — Он назначил встречу. Девочке по имени Джесси Хартли.

— Что??? Черт! Когда?

— Сегодня. Сегодня, в два часа после полудня. Вот, смотри, — ткнула пальцем в экран, в кусок текста. Саша, подавшись вперед, вчиталась. Сердце стиснул ледяными пальцами ужас, обжег холодным дыханием шею, заструился стылым ручейком по позвоночнику. И никакая умная программа не понадобилась, чтобы понять: они нашли. Без всякого анализатора Саша узнала стиль инструкции, подробно объясняющей маленькой Джесси, как добраться до центральной террасы Мемориала Самюэль. Встречу девочке «мисс Майклз» назначил у скульптуры «Добро пожаловать на свободу». Циничный ублюдок!!! Саша, подрагивая — теперь уже от злости, под горячим натиском которой отступили и ужас, и сомнения, и тревога, — пробегала глазами строки. Да, это точно он: вот и предложение взять с собой любимую мягкую игрушку и держать её в руках… Обнаглевший ублюдок, поверивший в собственную неуловимость и безнаказанность! Кажется, Сашу уже трясло. Встреча в два часа… а сейчас… черт, двенадцать тридцать! А им с Тайлер нужно еще обсудить план действий, добраться до Мемориала… Черт, Тайлер! Эмбер… Саша застыла, вновь замерзая внутри, — да и кожа покрылась ледяными мурашками, словно её, Сашу, окатили холодной водой. Вздохнула, повернулась к Эмбер, глянула виновато и умоляюще:

— Милая…

— Тайлер? — улыбнулась понимающе.

— Да, — Саша опустила глаза, взяла Эмбер за руку. — Прости, моя радость…

— Любимая, с ума не сходи, а? — Эмбер сжала её пальцы, сердито сверкнула глазами. — За что ты опять извиняешься? За маньяка этого?

— Нет, — улыбнулась в ответ благодарно, обняла её. — За то, что наобещала тебе эти двое суток… которых теперь не будет, — снова вздохнула, прижалась, закрыв глаза. Эмбер обхватила её, прикоснулась губами к уху, шепнула:

— Будут. Будут, любимая. Вот поймаете этого выродка — и вернемся к нашим планам.

— Да, — Саша, чуть повернув голову, подставила её губам свои. — Спасибо тебе, моя радость.

— Глупости не говори, — нахмурилась притворно-сердито, наказала Сашу долгим сладким поцелуем. После погладила по щеке, глядя прямо в глаза. — Береги себя, хорошо? И за Тайлер приглядывай.

— Обещаю… — голос дрогнул, и противный предательский комок тут как тут, заполнил горло. Саша сглотнула: — До встречи, милая.

— До встречи, — и легонько оттолкнула её, пояснив ворчливо: — Все понимаю, но не хочу, чтобы Тайлер сразу же в твоих объятиях проявилась. Обойдется! — отодвинувшись от приборов, легла на ковер.

Саша проводила её удивленным взглядом, хмыкнула — тоже удивленно, и отвернулась к монитору. Смотреть, как меняются Эмбер и Тайлер она не хотела — да и смысла не было, все равно снаружи-то ничего не происходит, ну! Снова пробежала по строчкам переписки. Черт, не рано ли она отпустила Эмбер? Вот мисс Майклз пишет, что выслала Джесси свою фотографию, чтобы девочка узнала её при встрече. Совсем же оборзел, гад! Так, и как теперь ей, Саша, увидеть это фото? А, вот, вот же, прикрепленный файл! Саша азартно ткнула пальцем в тачпод, запуская скачивание, дождалась, нетерпеливо барабаня ногтями по коленке, открыла… С экрана на нее глянула Эмбер. Саша тряхнула головой. Нет, тот, кто прислал маленькой Джесси эту фотографию, был уверен, что на ней Тайлер — наверняка же, ну! Но Саша не сомневалась — это Эмбер. Даже если бы она, Саша, как и маньяк, не различала своих возлюбленных, все равно не ошиблась бы: она узнала этот снимок, сама его делала своим собственным телефоном в ту ночь, в таверне у реки… И что это значит? А то, что Шекли — или неизвестный маньяк — не только позвонил Картеру-старшему с её, Саши, мобильника, но и скинул с него фотографии. И — хорошая новость — ублюдок все же обнаглел, чувствует себя в безопасности, а Сашу с напарницей сбросил со счетов. Иначе он не стал бы вновь представляться Тайлер, не так ли? Саша почесала кончик носа. Минуточку… а ведь когда звонили с её телефона Седрику Картеру, Шекли сидел в кабинете капитана — вместе с ней, Тайлер и Лизой. Черт, они с Тайлер совсем забыли об этом, ну! Так что же получается, Ричард вовсе не тот, кто им нужен? Он не маньяк? Боже, пусть это будет не Шекли! Иначе как, ну вот как Саша переживет все это? Она же с ним, с Ричардом, спала, трахалась же, прости Господи!

Надежда забрезжила робко, первыми рассветными лучиками заглянула в сердце Саши: вдруг, а? Ведь он не мог звонить, не мог же, ну? Или Эмбер права, и у Шекли есть сообщник. Саша вздохнула: здравствуйте, детектив Салливан. Спасибо за ваш отрезвляющий скепсис. Правда, не стоит поддаваться глупой надежде, верить в невиновность Шекли — слишком больно будет, если он все же окажется именно тем… Да, не стоит надеяться. И гадать: через час с небольшим они будут знать наверняка. Они увидят этого выродка — или его сообщника. Саша улыбнулась фотографии Эмбер: спасибо, милая…

— Какого. Черта. Происходит? — кажется, невозмутимость начала изменять Тайлер все чаще. По крайней мере, сейчас в её голосе явно звучало недовольство… с нотками недоумения. Саша обернулась: так и есть, хмурая и растерянная Тайлер настороженно озиралась вокруг. Встретилась глазами с Сашей, и та — не удержалась, ну! — хихикнула:

— Привет, любимая.

— Иди к черту, — Тайлер поморщилась, а голос дрогнул, и это её «иди к черту» прозвучало … довольно жалобно. Саша фыркнула, Тайлер поджала губы и полыхнула глазами: — Что происходит, Салливан? Почему я опять здесь? Или еще? Вы что, двое суток с ковра не поднимались?

— Нет, — Саша рассмеялась: все же она очень забавная, её чертова Тайлер. Особенно, когда изображает из себя независимого такого, дерзкого подростка. И искренне верит, что ей удается спрятать за этой дерзостью и независимостью свою растерянность. Смешная же, ну! Даже в этой напряженной ситуации, сейчас, когда они в шаге, в часе от поимки маньяка, умудряется развеселить Сашу. — Еще только суббота, Тайлер, двенадцать сорок пять дня.

— Вот как… — она хмыкнула, еще больше нахмурившись. — Что-то случилось? Поссорились снова?

— Нет, — Саша погасила улыбку. — Мы нашли его. Ползи сюда.

Кажется, она еще договаривала, а Тайлер уже оказалась рядом, просто таки молниеносно переместившись. Без лишних слов и вопросов. Молча уставилась в монитор, скользнула взглядом по фото, сдвинула руку Саши с тачпода, побежала глазами по строкам переписки. Через пару секунд посмотрела на Сашу:

— Едем в этот Мемориал? Где он, кстати?

— Набережная Скулкилла, — Саша улыбнулась. Вот что она уважала и ценила — нет, кроме всего прочего, конечно же, — в своей напарнице: эту самую быстроту мыслей, реакций, это умение мгновенно схватить самую суть. Быстрая. Молниеносно быстрая. Черт, даже слишком: Саша еще додумать не успела, а Тайлер уже стоит на ногах, протягивая ей руку: — Далеко туда? Долго ехать?

— Нет, минут десять, — Саша, несколько ошарашенная все же её скоростью, ухватилась за руку, поднялась.

— Хорошо. Значит, есть время обсудить и спланировать. И… Нужно поставить в известность капитана, Салливан.

— С ума сошла?! — Саша даже задохнулась. Нет, она ослышалась, ослышалась же, да? В самом деле, не может же Тайлер всерьез предлагать такое! Саша возмущенно уставилась в глаза напарнице: серьезные, черт возьми, совершенно, категорически! Она и правда предложила это, она действительно так думает! И Саша задохнулась второй раз: — Мы отстранены! Он просто пришлет туда группу, а нас отодвинут, Тайлер!

— А тебе так важно поймать его самой? — чуть склонила голову к плечу, прищурилась с насмешливым интересом.

— А тебе что, не важно?

— Как по мне, важно в принципе поймать его, — пожала плечами.

— Ну… — на секунду стало стыдно. — Тут ты права, — но лишь на секунду: азарт и возмущение легко заткнули совесть. Саша распахнула глаза, горящие, обжигающие просто: — Тайлер, нам придется долго и подробно вводить Джейкоба в курс дела! А иначе он пошлет туда самого Шекли, ты же понимаешь? И так, и так плохо. Либо время упустим, либо Шекли — если он замешан — все поймет. И мало того, что сегодня сольется, так еще и метод охоты сменит!

— Если? Если Шекли замешан? — Тайлер вздернула бровь. — Ты засомневалась, сладкая?

— Ну… я вспомнила, что когда звонили с моего мобильного Картеру, Шекли был с нами у капитана…

— Хм… — кажется, Саше снова удалось удивить Тайлер. — Твоя правда, Салливан. Значит, либо не он, либо работает с напарником… — все-таки быстро она соображает. Саша улыбнулась: одно удовольствие иметь с ней, с Тайлер, дело. А Тайлер чуть сжала пальцы Саши — оказывается, все это время они так и держались за руки, ну надо же! — и тряхнула головой: — Собирайся, сладкая, — бросила взгляд на экран ноута: — Он увеличил интервал, да?

— Ага, — и снова Саша порадовалась вниманию и сообразительности Тайлер. — Сдвинулся на день. Но это потому, что девочка… Джесси отказалась встречаться в пятницу.

— Да. Ладно. Обсудим наши действия?

***

Саша зябко повела плечами, покрутила головой, разминая шею. Надо же, затекла. Она, Саша, вроде бы и сидит-то недолго, минут двадцать от силы… но чертово напряжение! Как ни пытается, а расслабится не получается, совсем. Напряжение и тревога овладели Сашей сразу же, как она устроилась в водительском кресле маленького арендованного шевроле, довольно старого, неприметно-серого — ехать на Сашином автомобиле не рискнули: Шекли отлично знает её машину, а подозрения с Ричарда они пока не сняли. Напряжение и тревога не отпускали Сашу и всю недолгую дорогу до Мемориала, и теперь, пока она, замерев, сидела в припаркованном на Келли Драйв, чуть в стороне от центральной террасы, автомобильчике. Кажется, Саша забывала дышать. Не чувствовала, что мерзнет — оделась легко, обманутая ярким солнцем за окном, а на улице — плюс девять, и внутри, в машине, немногим теплее. И тучи набегали время от времени, а от этого все вокруг серело, мрачнело. И сырой ветер с Скулкилла словно бы еще сильнее остывал — и просачивался в салон, заставляя Сашу зябко передергивать плечами, при этом — надо же, а! — не чувствуя холода. Она просто сидела, замерев, забывая дышать, и практически не сводила взгляда с худенького подростка в драных мешковатых джинсах, объемной фанатской куртке "Филадельфия Флайерз" и бейсболке с символикой клуба, устроившегося на подложенном под попу рюкзаке прямо на центральных ступеньках с мобильником в руках. Узнать Тайлер в этом бесполом — нет, унигендерном, ага, — ребенке было невозможно, совершенно, категорически невозможно! И все же Саша тревожилась…

Они без споров договорились об этом: Саша останется в машине, наблюдать, подстраховывать, Тайлер подберется ближе. Ну, просто замаскировать Сашу с её высоким ростом, гривой длинных темных волос было бы куда как сложнее. К тому же, черт его знает, на что способен Шекли — или неизвестный? Вдруг он, как Сара Литл, читает язык тела? Сашу-то он изображал качественно — тогда, на встречах со своими предыдущими жертвами! Так что вполне может узнать её, Сашу, даже замаскированную, — по походке и позе. В общем, решили не рисковать, здраво рассудив, что Тайлер, лишь недавно переехавшую в Филу, маньяк определенно знает хуже.

И вот теперь совершенно неузнаваемая Тайлер сидела на ступенях, увлеченно тыкала в мобильник, время о времени поднимая голову и обводя взглядом окрестности. Взглядом — и маленькой экшн-камерой, закрепленной над козырьком бейсболки. Камеру эту, как и подростковую одежду для Тайлер купили, заскочив в первый попавшийся на пути гипермаркет. Повозившись — изрядно, на самом деле, — Тайлер сумела с ней, камерой, разобраться, и даже настроила передачу видео сразу на телефон Саши. Так что Саша на экране своего мобильного теперь видела то же, что и Тайлер. То есть, в минувшие двадцать минут — ничего интересного, да… Людей на набережной почти не было — несмотря на субботний, выходной для многих день, — редкие туристы, быстро осматривающие скульптуры на центральной террасе, да пробегающие иногда вдоль набережной поборники здорового образа жизни. Саша даже подумала, что на этот раз маньяк ошибся с выбором — раньше-то он назначал встречи в многолюдных местах, там, где легко затеряться в толпе, где никто ни на кого не обращает внимания. А здесь сегодня пусто — все, как на ладони. Мысль эта, в общем-то, мимолетная, незначительная, отчего-то вызвала беспокойство, но зацепится за него, сосредоточиться Саша не успела — запел её телефон. Саша нажала «принять», поднесла аппарат к уху:

— Привет.

— Привет, — даже в интонациях Тайлер сквозило что-то подростковое. Надо же, как в роль вошла, а! — Как дела?

— Все тихо. Пока не вижу ни девочки, ни Шекли. А ты?

— Типа того.

— Слушай… — зудящая назойливым комаром тревожная мысль догнала, оформилась. — А если он нам подсунул дезу? И настоящее место встречи не здесь? И не с этой девочкой?

— Да ладно! — кажется, Тайлер сплюнула. Смачно так, от души. — Он же тупой!

Саша на миг оторопела от этого её заявления. Впрочем, сообразила быстро: Тайлер же в роли, ну! Интересно, что она имела в виду? Шекли недостаточно умный для сложной многоходовки? Ну, это она зря. Маньяк, кем он ни был, точно не дурак, нет. Даже больше того: судя по тому, что он до сих пор делал, он умный, очень умный. А вот они с Тайлер… не сглупили ли, так легко и сразу заглотив наживку. Черт!

— Черт! — эхом откликнулся телефон: похоже, Тайлер тоже успела подумать. — Думаешь, нас накололи с этой вечеринкой? А что девчонка? Подстава?

— Хм… — Саша, переключив мобильный на громкую связь, положила его на торпеду, а к себе на колени с соседнего сиденья потянула ноутбук Эмбер. — Правда, девочка-то реальная должна быть… сейчас проверю.

— Не заморачивайся, я сама с ней поговорю. Как только увижу эту киску, — она сделала нажим на «вижу», и Саша, вздрогнув, подняла голову, огляделась: от реки, со стороны набережной, поднималась по нижним ступенькам девочка в яркой курточке и без шапки. Она растерянно озиралась по сторонам, прижимая к груди игрушечного Кота-в-сапогах, тоже яркого, рыжего. Скользнула взглядом по Тайлер — но тут же отвернулась. И решительно двинулась в окруженный невысокой колоннадой тупичок, где располагалась статуя «Добро пожаловать на свободу». Саша проводила её глазами, краем уха услышала, как мобильник голосом Тайлер бросил:

— Ладно, детка, пока. Смотри там, — и отключился. И Саша, машинально кивнув, тут же увидела её. Тайлер. В смысле, не свою Тайлер, сейчас переодетую в подростка, а того, кто изображал из себя обычную Тайлер, красотку-детектива в обтягивающих джинсах и кожаной куртке цвета кофе с молоком… Эта «Тайлер» спокойно — совершенно, категорически спокойно! — и уверенно свернув с Келли Драйв, спускалась по ступеням, направляясь к тупичку, к девочке. Кошачьей походкой настоящей Тайлер, между прочим, направлялась. Один в один. Ей богу, даже Саша поверила, если бы не знала правду...

Сердце заметалось в груди, гулко и чуточку больно ударяясь о ребра, дышать стало труднее. Что это, черт побери, снова чертова паника? Надо взять себя в руки, успокоиться. В конце концов, она же детектив с — на минуточку — десятилетним стажем! Какого черта она паникует, будто вчерашняя выпускница школы для девочек? Саша глубоко вздохнула: где этот чертов детектив Салливан? Самое время появляться, ну!

Краем глаза она заметила, как поднялась со ступеньки настоящая Тайлер, лениво потянулась, подцепила рюкзак за одну лямку. Постояла, словно раздумывая, куда пойти. Развернулась и неторопливо направилась к тупичку. И вот тут очнулся детектив Салливан, мгновенно прекратив панику. Какого черта делает Тайлер? Чертова Тайлер что, решила поступить по-своему, несмотря на то, что они договорились о другом варианте, договорились же, ну! Не сразу, да. Тайлер предлагала не рисковать и брать маньяка — кем бы он ни был, — как только он приблизится к девочке. Мол, косвенных улик будет достаточно для задержания и ордеров. Брать и ломать на допросе.

Саша сомневалась. Саша хотела действовать наверняка. А потому — проследить за ним и девочкой, заснять все, что возможно, на камеру, узнать, куда ублюдок повезет Джесси, ворваться туда и взять его, взять с поличным! Тайлер боялась — и признавалась в этом, надо же! — что упустят, что потеряют, что не успеют, что он причинит вред девочке. Тайлер дела ставку на то, что преступник все таки Шекли, и внезапность: мол, он ведь не ожидает их появления, так? А значит, растеряется, наделает глупостей. Саша не разделяла ее мнения о Ричарде — не дурак он, далеко не дурак же, ну! — и ее уверенности в личности маньяка. Саша допускала, что им может оказаться кто угодно. И тогда если они возьмут его здесь, в Мемориале, косвенных улик будет мало. Урод легко отобьется. Подошел к девочке? Спрашивал дорогу, детективы. Она другое говорит? Врет. Откуда мне знать, зачем? Да, это будет его слово против слова Джесси… И неизвестно, чье перевесит в глазах присяжных — если, конечно, дело вообще дойдет до суда, его не закроют на предварительном слушании. Что там еще? Он переоделся, притворялся детективом Тайлер? А он скажет, что знать не знал никакого детектива, случайность, совпадение. А переодеваться в женщину законом не запрещено, не так ли?

Саша предлагала рискнуть, нет, настаивала на этом. И настояла: убедила Тайлер согласиться на её, Саши, вариант. Как ей казалось, убедила. Оказалось — нет. Чертова Тайлер только сделала вид, что они договорились. А на самом деле решила поступать по-своему, вот же!

Саша покачала головой и открыла дверь авто. Усмехнулась, глядя на спину напарницы: кажется, она, Саша, не учла одного — чертова Тайлер, такая вся из себя бесчувственная, неспособная к любви, жалости, состраданию, похоже категорически не способна и еще кое на что. Например, рискнуть жизнью ребенка, маленькой девочки. Да.

Саша, вновь покачав головой, медленно, будто прогуливаясь, направилась туда же, к тупичку. Она видела, как лже-Тайлер приблизилась к девочке, остановилась, заговорила с ней. Саша видела, как настоящая Тайлер подошла — и у нее, у Саши, на миг сбилось с ритма сердце, запнувшись, — но Тайлер, не задерживаясь, все так же неторопливо двинулась в обход статуи, словно скучающий турист. Саша видела, как лже-Тайлер взяла — или взял? — за руку Джесси, повел её к нижним ступеням, к парапету, отделяющему реку от набережной. А за ними, вынырнув из-за скульптуры, пристроилась на небольшой дистанции настоящая Тайлер. Саша тоже сменила направление, наблюдая, как спустились и, повернув направо, пошли вдоль парапета “мисс Майклз” с девочкой, как повторила их маневр Тайлер, все также держась на некотором расстоянии… Саша ускорилась, чуть-чуть, совсем капельку — просто боялась, что через пару минут вся компания скроется за объемными, разросшимися деревьями, и она, Саша, может их потерять. Странно, но из головы совсем вылетело, что экшн-камера на кепке Тайлер все еще передает видео на телефон… Саша ускорилась, не сводя взгляда с троицы впереди, достигла ступеней — и увидела, как почему-то вдруг оглянулся “мисс Майклз”, как замер на секунду, уставившись прямо в лицо Тайлер… а затем, резко отпустив руку Джесси, бросился бежать! На миг замерла и Саша, оторопело наблюдая, как кинулась вслед за лже-Тайлер Тайлер настоящая, промчалась мимо растерянной девочки… Саша услышала, как Тайлер, её Тайлер, крикнула: “Стой, Шекли, замри!” — и сердце ухнуло в пустоту, больно, остро-больно сжавшись до микроскопической почти точки: значит, все же Ричард… Кажется, Саша даже услышала стеклянный звон тысячи осколков, на которые рассыпалась её надежда. Она, Саша, наверно, так и поддалась бы ступору, опустошающему отчаянию, так и замерла бы на месте, бесполезной, испуганной статуей. Но, к счастью, вдруг зацепилась взглядом за маленькую Джесси Хартли, застывшую там, где ее бросили. И вновь, будто очнувшись, ожила внутри Саши детектив Салливан — и встряхнув всю Сашу, заставила побежать туда, к девочке.

За пару шагов Саша замедлилась — чтобы не напугать Джесси, подошла осторожно, сказала тихо:

— Джесси, привет, — и показала значок вздрогнувшей, обернувшейся резко девочке: — Я из полиции. Все хорошо, не бойся, малышка. Он тебя не обидел?

Девочка глянула широко распахнутыми глазами:

— Он?

Саша недоуменно нахмурилась, бросила взгляд поверх головы Джесси, туда, куда побежали Тайлер и Шекли, и мигом забыла и о девочке, и о ее вопросе… забыла даже дышать: в нескольким метрах впереди, у парапета, боком к Саше стояла, подняв руки, Тайлер. А напротив, направив на неё пистолет, — Шекли. Господи! Во рту пересохло, а язык отяжелел и словно распух, перекрывая горло. Саша сглотнула с усилием, прохрипела:

— Джесси… детка, никуда не уходи, жди здесь, хорошо? Жди! — и рванула туда, к ним. Не бегом, нет, — бежать нельзя, Шекли может дернуться, может выстрелить, просто от неожиданности! — а быстрыми, но осторожными мягкими шагами. Позвала издалека, негромко, очень спокойно:

— Ричард…

Он скосил глаза, чуть-чуть, на полградуса повернув лицо в её сторону:

— Не подходи, Саша.

— Ричард, что ты делаешь? — тошнота подкатила, заставила горло сжиматься в спазмах, мешая говорить, искажая голос. Боже, как же не вовремя, а! Саша задавила её, тошноту, сделала еще пару маленьких шагов:

— Ричард, опусти пистолет. Прошу тебя. Давай поговорим.

— Не заговаривай мне зубы, Салливан, — он снова покосился на Сашу, оскалил зубы в какой-то жуткой напряженной улыбке. — Ты просто боишься за неё, за эту свою... напарницу. Бойся, Салливан. Я убью её, мне терять нечего.

— Ричард, зачем? Зачем тебе делать это? Послушай, можно же…

— А зачем ты бросила меня, Саша? — он перебил с отчаянной горечью в голосе, удивившей Саша. Она, эта горечь, звучала искренне, совершенно, категорически! — Зачем ты променяла меня на неё? Я думал… я надеялся, что я спасся, что ты спасешь меня от нее… Но ты отказалась от меня, Саша! Ты…

— Тайлер, нет! — её полный ужаса крик опоздал. Быстро, слишком быстро все произошло, молниеносно просто: Тайлер бросилась на Шекли — наверно, ей показалось, что он отвлекся, не иначе! — но он отреагировал, успел. Он выстрелил. Тайлер на миг, на полмига замерла, будто наткнувшись на невидимую стену… а в следующее мгновение её отшвырнуло назад, на парапет — и за него. Мелькнули в воздухе ноги в белых подростковых кроссовках на толстой подошве — отчего-то Саша особенно отчетливо увидела, запомнила именно их, они словно впечатались в её сознание, память — и всплеск воды оглушающим взрывом отозвался в ее ушах, в голове… в груди, разрывая её невыносимой острой болью, разрывая сердце…

— Нееееет!

— Стой на месте, Саша! Я не хочу убивать тебя! — голос Шекли хлестнул пощечиной, кажется, у Саши даже голова мотнулась. Но зато будто отрезвил, и она осознала, что кричит, кричит и двигается на Ричарда, прямо на направленный ей в лицо ствол, прямо на его перекошенное напряженным оскалом лицо под сбившимся назад блондинистым париком. — Стой, Саша! — она застыла на месте, и Шекли начал медленно отступать, пятясь назад. — Жаль, что ты меня не спасла… Не двигайся. Ты же хочешь помочь своей любовнице, Салливан? Вдруг еще есть шанс, да? — прищурил горящие злыми углями глаза. И оскал стал шире: — Да. Ты дашь мне уйти, — расхохотался внезапно, и также внезапно оборвал смех. Что-то изменилось в глазах, что-то появилось в них… отчаяние, может? — Саша… Это не я! Я не делал этого! Я только уводил их, уводил… но я их не трогал! Это не я… она заставляла… я ничего не мог с ней сделать… не мог сопротивляться. Но я не трогал их, поверь! — и, резко развернувшись, побежал прочь. Саша полсекунды смотрела в его удаляющуюся спину, затем, буквально зарычав, бросилась к парапету. Выхватила из кармана мобильный, почти не глядя, ткнула кнопку быстрого набора:

— Говорит детектив Салливан. Перестрелка в Мемориале Элен Филиппс Самюэль, Келли Драйв, центральная терраса. Офицер ранен. Подозреваемый, детектив Шекли, бежит по набережной в сторону моста Жерара, — сунула телефон обратно, перегнулась через парапет, леденея от ужаса. Только бы Тайлер была жива! Прошу тебя, Господи!

Тайлер лежала на камнях под самым парапетом, спиной вверх, почти полностью погрузившись в воду. Вокруг её головы клубилась, расплываясь, мутная красновато-коричневая дымка… Кровь. Но почему вокруг головы? Шекли стрелял в грудь, Саша отчетливо это видела же, ну! Боже… Саша перемахнула парапет, спустилась в воду, скользя по насыпи, добралась до тела в мешковатых джинсах, в объемной куртке — намокших, теперь тянувших вниз. Уцепила, потащила, переворачивая неимоверным усилием: чертова мокрая одежда, тяжелая… Заглянула, леденея, в лицо, бледное, с закрытыми глазами — не дышит. Увидела кровоточащую рану на голове, над левым ухом, чуть ближе ко лбу… Черт тебя подери, чертова ты Тайлер! Саша ухватила её под руками, подмышки, потянула, задыхаясь, отдуваясь. Черт тебя подери, дура ты такая! На кой черт надо было подстраховываться, напяливать под куртку бронежилет, чтобы потом кувыркнуться в реку, разбить голову об камни и захлебнуться, потеряв сознание! Какого черта ты такая слабачка, Тайлер??? Или что, ты решила бросить Сашу, да? Сбежать? Сбежать от любви, от чувств Саши, от своих чувств? Решила умереть и покончить со всем, чертова упрямая несгибаемая Тайлер? А вот хрен тебе, поняла? Не на ту напала!

Саша и сама не понимала, шепчет ли она это вслух — или отчаянные слова звучат в её голове. Но они помогали, они раздували злость, не позволяя Саше сдаться на милость завывающего на задворках сознания ужаса, они помогали тянуть из воды невыносимо тяжелое, неповоротливое тело, они помогли перетащить его через парапет, уложить на тротуар…

***

— Тайлер!!! Тайлер, дыши же, черт тебя побери!!! — Саша не чувствовала холода, не ощущала стылого ветра, обжигавшего кожу, сковывающего льдом мокрую одежду. Да какой там холод, ну! По спине ручьем лился горячий пот, а Саша все нажимала на грудную клетку Тайлер: раз-два-три-четыре и принудительный вдох в рот, раз-два-три-четыре и вдох… Черт бы тебя побрал! Кажется, еще никогда в жизни Саша так не злилась. Кажется, еще никогда в жизни она не прятала за этой злостью настолько сильный, просто невыносимый, невозможный страх! Главное, не дать злости ослабнуть. Иначе она, Саша, захлебнется ужасом, паникой, и тогда уже точно, совершенно точно не спасет чертову Тайлер! И Саша злилась, ритмично нажимая на грудную клетку Тайлер, Саша проклинала чертову Тайлер, Саша яростно сулила ей все кары небесные, и адский котел, и пламя геенны огненной. Саша обещала Тайлер, что как только та задышит, она, Саша, сама её прибьет! Саша не замечала, как по лицу катятся слезы, крупные, частые, моментально застывающие на ледяном ветру… Давай же, черт тебя побери, включайся! Борись же, чертова ты Тайлер, неужели ты такая слабачка? Неужели ты сдаешься без боя? Давай, сердце, заводись, начинай работать! Раз-два-три!.. Раз... Тайлер распахнула глаза, вдохнула судорожно, широко открыв рот, резко села, буквально подкинув торс. Закашлялась. Саша обессилено упала ягодицами на икры, уронила руки, выдохнула, еще не веря:

— Тайлер…

Тайлер повернула к ней лицо, поморгала, сощурила глаза, фокусируясь…

— Эмбер… Саша, это я…

— Эмбер? — теперь глаза распахнула Саша. — Милая… а что с Тайлер?

— Она… — отвела взгляд в сторону, опустила ресницы, словно прислушиваясь к чему-то внутри себя. Облизала губы, вскинула глаза на Сашу: — Кажется, она умерла... умирает…