Голодный поход: гибель стотысячной армии эмира Масуда

1040 год. Центральная Азия

Идет война эмира Масуда, правителя государства Газни (1) с кочевыми туркменами. Большая армия эмира - ее численность превышала 100.000 человек, движется от города Ниса к городу Нишапуру, откуда сбежали туркменские правители Тогрул и Дауд.

Правитель Нишапура Сури и другие знатные и богатые люди города, чтобы угодить эмиру Масуду и оправдаться за свое сотрудничество с Тогрулом, заготовили 20-дневный запас продовольствия для армии эмира. При этом они ограбили все окрестности города и вымели все продовольствие со всех городских складов, где его было и так немного после ухода туркмен - те забрали хлеб и зерно с собой. В результате действий Сури, мен хлеба стоил три дирхема.

Бедняки начали умирать с голоду.

Через неделю пребывания армии в Нишапуре, мен хлеба уже стоил 13 дирхемов. Горожане и окрестные крестьяне вымирали целыми семьями.

Но продовольствия не хватало даже для армии. Голодные воины разъезжали по окрестным округам и отбирали у крестьян последнее. Такого голода в Нишапуре не помнили, а эмир Масуд предавался вину и удовольствиям, и не спешил увести армию из города и его окрестностей.

И досиделся до момента, когда от голода начали умирать воины его армии. Только тогда, даром потеряв в голодном городе более 30 дней времени, Масуд повел армию на Серахс.

К тому времени большая часть жителей города и его окрестностей умерли от голода. Только выступив из Нишапура, эмир и его окружение узнали, что Сури, собирая продовольствие для армии, полностью разорил округу. Хлеб и корма для животных взять было негде. Голодные воины начали бунтовать и начался развал армии.

Пока дошли до Серахса большая часть животных, которых воины вели с собой пали от бескормицы. Изголодавшие воины были изнурены походом, боевой дух упал. Унылое настроение охватило почти всю армию. Очень надеялись, что в Серахсе можно будет отдохнуть и поесть.

Но… Серахс оказался в развалинах.

В городе не было ни зерна, ни воды. Его жители разбежались. Всадники и возчики рыскали по степи и собирали гнилое сено (другого не было), брошенное туркменами, привозили, смачивали водой и давали голодным животным. Животные одно-два мгновения его ели, потом отворачивались и предпочитали сдохнуть от голода, чем есть это гнилье. Пехотинцы умирали сотнями.

Положение становилось отчаянным.

Эмир собрал верхушку командования, решать, что делать. Он предлагал вести армию на Мерв против туркмен. Ему возражали, что там туркмены, которые заберут весь хлеб округи и есть будет нечего, а армия и так изголодалась.

Предлагали идти в Герат, где большие запасы продовольствия. Отдохнуть там несколько дней, накормить воинов и животных и только после этого продолжать поход. Но эмир Масуд уперся и потребовал идти на Мерв. Все попытки отговорить закончились крахом, Больше того: они посеяли рознь между эмиром Масудом и его ближайшим окружением.

Когда выступили на город, боевой дух армии еще более упал. Люди и животные еле брели, а тут еще, как назло, оказалось, что все водоемы и реки на пути к Мерву пересохли от сильной жары и чтобы найти воду надо рыть глубокие колодцы. Животные и люди начали гибнуть от жажды. Боеспособность упала настолько, что на 5-й день похода одна тысяча туркмен напала на почти стотысячную армию и на глазах у всех туркмены угнали часть вьючных верблюдов.

Только после этого до Масуда начало доходить, что он сделал глупость, и он начал искать выход, спрашивая у своих приближенных, что ему теперь делать, на что получал вежливый ответ: «Государю лучше знать». Однако посовещавшись, решили, что надо идти к Мерву, до которого осталось два перехода, так как если повернуть назад, армия побежит и полностью распадется.

В тот же день пришло известие, что 16-тысячная отборная туркменская конница готовит нападение на изнуренную голодом армию. Теперь уже эмир Масуд заговорил о том, что надо бы идти в Герат и там дать отдых армии.

На 6-й день похода армию выстроили в боевые порядки и, когда появились туркмены, началось сражение. Воины Масуда отбивались вяло и лениво, часть из дворцовых гулямов затеяли переговоры с туркменами о возможном переходе к ним. Это придавало воинам Тогрула, Дауда и иных вождей еще больше храбрости и налеты туркменской конницы становились все более смелыми и дерзкими.

Сражение шло до часа молитвы и едва не закончилось разгромом армии. Но и так было понятно, что дело плохо, так как туркмены захватили большое количество вьючных верблюдов и всякого добра из имущества воинов Масуда. Все утратили надежду. У кого была возможность, те начали готовиться к бегству. Старались иметь под рукой верблюдов-скороходов и крепких заводных лошадей, грузили на них деньги и ценные вещи.

Ночью эмир провел совещание с командирами. Особенно досталось командирам отрядов из Индии, чьи воины разбегались целыми отрядами, стоило напасть на них 10 туркменским всадникам.

С рассветом, когда армия выступил в Мерву, туркмены вновь начали свои атаки. Поздним утром добрались до Денданекана. Здесь напоили водой людей, а воды для животных не оказалось. Потому решено было идти дальше, к водоему.

Пока пили воду, дворцовые гулямы со словами: «Мы хотим сражаться!», - забирали у прочих воинов сильных верблюдов и лошадей. Когда же от Денданекана выступили дальше, 370 дворцовых гулямов из самых привилегированных и приближенных к эмиру Масуду, перешли на сторону врага.

Окрыленные туркмены вновь со всех сторон пошли в атаку на армию эмира Масуда. И тут произошло то, чего опасались наиболее дальновидные военачальники. Началась паника. Первыми обратились в бегство на своих верблюдах дворцовые гулями, индийцы бросились бежать в другую сторону, курды и арабы куда-то исчезли. Полки смешались. Отовсюду несся крик: «Спасайся!». Туркмены же занялись грабежом обоза.

Часть туркмен напали на отряд эмира Масуда, в который входило 300 гулямов из таджиков и 12 боевых слонов. Эмир лично сражался копьем, смазанным ядом. И все, кто нападал на него, получали удары этим копьем. Эмиру удалось прорваться со своим отрядом к одному из протоков и переправиться через него. Все кто успел переправиться через этот поток – спаслись, кто не успел – все попали в плен к туркменам.

Эмир бежал в направление Гарчистана, куда и прибыл на восьмой день бегства. А отсюда отбыл в Гур. Эмир бежал с такой скоростью, что только на первом переходе он загнал 16 верховых лошадей. Потому со следующего дня он ехал на верблюдах скороходах. Всего спаслось несколько тысяч человек, в основном из знати, те, у кого были сильные лошади или быстрые верблюды. Прочие были убиты в сражении, попали в плен или погибли от голода во время похода.

Так эмир Масуд, имея более чем 100.000 армию отлично обученных воинов, из-за своего упрямства и глупости, был разбит армий Тогрула и Дауда в 16.000 всадников, и потерял большую часть державы, в частности почти весь Хорасан.

--------------------------------------------------------------------------------------------------

Источники: Абу-л-Фазл Бейхаки, ибн ал-Асир/ибн ал-Атир

1. правил в 1030-1041 гг.

Фото и иллюстрации взяты из открытых источников и принадлежат их авторам.
Поддержи канал: ставь лайк и подписывайся на наш Дзен!
Почта для связи с авторами: Wwise11111994@yandex.ua