Не знаком с приемами местных – не умничай!

21 April 2018

741 год Северная Африка. Племена местных кочевников берберов восстали против власти арабского халифа Хишама.

Хишама
Хишама

Хишам послал против повстанцев военачальника Кулсума б. Ийада ал-Кайси, назначив его наместником Ифрикии (территория современных Туниса и Алжира). Кулсум отправил впереди себя с авангардом своих войск военачальника Баладжа б. Бишра. Тот начал объединять отряды местных арабов на борьбу с берберами. Вскоре прибыл и сам Кулсум, которому доложили, что в Тлемсене стоит арабская армия, которая уже не один месяц сражается с восставшими. Ее возглавляет военачальник во главе с военачальник Хабиб б. Абу Убайда. Далее слово арабскому историку Абд ар-Рахману. Кулсум «написал Хабибу б. Абу Убайде, чтобы тот не оставлял свое войско, пока он не прибудет. Затем Кулсум пошел в поход и прибыл к Хабибу. Они оба вместе с теми, кто был с ними, направились к Тандже. Когда Кулсум поехал к берберам, он отправил вперед Баладжа ал-Кайси во главе конницы. Когда он (военачальник Баладж) прибыл к Хабибу, то отверг его и уменьшил его должность.

Не знаком с приемами местных – не умничай!

Затем прибыл Кулсум. Хабиб встретил его, но Кулсум также проявил пренебрежение к нему. Кулсум произнес проповедь народу со своего переносного минбара и порицал Хабиба и осуждал его и его семью, а со своим отцом Хабибом (при этом) был Абд ар-Рахман б. Хабиб. Затем Кулсум и Хабиб пошли вперед.

Когда они достигли земель Танджи, к которым они стремились, их встретили отряды берберов во главе с Халидом б. Хумайдом аз-Занати». Берберы были голыми. Готовясь к битве они сняли верхнюю одежду, «на них были только шальвары. Они были суфритами (ветвь хариджитов) и шли раздетыми. Хабиб б. Абу Убайда (имевший большой боевой опыт борьбы с берберами) посоветовал Кулсуму, чтобы бились они пеший с пешим, а всадник с всадником. Кулсум возразил ему: «Нет нам никакой пользы в твоем мнении, о сын матери Хабиба!» и пренебрег мнением опытного человека. Кулсум направил Баладжа б. Бишра во главе конницы, чтобы растоптать ею берберов. А на конницу Кулсум полагался в душе больше, чем на пехоту. Баладж поехал ночью, так что на рассвете напал на берберов.

Не знаком с приемами местных – не умничай!

Они встретили его голыми, сняв одежду. Конница понеслась на них, а они (берберы) закричали, обернулись и стали метать из пращей камни». Сирийские арабы и их кони, которые никогда прежде не сталкивались с подобными методами войны, начали в панике отступать. Баладж «был ранен. Конница Кулсума врассыпную бросилась назад, а он уже приготовил своих людей и построил их в ряды». Оценив, наконец, совет Хабиба, и решив руководство дальнейшей битвы возложить на опытного военачальника, знакомого с тактикой и приемами беребров, Кулсум «послал к Хабибу б. Абу Убайде и сказал: «Воистину, эмир верующих приказал мне, чтобы я назначил тебя управлять битвой и поставил тебя начальником людей!» Хабиб же ответил: «Дело пропало!» Пехота берберов стала наступать по следам отступавшей арабской конницы и смешала ряды Кулсума и его людей (речь идет об арабской пехоте). Хабиб заклинал своего сына Абд ар-Рахмана не спешиваться и неотступно следовать за бегущим Баладжем: «Горе Баладжу! Я убит!»». Абд ар-Рахман со своими войсками начал отходить следом за Баладжем. Хабиб остался прикрывать их отход. В итоге «Кулсум, Хабиб и те, кто был с ними, погибли», а конница Баладжа и Абд ар-Рахмана бежала в Ифрикию.

Поддержи канал: подпискай!