Отношение женщин к членам ордена Ассасинов (исмаилитов)

Между 1110 – 1130 годами. Сирия.

Ниже приводится рассказ участника сражения за Шейзар, в котором излагается отношение женщин мусульманок к членам ордена Ассасинов (исмаилитов).

«Предводитель исмаилитов Алаван ибн Харрар столкнулся в тот день в крепости с моим двоюродным братом по имени Синан ад-Даула Шабиб ибн Хамид ибн Хумейд. Он был мой сверстник и ровесник — мы с ним родились, в один день — в воскресение двадцать седьмого числа второй джумады четыреста восемьдесят восьмого года (4 июля 1095 г.). Синан ад-Даула не участвовал в этот день в бою, а я был как бы осью всего сражения. Алаван хотел привлечь его к себе и сказал, ему: “Вернись в свой дом, возьми оттуда все, что можешь, и выходи, — тебя не убьют, а крепостью мы уже овладели”. Синан возвратился в дом и сказал, обращаясь к своей тетке и женам его дяди: “У кого есть что-нибудь, передайте мне”, — и каждый из них дал ему что-нибудь. В это время в дом вдруг вошел человек в кольчуге и шлеме с мечом и щитом в руке. Когда Синан увидел его, он уверился, что умрет. Вошедший снял шлем, и оказалось, что это мать его двоюродного брата Лейс ад-Даула Яхьи.

“Что ты хочешь сделать?” — спросила она Синана. “Я возьму с собой все, что могу, — ответил он, — спущусь из крепости по веревке и буду себе жить на свете”. — “Скверно ты делаешь, — ответила ему тетка. — Ты оставишь своих двоюродных сестер и жен этим чесальщикам шерсти, а сам уйдешь? Какова-то будет твоя жизнь, когда ты опозоришь себя перед семьей и убежишь от нее. Выходи! Сражайся за своих, пока тебя не убьют среди них. Накажи тебя Аллах еще и еще раз”.

Она удержала его от бегства, и после этого он был одним из славнейших всадников.

Моя мать, да помилует ее Аллах, раздала в этот день воинам мои мечи и казакины. Она пошла к моей старшей сестре и сказала ей: “Надевай твои сапоги и покрывало”. Та надела, и матушка свела ее на балкон в моей комнате, который возвышался над долиной с восточной стороны. Она посадила сестру на балконе, а сама села у его дверей. Аллах даровал нам победу над врагами, и я зашел в дом, желая взять что-то из оружия, но не нашел ничего, кроме ножен мечей и мешков от казакинов.

“Матушка, где мое оружие?” — спросил я. “О, сынок, — ответила она, — я отдала его тем, кто сражался за нас, так как не думала, что ты уцелеешь”. — “А что делает здесь моя сестра?” — спросил я. “Я посадила ее на балкон, и сама села около нее; если бы я увидала, что батыниты добрались до нас, я бы толкнула ее и сбросила в долину. Лучше мне видеть ее мертвой, чем в плену у этих мужиков и шерсточесов!”

Я и сестра поблагодарили ее за это, и сестра воздала ей добром. Такая гордость еще сильнее, чем гордость мужчин.

В этот же день одна старуха, невольница моего деда эмира Абу-ль-Хасана Али (правитель Шейзара в 1059—1082 гг.), которую звали Фануна, закрылась покрывалом, взяла меч и бросилась в бой. Она не переставала сражаться до тех пор, пока мы не одержали верх и не превзошли числом своих противников».

Даже во время боев с рыцарями крестоносцами женщины мусульманки не вели себя с таким мужеством и твердостью. Это говорит о том, что у них была причина боятся исмаилитов больше, чем врагов веры: христианских рыцарей Европы.

Поддержи канал: ставь лайк и подписывайся на наш Дзен!