Приближение Бога. К 200-летию Ивана Тургенева.

10.02.2018

В этом году исполняется 200 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева. Тургенев прославился как эталонный портретист и мастер пейзажа, а его стиль ни одно десятилетие служит камертоном для русских и европейских романистов. Несмотря на это, имя писателя еще при жизни обросло несметным количеством эпитетов и легенд.

Когда говорят о мифах об Иване Сергеевиче, на ум приходят слова известного тургеневеда Владимира Алексеевича Громова: «Вы знаете, Тургенев - великий мистификатор», - говорил он. Иван Сергеевич порой намеренно создавал мифы о себе, преследуя при этом единственную цель – пресечь всяческие попытки посторонних залезть в его душу.  

В молодости Тургенев бывал капризен и импульсивен, Александр Иванович Герцен называл его в ту пору Хлестаковым. С этим образом эксцентрика и фанфарона и была в какой-то мере связана известная история с пожаром на море. В мае 1838 года Тургенев попал на пароход «Николай I», который потерпел крушение у берегов Травемюнде. Корабль загорелся, среди пассажиров началась паника. Но из разных источников доподлинно известно, что Тургенев ни женщин, ни детей не расталкивал, более того, спустившись в шлюпку, помогал принимать остальных пассажиров. Тургенев неоднократно в течение всей жизни будет возвращаться к этому эпизоду на море, а за три месяца до смерти, пропустив эту историю через сито воспоминаний, продиктует ее на французском языке Полине Виардо (сам он к тому времени писать уже не сможет). Впоследствии этот рассказ будет переведен на русский язык и получит название «Пожар на море».

До сегодняшнего дня дошла еще одна история, опровергающая миф о малодушии и трусости писателя. Когда Тургенев приехал в свое поместье на каникулы и, узнав, что его матушка решила продать свою крепостную девушку соседской помещице, славившейся особой жестокостью, заявил, что ни при каких условиях не выдаст ее. А когда исправник пришел за крепостной, Иван Сергеевич вышел с ружьем ему навстречу и закричал: «Стой, не то стрелять буду!». Так возникло дело «о буйстве помещика Ивана Сергеевича Тургенева».  

Иван Сергеевич умел постоять и за честь близких, даже если для этого требовалось прибегнуть к крайним мерам, например, к дуэли. Так, однажды, будучи в гостях у Афанасия Фета, когда зашла речь о воспитании его дочери Полины, Тургенев рассказал: для того чтобы воспитать в ней чувство деятельного добра и сочувствия к обездоленным, он распорядился, чтобы она штопала одежду бедняков. Лев Толстой на это заявил: «Какая картина! Богатая девушка держит на коленях одежду нищих, это не воспитание, а ложь и фарисейство» (это позже Лев Николаевич сам будет приобщать своих дочерей к уходу за бедняками). Тургенева обидело это замечание Толстого, он вскочил и закричал: «Замолчите или я заставлю вас замолчать оскорблением!» и тут же уехал в Спасское. Толстой направил ему письмо с вызовом на дуэль, но Иван Сергеевич этого письма не получил, в связи с чем возник очередной миф, что Тургенев де трус и стреляться отказывается. Когда письмо все же достигло Тургенева, он ответил, что принесет Толстому сатисфакции, где и когда тому будет угодно. В 1878 году Толстой направил Тургеневу примирительное письмо: «По правде говоря, зная, как Вы добры, я почти уверен, что Ваше враждебное чувство ко мне прошло еще прежде моего. Если так, то, пожалуйста, подадимте друг другу руку… <…>». Тургенев не помнил зла и тотчас ответил Толстому, после чего писатели встретились в Ясной Поляне и в Спасском-Лутовинове, и поддерживали переписку до самой смерти Ивана Сергеевича. Стоит сказать, что последнее письмо, написанное собственной рукой, Тургенев адресовал именно Толстому.

Если Вам понравилась статья, то ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал. Приятного чтения!