Формирование детской психики.Природа страха

10.02.2018

Важным аспектом тревоги является ее возникновение именно в той ситуации, когда опасности подвергается ка­кая-либо ценность, когда нечто угрожает самой сущности или ядру личности. Поэтому всегда важен вопрос: что именно под­вергается угрозе? Каков ее источник? Чем объясняется беспомощность перед лицом опасности? По наблюдениям Хорни, в результате первых конфликтов с миром у ребенка вырабатывается защитный механизм, защитная стратегия поведения, например, скрытность или, наоборот, уступчивость, исполнительность или упрямство. Поэтому-то сильнейший страх возникает у чело­века всякий раз, когда что-либо грозит опрокинуть его при­вычный способ приспособления к миру и окружающим людям.

Взаимосвязь между страхом и способом приспособления к миру лишний раз подтверждает, что самую большую роль при формировании характера играет тип человеческих от­ношений, в которых растет ребенок. А все поведенческие отклонения и нарушения, в том числе и особая подвержен­ность страху, в конечном счете, вытекают из нарушений в человеческих взаимоотношениях и развитии. Известный немецкий психолог и психотерапевт Фриц Риман, долгие годы изучавший феномен страха, установил, что все многообразие человеческих страхов может быть сведено к четы­рем основным формам, вытекающим из условий человеческого существо­вания, в том числе из особенностей межличностных отношений.

Первая форма страха названа им страхом пе­ред самоотдачей, перед растворенностью в других. Под влиянием опреде­ленных биографических причин самоотдача может восприниматься человеком как утрата собственного «Я», как угроза его личностным границам. Тогда его главным стремлением становится стрем­ление к самосохранению и обособленности, а главным страхом — страх перед человеческой близостью, эмоцио­нальными контактами. Вторая форма страха образована противоположным стремлением — раствориться в других людях, отказаться от ощущения собственного «Я» ради пе­реживания единства и совместности.

В этом случае глав­ным страхом становится страх перед изоляцией. Третья форма страха связана со стремлением к неизменности и ус­тойчивости. Она образована страхом перед изменчиво­стью, нестабильностью и зыбкостью существования. И чет­вертая форма порождена противоположным импульсом — стремлением к вечно новому, к разнообразию и постоян­ным переменам.

В этом случае человек испытывает сильнейший страх перед необходимостью, переживаемой как окончательность и не­свобода. Эти четыре импульса нередко встречаются попар­но, дополняя и оспаривая друг друга. Каждому из них свой­ственен непреодолимый страх перед противоположным стремлением.

При благоприятном стечении обстоятельств, если развитие ребенка происходило в атмо­сфере тепла и понимания, ему в определенной степени из­вестны все эти формы страха. Но в его душе они не превыша­ют критическую массу, не за­хватывают его, не становятся непереносимыми. Преоблада­ние же одной из четырех ос­новных форм страха приводит к определенным жестким типам личностной структуры или к определенным способам существования в мире. Например, человек, испытывающий сильный страх перед самоотдачей, будет строить свою жизнь таким образом, чтобы оставаться независимым, не нуждаться ни в чьей помощи, не быть никому обязанным.

Он будет ограничивать человеческие связи лишь деловыми отношениями, познавая мир через интеллект, сознание, ра­циональность. Человек такого склада обычно стремится к точным знаниям, надеясь, что они гарантируют ему безо­пасность и отстраненность от эмоциональных контактов. В противоположность ему человек, одержимый страхом пе­ред изоляцией, будет отчаянно добиваться от других людей эмоциональной близости, доверительных отношений, без­граничной и безусловной любви.

Для такого человека по­стоянный друг, любимый или родственник становится сверхценным объектом, от которого он попадает в большую зависимость. Любая дистанция, любое, даже временное, от­даление от близкого существа вызывает у него страх утраты во всех его проявлениях — страх быть покинутым, страх пе­ред беззащитностью и одиночеством, страх перед забвени­ем.

Если в случае страха перед самоотдачей безопасность и защищенность создаются отсутствием эмоциональных контактов, то в случае страха перед изоляцией единствен­ный залог безопасности — именно эмоциональные связи, а их отсутствие представляет угрозу существованию. Страх перед изоляцией порождает слабость индивидуального на­чала в человеке и снижает развитие, склонность занимать пассивно-выжида­тельную позицию, ждать инициативы от других и их упорно идеализировать.