Особенности пушкинской сказки.

"Сказка о золотом петушке" является авторской / литературной/ волшебной сказкой. Мы относим ее именно к группе волшебных ска­зок, так как по признакам в произведении наличествуют: фан­тастичность содержания и волшебные предметы.

Сказка была написана в 1834 г. и стала последней сказкой поэта. Нас будет интересовать история происхождения этого произведения, столь не похожего на предыдущие его сказки.

Впервые черновая рукопись "Сказки о золотом петушке" была отмечена Б.Я. Якушиным в его описании рукописей А. С. Пушкина. В отличии от других сказок, "Сказка о золотом петушке" имеет своим источником не народные сказки, а литературное произведение -"Легенду об арабском звездочете" Вашингтона Ирвинга. Сборник, в который входит эта легенда, вышел в Париже в 1832 г. Одно­временно появился и французский перевод. Перевод этот очень бли­зок был к подлиннику и хорошо передавал иронический тон сказок В. Ирвинга. Очевидно, Пушкин пользовался переводом, а не подлин­ником, в библиотеке поэта находилось именно французское двухтом­ное издание сборника "Альгамбра".

"Легенда об арабском звездочете" - пародийная псевдоарабская сказка, которую В.Ирвинг выдает за записанное им народное предание. Сюжет пародийной "Легенды" чрезвычайно сложен, с чудесными происшествиями и со всеми аксессуарами псевдоарабской фантастики, которую сам Ирвинг характеризует как "гарун-аль-рашидовский
стиль".

Приведем краткий пересказ. На отставного завоевателя, старого мавританского короля Абен-Габуза нападают враги. Арабский звездочет, глубокий старик Ибрагим, наперсник коро­ля, рассказывает ему о талисмане, предупреждающем о нападении врагов /петух и баран из меди/. Звездочет сооружает другой талисман с теми же свойствами и тем же назначением /медный всадник/. Враги Абен-Габуза уничтожены. Талисман снова начинает действовать. Разведчики находят в горах готскую принцессу. Король влюбляется в принцессу и, исполняя ее прихоти, ра­зоряет Гренаду. Вспыхивает революция. Звездочет требует за свои услуги девицу в награду. Король, давший слово наградить звездочета, отказывается. Происходит ссора звездочета с королем. Звездочет и принцесса проваливаются в подземное жилище звез­дочета, где пребывают и поныне. Враги снова нападают на удалившегося от дел завоевателя Абен-Габуза. Талисман перестает действовать, с течением времени он прев­ращается в обычный флюгер.

Насколько близка фабула "простонародной" сказки А.С Пушки­на к легенде В. Ирвинга, становится ясным при параллельном сличении:

У Пушкина:

Негде, в тридевятом царстве,
В тридесятом государстве,
Жил-был славный царь Дадон.
Смолоду был грозен он,
И с соседям то и дело
Наносил обиды смело,
Но под старость захотел
Отдохнуть от ратных дел
И покой себе устроить.
Тут соседи беспокоить
Стали старого царя,
Страшный вред ему творя.
Чтоб концы своих владений
Охранять от нападений,
Должен был он содержать
Многочисленную рать.
Воеводы не дремали,
Но никак не успевали.
Ждут, бывало, с юга, глядь,-
Ан с востока лезет рать!
Справят здесь,- лихие гости
Идут с моря... Со злости
Инда плакал царь Дадон,
Инда забывал и сон.
Что и жизнь в такой тревоге!

у Ирвинга

Жил однажды мавританский король по имени Абен-Габуз. Это был завоеватель, уже удалившийся на покой, другими словами, проведя молодые годы в беспрерывных набегах и грабежах, теперь, состарившись и одряхлев, он ничего другого не желал, как жить со всеми в мире...безмятежно наслаждаться жизнью во владениях, некогда отня­тых им у соседей. Случилось, однако, что этому королю... пришлось вести борь­бу с молодыми соперниками... Некоторые отдаленные области государства, которые в дни бы­лой его мощи и пикнуть не сме­ли под его железной дланью, вздумали бунтовать. И несчас­тный Абен-Габуз, которому, таким образом, грозили одно­временно извне и изнутри, жил в постоянной тревоге, не зная, с какой стороны ждать ему на­падения. Напрасно построил он сторожевые башни и повелел, чтобы особые войска охраняли все входы и выходы... Бывал ли кто-нибудь столь миролюби­вый, живущий на покое завоева­тель в более трудном положе­нии, чем бедный Абен-Рабуз?

Сходство ситуаций полное, отсутствует только мотив восстания провинций. "Биографии" у царя Дадона и короля Абен-Габуза сов­падают . Примечательно, что у героев других пушкинских сказок /Салтан, Елисей и др./ биографии отсутствуют.

Продолжение следует...