Криптовалютные операции должны облагаться налогом даже без принятия профильного закона

31.07.2018

Вчера, 18 июля, председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков заявил, что майнеры и владельцы криптовалют в РФ будут платить налоги согласно действующим нормам Налогового кодекса. В частности, с физлиц будут взимать 13-процентный НДФЛ, а для юрлиц налогообложение будет зависеть от классификации бизнеса.

Несмотря на то что в России до сих пор отсутствует законодательное регулирование криптовалютной отрасли и единый глоссарий терминов, налогообложение этого рынка уместно уже сейчас. Об этом журналу ForkLog заявили директор программы дополнительного образования Blockchain Lawyers Игорь Судец и партнер Taxology, преподаватель программы дополнительного образования Blockchain Lawyers Михаил Успенский.

ForkLog: Насколько грамотным является решение о введении налога на криптовалютные операции до законодательного регулирования отрасли?

Михаил Успенский: Операции с криптовалютами подлежат налогообложению даже сейчас, без принятия профильного закона, если они приводят к возникновению дохода. Например, если физическое или юридическое лицо купило, а затем перепродало биткоин с наценкой, с разницы обязательно заплатить налог. Существует миф, что налог не платится до конвертации в фиат. Но, согласно российскому налоговому праву, это не так. К слову, министерство финансов РФ высказало недавно аналогичную точку зрения.

Игорь Судец: Сейчас установленные налоги не касаются видов деятельности: есть подоходный налог для граждан, есть для бизнеса. Существуют различные системы налогообложения, но если бизнес получает прибыль — он будет платить налог, вне зависимости от того, получен он с продажи булочек или с майнинга.

Гораздо интереснее вопрос, когда уплачивать этот налог. Особенно этот вопрос волнует майнеров — для них нерешенность у нас этой проблемы является причиной выбора Канады как места для размещения промышленных майнинговых мощностей.

На мой взгляд, самое правильное решение платить налог в момент вывода валюты с кошелька, на который она была намайнена.

Отдельный вопрос — по какому курсу оценивать. Понятно, что в случае вывода в фиат оценка производится по курсу сделки. А при иной операции считаю целесообразным оценивать на основании стоимости криптовалюты на одной из основных бирж. В случае проблем с налоговой и проведения экспертизы в суде такой способ расчета будет вполне эффективным.

Но для создания комфортных условий в России эти два аспекта возможно стоит прописать в законодательстве, а вводить отдельный налог излишне.

FL: Ранее налоговая РФ разослала рекомендацию о том, что физлица должны самостоятельно определять размер налога и включать доходы от криптовалютных операций в налоговую декларацию. Откуда взялись 13%?

Михаил Успенский: 13% — это стандартная ставка НДФЛ, но налог платится не с полной продажной цены, а с разницы. На это в мае-июне указали и Минфин, и Федеральная налоговая служба РФ в свои ведомственных письмах. Кроме того, правильность такого подхода можно усмотреть из правовых позиций Верховного суда, касающихся взимания НДФЛ с имущественных прав. На данном этапе, я думаю, уже мало кто спорит, что криптовалюта — это имущественные права. Некоторые рабочие группы называют их «цифровыми правами», но суть от этого не меняется.

Игорь Судец: Еще 13 октября 2017 года вышло письмо Минфина №03-0405/66994, в котором ведомство сообщает об отсутствии особого порядка налогообложения и соответственно применения обычного НДФЛ, который нужно исчислять самостоятельно. При этом понимания, что считать доходом – валовую сумму при продаже криптовалюты или разницу в стоимости покупки и продажи — министерство пока не разъяснило. Фактически, данный подход был применен по аналогии с трейдингом на форекс-рынке.

FL: Насколько щадящим можно назвать подобный налоговый режим по сравнению с мировой практикой (Сингапур, Япония, Китай, США, Канада, ЕС)?

Михаил Успенский: 13% — одна из самых низких ставок подоходного налога в Европе. Однако в целях развития отрасли крайне желательно предусмотреть еще патентный режим для мелких ИП-майнеров. Схожий патентный режим сейчас есть для ИП-программистов.

FL: Коснется ли налогообложение госслужащих, которых в январе 2018 года Министерство труда освободило от обязанности указывать криптовалюты в справке о доходах за 2017 год?

Игорь Судец: Госслужащим много чего не нужно указывать в декларации, например, движимое имущество. Это не означает, что им можно заниматься коммерческой деятельностью (когда рамки коммерческого майнинга будут установлены законодательством, госслужащие не смогут им заниматься). Также это не означает, что если они получили прибыль, с нее не нужно платить налоги. Просто не в момент получения криптовалюты или хранения ее на кошельке.

Михаил Успенский: Министерство труда освободило госслужащих лишь от раскрытия криптовалюты в рамках специальных правил по декларированию чиновничьих доходов. На налоговые правоотношения эти рекомендации совершенно не распространяются.

FL: Как налогообложение криптовалютной отрасли повлияет на рынок и в целом на экономику РФ?

Игорь Судец: Понятные правила налогообложения будут более комфортными для участников рынка, чем ситуация, когда каждый утверждает, что «майнит фантики и не продает их» или рассчитывает налог самостоятельно без дополнительных разъяснений. Над такими майнерами висит дамоклов меч, а с учетом наличия недобросовестных представителей правоохранительных органов разночтения могут трактоваться не в пользу бизнеса.

FL: Будет ли введено налогообложение майнинга с учетом того, что в декабре 2017 года звучало предложение отнести эту деятельность к предпринимательской?

Игорь Судец: Майнинг можно рассматривать как предпринимательскую деятельность (с созданием ИП или юрлица) целиком, либо выделять домашний майнинг (с которого будут уплачиваться только подоходные налоги граждан), либо как некоммерческую деятельность по поддержанию блокчейна. Наиболее вероятен вариант с введением майнинга в качестве коммерческой деятельности с применением уже существующих систем налогообложения бизнеса, а также выделение небольшого количества домашних майнеров.

Михаил Успенский: Если майнинг отвечает критериям предпринимательской деятельности (то есть человек добывает криптовалюту целенаправленно и регулярно), то он не только должен платить налоги, но и зарегистрироваться в качестве ИП. Более того, ИП может применять ставку 6% в противовес обычной ставке 13% для рядовых граждан.

FL: Коснется ли налогообложение краудфандинговых платформ, которые в марте 2018 года предложили освободить от НДС по аналогии с профессиональными участниками рынка ценных бумаг.

Михаил Успенский: Пока говорить об этом рано, однако в целом освобождение операций с токенами и криптовалютами от налогообложения безусловно положительно скажется на развитии отрасли.