Диктор Ахат Муртазин: "Стараюсь быть бодрым, добрым, спокойным"

06.04.2018

Муртазин Азат Мутагарович - диктор высшей категории, заслуженный артист РБ. Родился в д. Ново-Байрамгулово Учалинского района, окончил Сибайское педучилище, БГУ (филфак). С 1986 года работает на Башкирском радио.

- Азат Мутагарович, о чем в детстве мечтают люди, которые потом работают дикторами?

- В детстве мне хотелось быть и шахтером, и шофером, и космонавтом. Еще я увлекался спортом, с пятого класса постоянно занимался лыжами. Дорос до первого взрослого разряда. Так что была у меня еще одна мечта - стать тренером. Я даже поступал после десятого класса в Челябинский спортивный институт. Но не прошел по баллам, пошел работать слесарем на Учалинский горнообогатительный комбинат.

Тогда была такая система- к каждому прикрепляли наставника. Вот мой наставник и говорит мне:

- Ахат, времени зря не теряй, поступай учиттся в ГПТУ.

Я и пошел учиться нас слесаря. Закончил вместе со всеми, получил корочку. Там написано - сварщик пятого разряда. А у всех - только третий. Как так? Оказалось, перепутали мой год рождения, написали, будто я на десять лет старше. Вот и дали пятый, высший разряд.

- По идее Вы должны были пойти в армию...

Да, потом была армия. Я служил в Германии, в ансамбле песни и пляски. Это все мой наставник виноват. Он мне сказал:

- Ахат, там будут спрашивать, кто поет, кто танцует. У тебя получается, так что не молчи, выходи вперед.

Я и вышел. Попал в ансамбль песни и пляски, в хоре пел два года.

Мы выступали повсюду, всякое с нами случалось. Поехали как-то на шестой рабочий фестиваль. Нас предупредили - интервью не давать, на провокации не поддаваться. Если будут снимать на камеру - отворачиваться. Так что едем по городу в автобусе. Тут же команда: «Снимают справа!» Мы дружно отворачиваемся. Потом опять команда: - «Снимают слева!» Опять отворачиваемся.

Как-то раз выходим на сцену. А там стоит камера, нацелена прямо на нас. Тут кто-то и пошутил: - «Снимают спереди! Мы стали смеяться. Только, конечно, не отвернулись.

Как-то раз выступали перед немцами. Вышел солист. Есть такая песня: «Всю- то я Вселенную проехал, нигде милой не нашел».

Идет вступление, прошло уже, а солист молчит. Дирижер еще раз вступление, солист молчит. Только на третий раз он запел:

Ой, слова, забыл, забыл!

Нигде милой не нашел.

Немцы сидят в зале, думают, наверное, что так и надо, что хор смеется.

А куда Вас судьба забросила после армии?

У меня отец педагог, мама в школе всю жизнь воспитателем работала, так что после армии решил и я стать педагогом. У нас тогда в деревне был на гастролях Сибайский театр, и вместе с ним приехала наш известный педагог и поэтесса Расима Ураксина. Она агитировала деревенскую молодежь поступать в Сибайское педучилище. Я решил отучиться, а потом работать и учиться заочно в институте.

Училище я закончил почти отлично, была у меня только одна четверка, и мне дали направление в институт без отработки. И пошел я на филфак БГУ. Педучилище заразило меня педагогикой. Хотелось писать труды по педагогике как Сухомлинский. Я все думал - почему у нас мало трудов башкирских педагогов?

- БГУ - это уже недалеко от Башкирского радио...

Мы у себя на филфаке проводили поэтический вечер. На него пришла журналистка Резеда Имашева. Она- то и пригласила меня на радио. Я на том вечере был ведущим.

Потом Шаура Гильманова пригласила вести детские передачи. Так что сотрудничаю с радио я со второго курса. Меня заметила режиссер Альбина Закирова, стала со мной заниматься, не жалея сил. Вот этим трем людям я очень благодарен, они привели меня на радио.

А профессионально я начал работать на радио в 1985 году. Известный наш диктор Галимнур Бикбулатов, ныне покойный предложил мне стать диктором. Я принял участие в конкурсе, прошел его. Потом Галимнур Бикбулатов три месяца сидел со мной в студии, помогал адаптироваться, передавал секреты мастерства. Я считаю его своим учителем.

И вот с 10 марта 1986 года я работаю диктором.

К кому вы обращаетесь, когда читает текст? Видите ли Вы перед собой зрителя?

Если начинаешь стараться кого-то видеть, то получается плохо. Поэтому я просто думаю о том, что там люди, они меня слушают, и я должен передать им что-то хорошее, добрую энергию. Поэтому стараюсь быть бодрым, добрым, спокойным.

Прежде всего я должен поздороваться, чтобы слушатель было приятно, чтобы он понял, что день будет добрым.

Был у нас такой случай - из-за пурги наши операторы опоздали, и нам пришлось начать радиопередачу на пятнадцать минут позже. И знаете что было, поползли слухи, дескать, что-то случилось, люди переволновались, звонили повсюду. Так все привыкли, что в 7 утра башкирское радио начинает говорить.

Ваш главный инструмент- голос...

Да, и я стараюсь его беречь. Я живу в Деме, поэтому, наверное, единственный, кто много лет лет ездит в Уфу в валенках и тулупе.

А так - я не пью холодное. Если что - ставлю компресс, делаю ингаляции.

Иначе. чуть простынешь - зрители звонят, интересуются – что, опять Муртазин с похмелья? Это, конечно, шутка.

- Как отнеслись родители к Вашему решению стать диктором?

Отец только сказал, что зарплата маленькая, в городе жить будет трудно. А так не отговаривал. Очень они болели за меня. Если удача - радовались, если что-то не так - говорили об этом прямо.

А проблемы были?

Конечно. Мне не давались новости. Плохо их читал, в голове всегда звучал голос Галинура Бикбулатова. Преодолел это только в 1988 году. Нас тогда послали на курсы в Москву. Вел их известный диктор Панфилов. Вот он и сказал нам:»Время теперь на другое, надо и нам перестраиваться. Надо говорить динамичнее, без пафоса». И, кстати, знаете ли вы, что после войны Левитана постепенно отстранили от эфира, хотя он еще мог работать? А все дело в том, что его голос ассоциировался у людей с войной. Он в эфире, и люди думают, что война!

- Узнают ли Вас на улице?

Узнают. Но порой случаются курьезы. Почему то думают, что я старик. Однажды был приглашен на свадьбе, сват стал спрашивать, когда приедет Муртазин. Ему показывают на меня, а он тянет- «Нееет, - говорит, - это не Муртазин. Больно молодой».

А вообще я многие годы скрывал, что я диктор. Говорил, что работаю на радио. Сравнивал себя со старыми дикторами, понимал – до них еще далеко. Только сейчас, после пятнадцати лет работы стал говорить - я диктор.

Беседовал Айдар Хусаинов