Крым в годы фашистской окупации. Воспоминания. Часть 4. Освобождение.

Накануне (ноябрь 43-го – апрель 44-го)

Победа в битве на Курской дуге летом 43 года позволила Красной армии продвинуться далеко вперед и выйти на подступы к Крыму. На полуострове немцами к тому времени была создана глубоко эшелонированная линия обороны. Общая численность фашистских войск составляла около 200 000 солдат и офицеров.
31 октября стартовала Керченско-Эльтигенская операция. Овладев плацдармом возле Эльтигена, советские десантники отражали одну за другой атаки врага. 36 дней и ночей продолжались бои, в ходе которых немало советских военнослужащих погибло и попало в плен.
С попавшими в плен десантниками фашисты расправлялись безжалостно. Спаслось не более пятнадцати человек. На другой день в эту же самую баржу погрузили уже 2000 человек из числа раненых, привезенных из Керчи, и затопили в море.

К началу 44 года войска РККА продвинулись вперед на 500 километров, а кое-где и на 1300, и удерживали в своих руках стратегическую инициативу. Готовясь к решающим боям за освобождение Крыма, советское командование стремилось активизировать деятельность подпольщиков и партизан. Над полуостровом постоянно кружили советские самолеты, с которых сбрасывали листовки и газеты, сообщавшие о положении дел на фронтах.

Такие листовки и подобрала Зина Чернова. Пойманную с пропагандистскими материалами в руках, ее, пятнадцатилетнего подростка, отправили в самый страшный из устроенных на территории Крыма концлагерей – «Красный». Как и другие бывшие узники концлагеря, Зинаида Чернова вспоминает обо всех обстоятельствах заключения почти без эмоций, словно пытается защититься от тяжелых воспоминаний.
Заключенных били за малейшую провинность и просто так. Истощенным узникам редко удавалось скрыться от преследователей.
Зина понимала, что ей подобные экзекуции просто не пережить. Девочка была худенькой и выглядела лет на двенадцать, ее все время прикрывал кто-нибудь из взрослых, поэтому ей плеток не досталось.

Освобождение (апрель – май 44-го)

8 апреля 44-го части Красной армии перешли в решительное наступление. Численное превосходство на суше и на море создало условия для быстрого освобождения Крыма. Во время этих боев, исход которых был предрешен, фашисты во что бы то ни стало стремились избавиться от свидетелей своих злодеяний. Днями и ночами из концлагеря «Красный» свозили ко рвам и ямам приговоренных к расстрелу. Пришла очередь и Зины Черновой.
Ее вместе с другими заключенными загрузили в машину и повезли в неизвестном направлении. Но почему-то машина повернула не на полигон для расстрелов, а в город. Вскоре девочка опять оказалась в комендатуре. Ее завели к начальнику, который дал ей бумагу и заставил подписать расписку, что она никому ничего не расскажет из того, что видела в лагере. Зина подписала, и ей выдали справку, что она отпущена на свободу.


Оставшихся узников «Красного» освободили партизаны. Услышав об освобождении концлагеря, жители Симферополя кинулись искать своих родственников или хотя бы их останки. Тогда же было вскрыто несколько ям и колодцев. Удалось опознать лишь полторы сотни казненных.
Могилы погибших узников концлагерей вскрывали пленные немцы. По иронии судьбы теперь они оказались в тех же самых бывших птичниках совхоза «Красный». Немцы, австрийцы, итальянцы и румыны, искупая свою вину перед советским народом, работали над восстановлением железнодорожного вокзала в Симферополе, строили жилой микрорайон, прозванный народом «Берлином».
Немецкие военнопленные работали в соответствии с советским законодательством – по 8 часов в день. Они даже получали денежное довольствие. Рядовым и младшим чинам – по 7 рублей в месяц, офицерам – 10, полковникам – 15, генералам - 30. Те, кто не был осужден за военные преступления, отработав положенный срок, отправлялись домой. Это касалось даже эсэсовцев. Многие немцы вернулись на родину с набитыми чемоданами еды и вещей, купленных на заработанные деньги.
После войны в бывшем концлагере «Красный» на средства, собранные комсомольцами Крыма, установили скромный обелиск. К сожалению, на нем нет ни одной фамилии. Останки 5000 жертв, похороненные в братской могиле под этими плитами, до сих пор остаются безымянными.
За 23 года независимости Украины этот обелиск ни разу не ремонтировался. Погас и вечный огонь. Но память о трагедии Крыма жива. Когда полуостров вернулся в состав России, практически сразу же начались восстановительные работы. А в 2015-ом открылся мемориальный комплекс памяти узникам лагеря смерти.

Предыдущие части можно прочитать тут