«Такого красивого дерева не сыскать на всем белом свете…»

06.04.2018

Альберто Васкес-Фигероа "Гароэ"

«Гароэ» – новая великолепная книга А. Васкеса-Фигероа, получившая премию за лучшее произведение в жанре исторического романа.
Таинственный Эль-Йерро – самый удаленный остров Канарского архипелага. В конце XV века на этой окраине мира высаживаются испанцы, чтобы присоединить остров к владениям испанской короны, и среди них – молодой лейтенант Гонсало Баэса. Он полон надежд и желания приобщить «дикарей» к цивилизации, не ведая, что на острове и так царит гармония, которой управляет чудесное дерево – Гароэ.
Потрясающая книга о любви, утрате и человеческом мужестве перед лицом ужасных испытаний.

Под палящим солнцем и долгожданными дождями очерчивается далеко на западе Канарского архипелага маленький островок Эль-Йерро. Сейчас там тишина, вино, ухоженные заросли можжевельника, да белостенные церквушки, но обернёмся на несколько веков назад. Населяли его условные дикари, жили счастливо по своим законам, пока в начале пятнадцатого века испанская корона не прибыла на остров насаждать вечное и причинять доброе, в результате чего большинство коренного населения благополучно было продано в рабство, а на остров не менее благополучно заселились французские и испанские поселенцы. Теперь это жемчужинка Канарского архипелага, «остров для зрелых туристов, которые ищут уединённое тихое место». Дерево Гароэ уничтожено ураганом четыреста лет назад, но предприимчивые испанцы высадили в 1957 году на его место такое же, только другое (молоденькое и, как они полагают, похожее на оригинал), и посмотреть на чудо-дерево-похожее-на-то-самое-дерево стоит 2,5 евро, понедельник – выходной.
Помимо прочих легенд и событий, приписываемых острову, бытует легенда о девушке-туземке, испанском идальго, их любви (такой же чудесной, как и дерево), надеждах и разочарованиях, страстях и горестях, чувстве долга и выборе правильного пути. Все элементы для формирования задумчивой истории с налётом вневременной грусти имеются, Альберто Васкес-Фигероа грамотно скомпоновал свой пересказ этого сюжета, насытив его дополнительными персонажами и деталями, потому что сама легенда умещается в пару предложений, разбавил довольно удручающий сюжет бодрым Сёднигусто с его шуточками, и наделил каждого персонажа строго определённой функцией. Я бы сказал, что это книга не о конкретных людях, но об абстрактных собирательных образах людей в общем, несущих в себе определённую смысловую программу.
Положительные герои останутся положительными во всех смыслах, лаконичность сюжета не оставляет им места для манёвра и какой-то глубокой рефлексии. Сомнения и муки выбора этих положительных персонажей выглядят довольно натужно и условно, потому что в ответ на размышления: «Правильно ли я поступаю? Хороший ли человек? Тварь я дрожащая иль…» не уготовано никаких слов, кроме утвердительных. То есть вы уже знаете, как поступит условно хороший персонаж на перепутье, потому что хорошие персонажи так и должны поступать. Отрицательный же герой не имеет шанса на искупление своих грехов, потому что зло должно быть наказано, а значит, наказано оно непременно будет. Если любовь, то с первого взгляда и до последнего вздоха, если доброта, то всепрощающая, если злость, то ослепляющая и нарушающая сообщение полушарий мозга друг с другом и с окружающим миром. В этих категорических чувствах реальный мир с его незавершённостью просто растворяется, замыкаясь на маленьком островке, а то и на одной палатке.
Сюжет «Гароэ» лёгким языком, быстрым развитием событий и незамысловатостью персонажей рисует наглядную картину (которую все не раз видели, но именно в той лёгкости, с которой она предстаёт в своих мрачных тонах у Альберто и кроется своя прелесть) хрупкости и нестабильности любой упорядоченной структуры человеческих отношений. Кто-то уверен, что для общества необходима строгая иерархия, товарно-денежные отношения, что к власти должны приходить не мудрейшие, а обладающие бОльшим могуществом, что без предсмертной исповеди тебе уготован Ад, что женщине место на кухне, а во всех проблемах внутренней политики виновата непременно другая страна. Другие же считают, что руководить обществом должны мудрейшие, каждый получает по способностям, верит в то, во что хочет верить и не сношает мозг ближнему своему.
Обе эти структуры спокойно уживаются на ограниченной территории, если их границы не стыкуются друг с другом, но стоит поместить первых в оазис вторых, как сразу даёт брешь, расползается по швам, лопается и рушится годами поддерживаемый порядок. Причём ломается порядок обеих сторон, потому что представители одного вида, живущие в разных социальных условиях, смотрят друг на друга как на инопланетян, потому что не могут найти ответа на один и тот же вопрос: «Как можно так жить?».
Прелесть «Гароэ» – в наглядной демонстрации нелепости утвердившихся в «развитом» мире обычаев и традиций, и их хрупкости, ведь стоило попытаться вложить конституцию и Библию в головы дикарей-туземцев, как дикарями как раз начинают выглядеть вовсе не коренные жители острова; а столпы, на которых держится продвинутое общество, становятся пылью. А любовь… Любовь в этой книге скорее обязательное дополнение жанра, чем основная сюжетная линия.