«Нетленка»: как в иркутском Госархиве спасают ценные документы

Зайдя в фойе Государственного архива Иркутской области, я немного расстраиваюсь, что нет здесь загадочных старины, паутины и архивной пыли. Вместо них – турникет, свежевыкрашенные стены, новые лифты.

В коридоре вижу удаляющуюся уборщицу и, продолжая дальше движение на цыпочках, начинаю соображать: с чего тут должна быть древность и пыль, если я пришла посмотреть, как сканируют старые документы и тем самым придают им нетленный вид.

Электронные копии архивных документов делают с 2012 года. Сейчас в архиве два специальных сканера и в январе 2018-го на одном из них сделан миллионный скан. На его оригинал я и пришла посмотреть.

                        ▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬▬

На полке над рабочим столом Елены Ильиной, начальника использования документов и работы с обращениями граждан и организаций, стоит второй монитор, с помощью которого она наблюдает за тем, что происходит в читальном зале. Сейчас на экране видно, что несколько человек листают большие книги и что-то записывают в тетрадку или в ноутбук.

– Смотрю за тем, чтобы архивные дела не портили, – говорит Елена Викторовна.– Котиков на полях что ли рисуют? – спрашиваю.– Нет, котиков не рисуют, конечно. Всё же к нам приходят люди интеллигентные. Смотрю, чтобы не загибали странички, чтобы не оставляли дела на столах открытыми, когда выходят. Потому что свет пагубно влияет на чернила.

Такая же большая книга, как у посетителей читального зала, лежала и на столе Елены Викторовны. Именно один из её разворотов стал миллионным отсканированным.

О миллионном отсканированном

Со времён Петра I записи о рождениях, смертях и браках делали в церковных учреждениях. Церкви строили повсеместно, в первую очередь их строили и на освоенных территориях. Поэтому это был удобный способ вести учёт населения. Каждая книга заводилась на один год.

Миллионный отсканированный лист находится в метрической книге 1874 года в разделе о рождениях. На нём записаны два человека.

10 апреля родилась Серафима, 16-я девочка за год. Родители: Селенгинский второй гильдии купец Даниил Фёдоров Маслюков и законная его жена Анисия Алексеева; оба православные. Восприемники, то есть крёстные родители: Иркутский временный второй гильдии купец Николай Петров Манаков и жена Кяхтинского первой гильдии купца Иоанна Фёдорова Токмакова Варвара Иоаннова.

Обратите внимание на отчество родителей и крёстных. Не Фёдорович, А Фёдоров. Не Петрович, а Петров. Раньше было такое написание.

21 апреля родился Георгий, он стал 24 мальчиком за год. Его родители: мещанин Дамиан Тимофеев Раклаговский и его законная жена Анастасия Михайлова, оба православные. Восприемники: поселенец Черемховской волости и того же селения Иван Иванов Ивановите и поселенцы Нижнеудинского округа Бирюсинской волости Матфея Семёнова Крижановского жена Екатерина.

Поселенец – это человек, который был сослан. Фамилии у крёстных – литовская и польская.

Эту метрическую книгу вели в иркутской Спасо-Преображенской церкви – в по сей день действующем храме, который находится наТимирязева, недалеко от автовокзала. Условия хранения были достаточно хорошие, поэтому большинство документов оттуда поступили в Госархив в приличном состоянии. Кстати, какое-то время в церкви хранился архив Октябрьской революции.

Большинство людей по таким метрическим книгам составляют свои генеалогические древа для интереса. Но было дело, когда человек восстанавливал родословную аж до 1820 года для судебного разбирательства, чтобы восстановить право на наследство. Некоторые устанавливают связь, чтобы перезахоронить родственников, умерших в начале 20 века, – рассказывает Елена Ильина.

О самом древнем документе

Хоть отсканированный миллионный лист и событие для Госархива, по правде говоря, это только капля в море. В шестиэтажном здании, где пять этажей – это залы для хранения документов, всего хранится около 1 000 050 дел. В каждом деле до 600 листов.

Сейчас в первую очередь специалисты сканируют особо ценные документы, например, связанные с историческими личностями: Берингом, который был в Иркутске проездом в одной из своих экспедиций, или Радищевым, которого отправили к нам в ссылку.

А самые древние документы, хранящиеся в Иркутске, – документы Илимской и Киренской воеводской канцелярии о самых первых поселениях на земле будущей Иркутской области. В них хранятся сведения о поставках хлеба, о сборе налогов и т.д.

На фото – столбцы из киренского монастыря. В допетровское время записи вели на листах, которые склеивали в виде длинного свёртка. Существуют столбцы до 300 м в длину. Иркутские столбцы покороче, но всё равно они очень ценные.

О повреждённых документах

Примерно 20% документов в Госархиве повреждено грибком. Среди повреждённых много дел времён Великой Отечественной войны, потому что они хранились в плохих условиях.

– Причём споры могут находиться в спящем состоянии, и тогда невооружённым взглядом их не выявишь, – говорит Елена Ильина. – Однажды мы возили один из документов в Петербург на реставрацию. Сделав анализ, специалисты обнаружили большое количество неявных спор. Поэтому точно мы ни про одно дело не можем сказать, что оно не заражено. Постоянно выявляем повреждённые документы. Если ещё возможно, протираем страницы раствором фурацилина, заворачиваем дело в крафтовую бумагу, пишем «грибок» и убираем подальше. У нас были случаи, когда он одного дела грибком заражались остальные документы, хранящиеся с ним в коробке. Пока ничего другого сделать не можем, потому что для качественного «лечения» нужны специальное оборудование и препараты. Но в первую очередь, мы бы хотели сейчас закупить специальный сканер, чтобы с таких документов снимать информацию и не потерять её.

Блог "Пытливый ум" www.ptlum.blogspot.com