Всем матерям, у которых дома бардак

30.03.2018

У меня дома бедлам. Иногда я говорю, что для полноты картины надо накакать по средине комнаты и тогда пейзаж станет законченным. Приходя к подругам домой, я часто завидую, что у них часто чистый пол, дети не жрут печенье с кошачьими волосами, а в кухонных шкафах лежат кастрюли и крупа, а не кубики лего и недоеденный банан.

Вспоминаю себя лет 10 назад и понимаю, что тогда, я бы просто умерла в конвульсиях от вида сегодняшнего собственного дома. Что случилось? Как я дошла до жизни такой? Отрастила дзен или просто заебалась?

Если вернуться на 10 лет назад, то там мой дом представлял небольшую однушку в 30 квадратов, без детей и животных, с минимумом посуды и одежды. Ну и прибраться я могла спокойно и непринуждённо. Я любила маленькие статуэтки, чистый пол и блестящее стекло.

Когда появился мой сын, то вопрос с чистотой стал просто огромным. Вот это вот, большими буквами РЕБЁНОК В ДОМЕ!!!, а значит полы должны мыться по 2 раза в день, посуда должна обдаваться кипятком, игрушки обрабатываться в экологичном моющем средстве. Я не знаю, может кого и миновала чаша сия, но вот мой мозг (после учёбы в медицинском колледже и жизни в частном доме с туалетом на улице) просто свихнулся на чистоте. Ребёнок привнёс в семью общий дурдом на тему микробов, пылевых клещей и кишечной палочки. Добавьте к этому ещё и появившуюся в семье собаку с её шерстью и грязными лапами.

Надо ли говорить, что примерно через 4 месяца ежедневного мытья полов я просто сдулась и еле ходила. А ведь кроме этой дебильной уборки я ещё гуляла каждый день с дитём, готовила еду и просто общалась с ребёнком.

Сейчас думаю, а зачем мне это всё было надо? А знаете зачем! Я теряла остатки привычной и понятной жизни, где всё было под моим контролем: работа, моё передвижение, мой сон, моя еда. Это всё было моим. А когда родился старший ребёнок, это всё резко исчезло. Я превратилась в старое лоскутное одеяло, которое рвалось по швам от того, сколько всего в него сложили. И вот этот вот чистый пол, поставленная на место книга, помытая посуда, это была попытка ослабить тревогу и сделать хоть что-то, что напоминало бы мне о том, что я ещё что-то могу. Что вот тут, в этом маленьком 30-метровом пространстве я хоть что-то контролирую... Хотя на самом деле я уже очень мало контролировала.

Как и в большинстве семей мой мозг был напичкан идиотизмом на тему, что "стыдно той хозяйке, у которой муж посуду моет", что "надо обязательно со всем справляться самой" и прочий бред про стерильную чистоту, если в доме ребёнок. Вот этот мусор в башке, он конкретно ослабляет критическое мышление и увеличивает тревогу, другой функции у него нет.

Ну и вишенка на торте, это конечно близкие и не очень люди. Сейчас я понимаю, что их мнение было маленькой каплей в море моего самогнобления. Там, в своей голове, я усиливала их слова в 1000 раз, стоило им хоть намекнуть на то, что у ребёнка случайная волосина в руках.

Сейчас мне кажется, что та моя стерильная паранойя, это не что иное, как внутренняя неготовность к родительству в целом. Не готовность к тому, что всё может так резко измениться, неготовность к тому, что я потеряю последние ниточки, с помощью которых контролировала жизнь. Неготовность к тому, что я вылечу из социальной, профессиональной, да и личной жизни на 1,5 года минимум! Неготовность к тому, что я как женщина, как человек, как интересная личность исчезну. И появится некая абстрактная мать, которая вечно должна, должна, должна...

В процессе жизни многое изменилось. Изменения давались тяжело и больно. Сначала я столкнулась с тем, что я могу просто сдохнуть, если продолжу ползать раком с тряпкой по квартире каждый божий день. Это стыло ясным, как белый день, когда я едва не упала в обморок в ванной. Потом, с большим трудом и с помощью многих жизненных доказательств, я вытряхивала из головы вот этот самый мусор про то, что я должна. И снова вишенкой на торте стало совсем иное окружение. Как-то так случилось, что сейчас меня окружают люди, которые чаще смотрят мне в глаза, чем на количество пыли под моим диваном. Это тоже очень важно.

Сейчас, когда краснеющая, бледнеющая мама свеженького младенца начинает при мне ныкать неглаженное бельё в шкаф или судорожно мыть посуду в раковине, или просто запихивать под диван огрызок яблока, я обычно говорю: "Представляешь, ты сейчас сделаешь тут очень чисто и почти идеально, и как же в этом прекрасном пространстве буду находится такая обычная и неидеальная я?!"