Зачем проживать эмоции?

26 June 2019

Я не редко сталкиваюсь в своей практике с клиентскими рассуждениями о том, что чувствовать, показывать чувства и эмоции, как-то их проживать – бесполезно. И с одной стороны очень их в этом понимаю. Не у всех из нас (а точнее у очень редких людей) в детстве была поддержка в выражении чувств.Помните, что отвечали на наше детское «хочу» взрослые?! «Хочется – перехочется. Обойдёшься. Не выдумывай» и т.д.. Если мы в своём детстве рисковали показывать чувства, то обычно близкие взрослые осуждали нас за них, обесценивали, стыдили, ругали, может быть просто игнорировали и т.д.. Не всегда это делалось из злого умысла, просто наши родители считали, что так растить детей правильно.

И вот мы выросли с определённым способом реагирования на свои чувства. Мне, например, запрещалась злость. Если я начинала по-детски кричать и яростно топать ногами, то меня обычно ругали или наказывали. Конечно, я пришла в свою взрослую жизнь с определённым набором способов, как со своей злостью управляться: не замечать злость, ругать себя за злость, если я надумала злиться, то надо сначала подумать о других (они бедняжки все развалятся от моей злости), и вообще злящаяся я – уродливая и страшная, меня такую никто любить не будет. Поэтому злость я научилась останавливать очень рано, я ещё не успела её толком ощутить, только сердце чаще заколотилось и жар прилил к голове, а я уже себя ругаю, виновачу и всячески одёргиваю.

И всё бы ничего, не замечать чувства – вполне себе работающая стратегия, когда необходимо выживать и приспосабливаться. Например, на войне: если солдат начнёт рефлексировать и переживать боль утраты своих однополчан, то его быстро убьют. Или мы в детстве не можем существовать без заботы и одобрения родителей, тут уж отчего угодно откажешься, лишь бы мама тебя любила. Ты ведь такой маленький, а мир такой большой, что мы выбираем перестать чувствовать неугодные взрослым чувства, чтобы принадлежать к родной родительской стае и быть хоть в относительной безопасности.
И вот мы приходим в свою уже взрослую жизнь. Уже сами деньги научились зарабатывать, бывает по два образования получили, своих детей родили. Бывает всё для счастья есть, но счастья испытать не получается. В чём же дело?

Останавливая трудные чувства, мы таким же способом блокируем и позитивные эмоции. Эмоция в переводе с английского или французского обозначает что-то волнующее и приносящее движение. Всё так и есть, эмоции рождаются в мозге, а живут в теле. Как это происходит?

У нас в мозге есть так называемая лимбическая система (древний мозг), она состоит из нескольких отделов (там сложные названия, я не запомнила), так вот, там в виде электрических импульсов появляются эмоции. По нейронным отросткам, с помощью целой кучи нейромедиаторов и улавливающих их рецепторов, они достигают коры головного мозга. В коре происходит их обработка и выбор соответствующего данной эмоции способа телесного выражения. Если у нас сгенерировалась эмоция радости, то достигнув коры, она вызывает соответствующие телесные проявления: улыбка, радостные взмахи руками, подпрыгивания, смех и т.д.. Целые группы мышц на нашем лице задействованы в выражении эмоций. Уголки рта поднимаются и растягиваются – улыбка. Уголки рта опускаются и дрожат – печаль. Сжались кулаки, мышцы рук и ног напряглись, сдавило челюсти – злость. Повысилось слюноотделение, затошнило, рот искривился, мы отвернулись от противного запаха или вида – тошнота и т.д..

Зачем нужно выражение эмоций?

Ну мы зверушки социальные, нам для жизни нужны хоть иногда другие люди, а коммуникация и выживание в человеческой стае происходит как раз за счёт эмоций: принёс кто-то в пещеру добычу, а она воняет гнилью, если у человека не будет отвращения, то он сожрёт падаль и умрёт. Застигнул стаю дикий зверь, без эмоции страха, которая наливает мышцы кровью и буквально подбрасывает на спасение – человеку тоже хана. А уж святая злость! Без неё ни мамонта ни завалить, ни территорию отвоевать.

Так что наши эмоции прошли испытание каменным веком и помогли нам дожить до наших каменных джунглей. Более того, сейчас они помогают нам эволюционировать в современном мире, когда не надо уже бегать с дубиной.

Так вот, когда мы научаемся неосознанно останавливать какие-то чувства: злость, страх, отвращение и т.д., то блокируем их выражение чаще на мышечном уровне. К примеру: хочется плакать, а я улыбаюсь, мне страшно, а я начинаю нарочито ласково и приветливо говорить, меня тошнит, а я сглатываю тошнотворный ком и стараюсь не дышать. Мы по сути запрещаем нашим мышцам АДЕКВАТНО реагировать на сигналы мозга. И тогда вся система начинает давать сбои. У меня вроде всё хорошо в жизни, а мне тревожно. Я получил долгожданную работу или отношения с человеком, но почему-то, вместо радости, плачу. Покупаю себе вкусную еду, но она мне неприятна, и я не знаю, чего хотел бы съесть, кажется, что всё невкусно.

Поэтому в человеческой психике не работает вот это вот: «Я уберу из себя злость, и моя жизнь будет прекрасна». Нет не будет, вместе со злостью потухнут все чувства.

Когда же мы научаемся останавливать чувства?

Как я уже говорила в самом начале, мы прихватываем из детства способ обращения со своими чувствами. Этому нас учат наши родители и другие близкие люди. Сейчас огромное количество прекрасных мам увлеклись чтением детской психологии, они стали понимать, что эмоции имеют огромное значение в жизни детей. Мамы учат детей осознавать свои чувства. А именно, они помогают детям связать их мышечную реакцию с названием эмоции: «Ты сейчас швыряешь игрушки, сильно топаешь ногами и кричишь – похоже ты злишься. Ты замер и плачешь – испугался?! Ты улыбаешься и обнимаешь меня – тебе радостно». Так дети, подрастая, научаются осознавать свои чувства. Со временем они начнут с помощью родителей замечать, что злятся они тогда, когда у них отнимают игрушки, и если обратиться за помощью к маме, то вполне вероятно что игрушку вернут, и станет радостно. Они замечают, что можно идти на прививку и боятся, и это нормально. Что можно не есть противную брокколи, а попросить вкусную мороженку (мама может мороженку и не даст, но заменит брокколи кусочком яблока) и т.д.. Т.е. те дети, которые сейчас растут, научаются управляться с эмоциями более продуктивно, чем мы в своё время. Они находятся в хорошем контакте со своим организмом (ещё бы, когда автоматически считываешь ощущения и связываешь их с окружающей средой), им удаётся избежать нарушений пищевого поведения, они подрастают более коммуникативными и гибкими. Вот им повезло-то да! А как же мы с вами?!

А у нас таких клёвых родителей, как мы сейчас для своих малышей, не было. И поэтому сейчас внутри такой ковардак твориться, что не понятно, то ли замуж охота, то ли повеситься. В свои 1,5 – 3 – 7 лет нам не проговаривали чувства, а запрещали, стыдили и ругали за них. И мы, чтобы выжить, не лишиться поддержки родительской стаи, свои чувства внутри остановили (т.е. на эмоциональном уровне нам с вами года 3-4, может быть чуть больше).

Что теперь со всем этим делать?!

Для начала заметить, что мы это сейчас с собой делаем сами. Уже нет мамы, которая ругала за крик, за «скривившуюся» мардашку, за оцепенение перед прививочным кабинетом. Все эти люди, если и живы, уже фактически не имеют никакой власти над вами. Сейчас, всё что происходит с нами внутри, творим мы. А именно, знакомыми способами останавливаем жизнь в теле. Да, больно, местами очень тревожно, за то привычно и знакомо. Тут встречаются наше стремление к безопасности и желание свободы. Именно они порождают этот внутренний конфликт, который мы несём к психотерапевтам.

Я часто встречаюсь с тем, что клиенты избегают брать на себя ответственность за свои действия внутри себя. Потому что ответственность у нас часто ассоциируется с виной, типа: «Ах какая же я плохая, мало того, что у меня всё плохо, так ещё и психолог говорит, что это я сама виновата, сама всё это делаю». Это тема для ещё одной статьи про вину и ответственность.

Так вот, на нас правда нет вины за то, что мы усвоили не самый экологичный способ выражать чувства. Напротив, мы с вами большие молодцы, раз смогли выжить, смогли не потерять хоть какую-то чувствительность, за то, что смогли прислушаться к своему дискомфорту и не игнорировать внутренний конфликт. Да мы с вами просто умнички!

И теперь единственное, что от нас требуется, это замечать, как мы с собой поступаем, насколько это соответствует нашим желанием, и как встраивается в окружающую среду. Другими словами, «Что я ощущаю (чувствую в теле), что я думаю (мысли), что я делаю со всем этим.
Не бояться размышлять и задавать себе вопросы: «Зачем я так поступил сейчас с собой, чем мне было важно так поступить, насколько такой способ эффективен в моей жизни, мне нравятся результаты, к которым он приводит» Обычно, через некоторое время задавания себе таких вопросов нам становится горько, обидно и хочется плакать или ругаться и на всех кричать, или же затаиться и реже дышать, чтоб не заметили. И вот тут, включаем хорошую маму, но только уже для себя лет 2-3х: «Ты сейчас плачешь, похоже тебе грустно, ты очень расстроилась от того что … …, давай я тебя обниму и налью тебе чашку чая, ты такая умничка, что к 30 годам научилась плакать (злиться, обнаруживать свой страх, испытывать горечь и тошноту от собственной жизни и т.д.»
Важно хвалить себя не за преодоление эмоций, а за то, что рискуешь их испытывать, пробуешь по-другому, по-новому разговаривать с собой (не так, как с тобой всегда разговаривали твои родители), за то, что бережно и тепло берёшь себя на ручки.