Между отцом и отчимом

Наташин отец ушел от ее мамы, когда ей еще и года не было. Что у них не срослось она так и не дозналась. С отцом не общалась почти, в его редкие визиты, дичилась, пряталась за мать, а потом он переехал в другой город и связь у них и вовсе оборвалась. Когда ей было четыре, мама встретила Костю, который очень быстро подружился с маленькой Наташей и она совсем осознанно, зная, что он ей не родной отец, стала называть его папой еще даже до того, как он стал жить с ней и мамой. Мама потом шутила, что это дочь ей мужа нашла. Были они очень дружны. Вместе ходили в походы, смотрели фильмы. Папа Костя научил ее читать и привил ей любовь к книгам, сам он их читал взахлеб. Своих детей у них с мамой не было и Костя все свои отцовские чувства реализовывал на Наташе. Он называл их с мамой «мои девочки» и часто с поводом и без повода приносил домой цветы. Всегда два букета, даже, когда Наташа была совсем мелкая. О том, что они с мамой даже не расписаны Наташа и не знала. Ей было двенадцать, когда мама заболела, Костя не отходил от нее, разрываясь между больницей и домом, где взвалил на себя все женские заботы. Готовил еду, убирался, стирал, гладил, даже научился заплетать Наташе самые замысловатые косички. Мама сгорела за пару месяцев – острый лейкоз не дал ей шансов. И вот тут то на фоне свалившегося на них горя, Наташа с папой Костей еще и почувствовали на себе, что такое бюрократия. Костя не был прописан в квартире, не был женат на Наташиной маме и официально никакого отношения к Наташе не имел. Кроме того, оказалось, что ее родной отец родительских прав не лишен, все годы исправно платил алименты и не общался с ней только лишь потому что была против мама, которая думала, что такие встречи только травмируют ребенка. Больше того, внезапно приехавший отец утверждал, что это мама от него ушла когда-то, а он все эти годы продолжал их любить, более того, ему принадлежала часть квартиры после развода. И уж теперь то он точно не оставит ее с чужим человеком, которого и видеть не хочет рядом со своей дочерью и в своем доме. Наташино мнение никто не спросил, ее плачущую оторвали от папы Кости и за ним закрылась дверь. А для Наташи началась новая жизнь, без мамы, без привычной семьи и их веселого, легкого времяпровождения. Не было больше ночевок у костра, обсуждения прочитанных книг и квестов с друзьями, которые любил для нее устраивать папа Костя. Она не могла сказать, что с родным отцом ей было плохо. Он ее не обижал, пытался найти подход, даже баловал такими подарками, которые мама с папой Костей не могли себе позволить. Просто он был для нее чужим, это не он научил кататься на велосипеде и роликах, не он дул на ее разбитые коленки, вытирая слезки, не он подарил ей первую куклу и устраивал импровизированные чаепития со всеми игрушками, послушно одев корону принцессы. Наташа тосковала по маме, папе Косте, с которым она почти и не виделась. Отец ревновал его к Наташе и его визитов не поощрял. Редкий раз он подкарауливал ее после школы, принося ей в подарок книги. А Наташа мечтала, что вырастет, и они снова заживут вместе, храня память о маме. Но время шло и через несколько лет она уже начала с пониманием относится к стараниям отца наладить отношения и восполнить пробел первых лет ее жизни, когда его не было рядом. Когда она в первый раз назвала его папой, то сама испугалась этого слова, все казалось, что она этим предала своего папу Костю. После этого она уже не искала с ним встреч, а даже избегала их. Про себя она думала, что выбрала себе отца. Ей было шестнадцать, когда отец женился на коллеге по работе, а через год у него родился сын, и Наташа, уже взрослая, отошла на второй план. Иногда ей казалось, что ей не рады в ее же квартире, на нее шикали, ее, студентку, попрекали в куске хлеба и она с первого курса пошла работать, и искала любые способы, чтобы лишь не ночевать дома. Потом у нее появился парень и она поселилась у него. На третьем курсе забеременела, но жених ни о каком ребенке и слышать не хотел и Наташу в очередной раз выгнали из места, которое она считала домом. Она вернулась к отцу, честно рассказав им с мачехой о своем положении, на что также получила требование немедленно решать проблему, пока не поздно. А ей так хотелось оставить этого малыша, который один после матери будет ее любить беспрепятственно и ничего не требуя в ответ. Наташа пошла по единственному адресу, по которому она могла рассчитывать на помощь, даже не зная, а живет ли там папа Костя, а нет ли у него другой семьи, а не обижен ли он смертельно на Наташу, за то, что она его забыла на долгие годы. Отчим открыл дверь сам, постаревший, поседевший, узнал ее в ту же секунду, и тут же обнял не сдержавшись, выдохнув: «Дочка». И вот она уже сидела у него в квартире, а он бегал, суетился вокруг нее, не знал чем угостить, как порадовать, а вокруг были развешаны их с мамой фотографии, ее детские поделки, которые она дарила ему когда-то на праздники и первые рисунки, больше напоминавшие просто раскрашенные листы бумаги. Он радовался как ребенок, что станет дедом, от известий о Наташиной беременности и тут же давал практичные советы о том, как им легче организовать все дальше в их жизни и уже прикидывал как будет украшать детскую для внука. И Наташа почувствовала себя, наконец, дома, и даже будто легкое дыхание мамы было рядом, облегченно вздохнувшей, что когда-то правильно выбрала для дочери отца.

Дорогие читатели, своими лайками и подписками на канал вы даете мне понять, что хотели бы и дальше читать мои рассказы.