Ненужный матери, но нужный Богу ребенок

У Тани была хорошая, крепкая, по меркам деревни даже зажиточная семья. Муж с несколькими друзьями организовал бригаду плотников, ставили они срубы, отделывали дома. Потом купили оборудование и даже колодцы начали копать. Денег в семью приносил достаточно, они отделились от родителей и построили свой дом. Родилось у них двое деток – мальчик и девочка, и Таня была довольна таким комплектом. Больше она рожать не собиралась, хоть муж, сам выросший в большой семье и мечтал еще о детях, мол для кого же тогда такой большой дом поставили. Таня его расстраивать не хотела, согласно кивала, что если Бог даст, то будут и еще дети. Но сама после рождения младшей дочери подсуетилась и поставила спираль, мужа она конечно же в известность не поставила. Так спокойно они жили несколько лет. Сделали в доме хороший ремонт, купили машину, и даже сделали немыслимое для деревни – съездили два раза отдохнуть на море. Тане нравилась ее жизнь. И она хвалила себя за предусмотрительность, ведь еще дети это дополнительные траты, и в других радостях жизни пришлось бы себе отказывать. Она все собиралась к доктору, чтобы проверить как там ее спираль, но все откладывала из-за повседневных хлопот, строили они как раз летнюю веранду, и готовили дочку к первому классу. Из-за всего этого у нее шла кругом голова, и она не сразу обратила внимание, что задержка у нее уже пару недель. В беременность она не верила, списывала задержку на стресс, на неполадки со спиралью, но, все таки, купила тест. Холодеющими руками она переворачивала его, чтобы посмотреть результат. Положительный! Первой мыслью было то, что обрадуется муж, ведь Таня его любила. Второй, что беременность, а потом и ребенок выбьют ее из колеи привычной, легкой жизни. Решение пришло сразу. В их райцентре эту проблему без слухов было решить нельзя, нужно было ехать в город. Таня в тот же вечер придумала причину для поездки, но родным сказала, что едет в соседний район к подруге на день рождения. Ехать запланировала через неделю. Несколько раз за это время приходила мысль, что с дочерью на таком сроке она уже мучилась с токсикозом, а с сыном нет, и что это скорее всего опять мальчик, и иногда инстинктивно клала руку на живот. Но решения не поменяла. В назначенный день муж отвез ее на автовокзал, купил билет на автобус. Но едва стоило ему уехать, Таня билет сдала и пошла к стоянке таксистов-частников. Машина до города никак не хотела заполняться, в будний летний день деревенским было не до поездок, все трудились на огородах. Таня уже опаздывала на прием, и хотела было перенести свой визит, но в это время к машине подошел еще один парень и таксист решил ехать с одним свободным местом, надеясь подобрать кого-нибудь на дороге. В пути Таня дремала. Она не увидела мчавшийся на них в лоб грузовик, не услышала даже вскрики водителя и других пассажиров, она почувствовала боль. БОЛЬ! Ломающую во всем теле, не дающую вздохнуть и открыть глаза. Она не слышала скрежет ломающегося метала, не видела ничего из происходящего, она лишь чувствовала боль. Хоть бы потерять сознание, подумала она и пришло наконец облегчение. Приходила в себя медленно, несколько раз опять проваливалась в забытье, но, наконец, осознала, что она уже не в машине, что лежит на кровати, опутанная проводами, а вокруг раздавался писк приборов. Рядом стояли еще кровати с лежащими людьми. Видимо я в больнице, подумала Таня. Тут как раз женщина в белом халате, сидящая невдалеке за столом заметила ее открытые глаза и быстро подошла. «Ну наконец-то, мы уже несколько дней ждем что ты очнешься, милая», - произнесла она. Несколько дней? Она то из дома на сутки уехала. Интересно сообщили ли родным. Но спросить у нее сил не было, и она заснула. Когда в следующий раз открыла глаза, рядом сидел муж. Он плакал, что-то говорил и целовал ее безжизненно лежащую руку, а она как не прилагала усилий не могла ею пошевелить в ответ. Наконец она стала разбирать слова, о скучающих и ждущих детях, о том, что, то, что она очнулась, будет лучшим подарком на день рождения сына и что-то еще о девочке. День рождения у Леши в октябре, рановато для подарка, подумала она, прежде чем разобрала, что муж говорит о ее беременности. Узнал, все таки, вот досада. Скажу, что не знала, и что сама расстроилась, что ребенка потеряла. Но дальше слушая мужа, она похолодела от ужаса. Ребенок так и был в ней, живой и невредимый, и почему-то уже настолько большой, что муж знал, что это девочка. Только через несколько дней она стала в полной мере осознавать происходящее и узнала, что в коме она была несколько месяцев, что она уже на 24-й неделе беременности, что беременна она девочкой, что она не сможет пока ходить, а может и совсем, и что ребенок совсем не пострадал, ни от аварии, ни от трех операций мамы. Никто не знал, что она ехала на аборт, и удивлялись только тому, как она оказалась в той машине. Таня сделала вид, что не помнит. Не родившегося еще ребенка она временами ненавидела, ведь именно из-за него она оказалась в такой ситуации, а иногда испытывала благоговение от такой огромной жизненной силы, которая выжила несмотря ни на что. Она не понимала, то ли Богу надо было ее наказать за грех, который она хотела совершить, то ли ему так нужна была эта девочка. Ей она не была нужна до сих пор, и она спросила врача о прерывании. Уже нельзя, был ответ, нет медицинских показаний. Можешь отказаться, как родишь. Но отказаться она не могла, муж бы не позволил, и эту тему она больше не поднимала, делая вид, что она радуется еще одной дочери. Время шло, приблизилось время родов, Таню лечили, она понемногу восстанавливалась,и хотя бы руки стали ее слушаться. Она смогла взять в них новорожденную дочь. Долго сидела с ней молча, и окружающие ее врачи думали, что слезы которые текли по ее щекам – это слезы радости, что шепчущие губы это благодарность Богу за чудо, но на самом деле она истово молила его подарить ей любовь к этому ненужному ребенку.