Нищета 21-го века

31.03.2018

Надя никогда не знала, что такое голод, но моменты, когда она ела вкусно, а не просто то, что есть, могла пересчитать по пальцам. Выросла она в маленьком провинциальном городе в семье учительницы начальных классов и простого водителя. Была она младшей из трех сестер и в первый раз надела новое платье на границе перехода детства во взрослую жизнь – на школьном выпускном. Единственное образование, которое могли себе позволить для нее родители это тот же педагогический ВУЗ, который в свое время закончила ее мама. Она выбрала для себя факультет национальной литературы и с легкостью на него поступила, так как конкурс был минимальный. Учиться тоже было не сложно, и это, наверное, было единственным плюсом ее будущей специальности. Старшие сестры вышли замуж, у них появились дети и родители, бросив все силы на помощь молодым семьям, не могли ее уже содержать. То есть ее кормили, она не снимала квартиру, не платила квартплату, у нее была стипендия в 500 рублей, которую хватало на проезд. А она была молодой девушкой, ей хотелось красиво одеваться, ей хотелось иметь косметику, и возможность сходить посидеть с друзьями. И она работала. Каждую свободную минутку она искала подработку. Она была и посудомойшицей, и гардеробшицей, и официанткой. Она обеспечивала себя сама и в первый раз могла позволить себе немного больше, чем ничего. А потом она сделала самую большую глупость в своей жизни – она влюбилась. В парня, который казался ей воплощением мечты, и то, что он обратил на нее внимание было верхом счастья – это был их преподаватель, один из немногочисленных мужчин на факультете. На четвертом курсе Надя забеременела. Надо отдать должное жених прятаться в кусты не стал и как честный мужчина позвал замуж. На свадьбу у молодых не было денег и они тихо расписались в загсе. Жили в маленькой комнатке в смешанном преподавательско-студенческом общежитии. Из-за мучившего ее токсикоза Наде пришлось уйти со своих подработок. Уже в этот момент она почувствовала, как тяжело ей придется в жизни. Ведь ее супруг, мечта всех девчонок факультета, окруженный ореолом таинственности и романтизма был беден, как церковная мышь. Его небольшой зарплаты едва хватало на самый минимум продуктов, оплату общежития, коммунальные услуги, самые экстренные нужды и печать пары статей в год. Надя даже не могла собрать приданное малышу, а о покупке коляски и кроватки не было и речи. Хорошо, что помогли сестры, устроившись в жизни чуть лучше нее, они могли отдавать ей старые вещи детей. После рождения ребенка легче не стало, хоть она и получала небольшие декретные, но они уходили на смеси и подгузники. Надя все надеялась, что вот немного и будет лучше. Вот она закончит учебу, найдет работу, сын подрастет и все у них наладится. Но легче не становилось, да она стала работать, но смогла устроиться только лаборантом на родную кафедру. Чуть позже ее перевели в ассистенты, выше она уже претендовать не могла, нужна была ученая степень, а денег на защиту не было.Муж оказался человеком не от мира сего, материальные лишения его не пугали, работа у него была только для удовлетворения амбиций восхищения, и менять свое место на более высокооплачиваемое он категорически не хотел. Сын рос, расходы росли, доходы нет. Надя уже потеряла надежду на свое жилье, копить хотя бы на минимальный первоначальный взнос было не с чего, а даже если бы он был взнос – кредитные выплаты семья бы просто не потянула. Надя считала каждую копейку, она знала все скидки в магазинах города, она покупала подержанные вещи на барахолках, сын неделями не видел свежих фруктов, месяцами сладкого. Если нужно было сделать крупную покупку в виде зимней вещи сыну, или сапог ей самой, то они на несколько месяцев просрочивали коммуналку. Как-то кто-то из коллег принес на работу вырезку из газеты, где население ранжировалось по степени доходов. Надина семья попала в категорию нищие. И это была не семья алкоголиков или безработных тунеядцев. Это была семья работников высшего учебного заведения – семья преподавателей. Надя понимала, что их существование и жизнью назвать нельзя, сплошное выживание, но разорвать порочный круг не могла. Как ни странно сработала поговорка «Не было бы счастья, да несчастье помогло». Ее покорного простоватого мужа окрутила вертлявая студентка. Наверное, она хотела потешить свое самолюбие, а он забыв о семье пустился во все тяжкие. Об их романе узнали все. Надя собрала свои и сына скудные пожитки и ушла из их маленькой комнатки в общежитии, где они жили ничего не нажив десять лет. Вернулась пока к родителям. Не выдержав пересудов на работе, уволилась из университета. Не зная чем заняться, постоянно находясь в поисках работы как-то согласилась испечь торт на день рождения сына подруги. Он так понравился гостям, что она получила несколько заказов, вдруг за несколько дней заработав сумму равную своей месячной зарплате. Потом кто-то из студентов узнав, что Надежда Павловна на кафедре больше не работает, попросил помочь с курсовой, а во время сессии заочников она заработала сумму на которую они с сыном с ее рачительностью могли жить год. За этот год ее домашняя кондитерская прославилась по всему городу, а за два она накопила, наконец, на первый взнос по ипотеке. А через пять лет ее полностью закрыла. Сейчас Надя может даже себе позволить съездить раз в год отдохнуть на море. Она носит новые вещи. А сын учится на том факультете, где и хотел, были средства на репетиторов и он сумел набрать достаточно баллов для поступления. Надя так и осталась очень экономной, может поэтому считает, что зарабатываемые ею большим трудом деньги – это огромное богатство. Хотя если посмотреть по той же таблице ранжирования по доходам, то она только перешла из категории нищих в категорию просто бедные.