Клятва Гиппократа. Стоматолог на практике.

Основано на реальных событиях, имевших место в период «Застоя».

Медицина вообще, а стоматология в частности, блин, вещь сложная и опасная, хотя в основном для пациентов конечно, но иногда и доктора страдают тоже, да. А туда, ведь, еще и практикантов допускают, пусть учатся, мол.

Ясное дело не жалко, когда не свое то. А к стоматологам ведь живые люди, между прочим, иногда обращаются!

Вот у одного гражданина зуб разболелся. Так болит, сказать невозможно, и ноет, и дергает, и все стразу. И разболелся, ешкин кот, главное, на ночь глядя. Когда ни одна стоматология не работает. Вот он ночью мучился, все народные средства перепробовал, Чеснок пристраивал, спиртом, содой полоскал. Ватку, одеколоном смоченную на зуб прикладывал. Сало свиное тоже мостил. Ничего не помогает, блин... Ночь мучительная выдалась. И как только серый рассвет забрезжил, гражданин, значит в стоматологии первый посетитель. Понятное дело на все заранее согласный. В кресло зубоврачебное забрался и требует, рвите, мол, гадость эту изо рта, товарищи доктора, исполняйте Клятву Гиппократа, избавьте, честного Советского гражданина, от мучений, а то умру сейчас, или в Обл.Здрав на вас пожалуюсь!
Доктора вошли в ситуацию, решили хирургическое вмешательство делать, зуб удалять.

Две девушки в белых халатах и мужик с ними, тоже в халате белом, крупный такой, мордатый. Ручищи волосатые из рукавов халата торчат. Такой одним махом дернет зуб и все, забудется боль!

Вот они собрались около открытой пасти страдальца, чего том железками по зубу стучат, и мужик тут же, заглядывает. Вот одна у него и спрашивает, а как вы мол, думаете, Иван Иваныч, у данного зуба корни какие? Шестерочка или девяточка?

Страдальцу тут бы насторожиться нужно, чего то непонятно, что за экзамен еще устроили с его участием в качестве учебного пособия? Но он то никакой, в связи с болезненным состоянием, и поэтому не понял ничего! А докторишко, пальцем в рот залез, зуб пощупал и неуверенно так отвечает, ну, наверное, шестерка? Двоечник, неуч проклятый! Врачихи переглянулись, вздохнули, почему то и говорят, мол, ошибаетесь вы Иван Иваныч в данном вопросе. После операции сами убедитесь, вот вам щипцы, удаляйте зуб!
Иван Иваныч за зуб щипцами ухватился, тянет его голубчика из гнезда. Пациент, заинтересованный в скорейшем окончании этой не самой приятной процедуры, помочь пытается, тоже голову вверх тянет. Вдруг слышит звон, грохот, звук падения и зуб никто больше не дергает. Он, конечно, посмотреть желает, чего там случилось, а не может, потому, что голова вверх запрокинута, а во рту щипцы торчат. Вот такая фигура получилась. Но все же глаза скосил, а там мать честная, на полу, в вольной позе раскинулся доктор в белом халате, стол какой то медицинский поваленный, кругом страшненькие инструменты разбросаны, шприцы, кусачки, скальпели, баночки разные, и девки–докторши суетятся.

Одна орет, мол, неси, Маша, нашатырный спирт быстрей, и докторишку по мордасам бьет.

Ну, Маша нашатырный спирт принесла, дали они доктору понюхать, тот аж головой по полу заелозил. Оклемался. Тут девки его на кушетку посадили. Ватку сунули с нашатырным спиртом, чтобы нюхал, продолжал лечебную процедуру значит.

Вот время пришло и на пациента внимание обратить. Он бедолага в кресле расположился, белой простынкой накрытый, голову откинул, из открытой пасти щипцы хромированные блестят, как кол, серебренный в вампира воткнутый, а глазки в ужасе на докторов скошены.

Ну, докторша и говорит другой, помоложе, Маша, иди, дерни зуб, у этого, видишь, выдержанный какой пациент попался! Я пока с Ваней продолжу, беда с этими практикантами, как бы не расшибся еще.
Маша зуб легко дернула, ватку на рану положила, держит этот зуб в щипцах, корни окровавленные рассматривает. Тут как раз Иван Иваныч оклемался, сидит на кушетке и очумело ватку нюхает. Ну, Маша на него посмотрела, хмыкнула чего то, подошла и корни зуба, окровавленные прямо ему в лицо сунула, ласково при этом, сообщив, мол, вот видите Иван Иваныч, а корешки то здесь не шестерочка, а как раз девяточка. Ошиблись вы!

Иван Иваныч как кровь увидел, так и сполз обратно на кушеточку.

Первая врачиха на Машу орать стала, мол, ох ты и стерва Маня, хотя и подруга,нельзя же так, с практикантами! Ладно, иди пациента отпусти, а я опять этого дохляка буду в чувство приводить.
Вот такое дело, хорошо, что так закончилось. А вот если бы практикант в хирургической операции участвовал бы, а хоть бы и аппендицит вырезал, например?

Упал бы в обморок, а скальпель забыл бы? А? Что тогда было бы? И откуда уверенность, что практиканты в таких операциях не участвуют?

Но пациент, ни в какой Обл.Здрав жаловаться не стал, потому что та докторша, которая Маша, объяснил, что ему, как сознательному Советскому гражданину, нет необходимости, во-первых, потому что, все закончилось хорошо, во-вторых, потому что он еще будет в эту же стоматологию обращаться, если возникнут аналогичные проблемы.

Да и, кроме того, знания практикантов, полученные в Медицинских институтах, нужно совершенствовать, на практике! Она ведь для того и задумана!

Пациент, прикинул, что к чему, и решил проявить сознательность, да и Маша, ему понравилась, поэтому, когда полностью пришел в себя после операции, конфет коробку принес, букетик цветов, в Кино ее пригласил, а после кино, в Кафешку, где заранее насчет столика на вечер, договорился, не дорого, всего за пятерку, сверху.

Потому что совместно пережитое, облегчает понимание, и стала ему Маша, после операции еще понятней и привлекательней.

И опять же связи, тоже вещь немаловажная.