Жертвы тоталитаризма. Коварный месяц Апрель.

Примечание: Основано на реальных событиях времен разгула антиалкогольной компании. 1985 год. Постановление ЦК КПСС («О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма»)

Тоталитаризм вещь, безусловно, некрасивая, особенно по степени влияния на жизнь простых, ни в чем не виноватых граждан. Как придумают некоторые деятели, свои тоталитарные развлечения, так просто держись. Например, одно время стали тоталитарными способами бороться с пьянством и алкоголизмом.

Ну, там всякое было, и виноградники вырубали, чтобы вино, значит, перестали делать, нечего, дескать, травить советских граждан, и свадьбы «безалкогольные» устраивали, и водку стали по талонам продавать, строго по две бутылки в месяц. Одним словом всякого хватало, всякой подобной дурости. Все и не перечислить. Но вот, что интересно, народ не возражал, и даже с горячей активностью участвовал в борьбе с этим позорным явлением-пьянством.

Однажды солидная организация, в полном составе вышла на Ленинский субботник. В апреле было такое мероприятие.

Ну, конечно, все в рабочей одежде, с инструментами приступили к активной уборке территории, кто мусор собирал, кто носил его на носилках, а кто бурьян выдергивал. Трудились, одним словом не покладая рук. А как иначе, тут же и непосредственные руководители рядом работали, и всякие партийно-комсомольско-профсоюзные лидеры. Так что не посачкуешь. В общем, работали, так что пыль столбом стояла, но потихоньку место проведения субботника стало приобретать, более или менее приличный вид. А тут, несмотря на то, что апрель, месяц очень непостоянный, в смысле погоды:

«Апрель, апрель – непостоянный месяц,
Он на тебя характером похож.
То солнца луч смеется в поднебесье,
То снег и дождь, то снег и дождь…», это песня такая была, популярная в то время*, так вот, оправдывая звание «непостоянного» месяца, погода изменилась. Вышло солнышко, даже и стало припекать.

Сначала, участники Ленинского субботника куртки сняли, потом, некоторые, особо отважные вообще до рубашек разделись. И сразу пить захотелось, всем работающим.

Конечно, руководителям и понимающим ситуацию ответственным сотрудникам, в магазин бегать не к лицу. Мало ли что подумают, скажут еще, от субботника, мол, увильнуть пытается. Бывали такие случаи, и не однажды. Даже анекдот такой ходил, дескать, как то Штирлиц, приходит в кабинет к Мюллеру и, закрыв дверь, говорит, «Партайгеноссе! Я советский разведчик!» На что Мюллер, вяло, отреагировал, «…да бросьте вы Штирлиц, вы с утра уже десятый, советский разведчик. Прекратите выдумывать, идите работать. Вот ведь люди, что только не придумают, чтобы только на субботник не идти»!

Так что, в магазин сбегать можно конечно, но как бы не очень прилично. Ну, все же посмотрели вокруг внимательно, и увидели водителя. Простого водилу, который начальство возил.

Ну, и поскольку, венца своей карьеры, тот, очевидно уже полностью достиг, и опасаться ему больше нечего, ну а кто его ниже водителя определит? Так что сбросились, дали денег и попросили сбегать в магазин, купить чего ни будь попить, холодненького.

Тот быстренько сгонял и через некоторое время притащил огромную авоську с запотевшими коричневыми бутылками, хотя и без этикеток, но видно было, что, что то в них находится, холодненькое. То, что нужно.

Работники, резво разобрав и открыв бутылки, присосались к горлышкам, слышно было только бульканье.

И тут, раздался истошный крик секретаря партийной организации: «Это же пиво!!!». Все конечно уже давно и без него поняли, что это пиво. Но как хорошо пилось! Как в том анекдоте: «Один мужик рассказывает друзьям, пришедшим к нему в больницу, куда он попал с отравлением керосином. Мол, оно как получилось то, мужики, просыпаюсь я с дикого похмелья в гараже. Пить охота, мочи нет, я хвать какую то бутылку и приложился, глотаю. Чувствую, керосин! Но холодненький!» Так и в этом случае. Отрываться не хотелось. Однако же все, как по команде оторвались и вслед за партийным функционером, который с явно заметным омерзением вылил пиво на землю, так же вылили остатки из своих бутылок.

Хотя у некоторых товарищей, вылились только жалкие капли, но они усиленно трясли бутылки и даже стучали по донышкам, чтобы выбить остатки мерзкого напитка. А потом все с укоризной посмотрели на водителя, совершившего эту подлую диверсию, и как ни в чем не бывало, допивающего уже вторую бутылку. Дескать, что же ты, Вова, это же пиво! Как ты мог!

На что беспартийный и несознательный водитель Вова, растерянно хлопая глазами, подтвердил, мол, ну да, пиво конечно, а что же еще пить на субботнике, в такую жару? Эх, пролетариат… Но партийные товарищи к этому пиву больше не притронулись.

Сумрачно закончили субботник и молча разошлись

*АПРЕЛЬ

ВИА «Оризонт». (музыка О.Мильштейн слова А.Дементьев)