Дорога домой

Первой собакой, которая появилась в нашем доме, была маленькая, черная как смоль, дворняжка Малышка.

В те времена, дворняги составляли большую часть собачьего "населения" Минска. Чтобы купить породистого пса, нужно было стать членом клуба ДОСААФ, определиться с породой, а потом терпеливо дожидаться того счастливого момента, когда подойдет твоя очередь и тебе выдадут заветный тетрадный листик с адресом, по которому проживает мамаша со своими отпрысками. Одному из них предстояло стать Твоей собакой.

Человека, ведущего на поводке породистую собаку, всегда сопровождала свита, состоящая из местных ребятишек, которые завидовали ему черной завистью и тайно мечтали о том, что придет время, когда у каждого из них появится точно такой же красивый и гордый пес. А может даже и лучше!

Но Малышка была дворняжкой. Она не могла участвовать в престижных выставках, не соответствовала никаким стандартам и на ее груди не сверкали золотом и не бренчали, нашитые на бархат медали. Все это, совсем не помешало ей завоевать сердце представителя аристократического класса цветных болонок - единственного в городе.

Жук был также смугл, как покорившая его беспородная дама, но в отличие от ее короткошерстости, обладал великолепным густым, длинным и шелковистым волосом, а на голове носил кокетливый бантик.

Таким я увидела его впервые. Впрочем, уже через две недели ухаживания, кавалер потерял весь свой лоск - бантик был утерян, шерсть сбилась в грязные, висящие сосульками колтуны, а еще недавно залихватские усы, превратились в неопрятные сопли.

Теперь, на его фоне, Малышка смотрелась настоящей принцессой.

Она вмиг утратила все былые комплексы, ее самооценка выросла до небес! Еще день назад покорная и ласковая, она больше не заискивала перед ухажером, не подгавкивала ему и не стелилась у его ног - принялась показывать зубы, огрызаться, а вскоре и вовсе устроила тому настоящую трепку. Благо к этому моменту отыскались хозяева блудного сына и препроводили его в родные пенаты - зализывать раны, лечить разбитое сердце и восстанавливать утраченный блеск.

Но роман не прошел бесследно! На свет появились два очаровательных щенка. Девочка - вылитая мать и мальчишка - ни на что непохожее создание.

Парня назвали Бишка. Все его тельце было покрыто коротенькой блестящей шерстью, а морду украшали отцовские роскошные усы и реденькая длинная бородка. На совершенно "лысой" голове они смотрелись - упасть и не встать!

Прошло два месяца. Пришло время покидать отчий кров. Каштанка (такое имя получила Малышкина дочка), устроилась неподалеку от матери - в буквальном смысле в соседнем подъезде нашего дома, а вот Бишке предстояло совершить небольшое путешествие.

В то время Минск еще не превратился в огромный, переполненный высотками, дворцами, стадионами, людьми и транспортом мегаполис. До всего было рукой подать. На том месте, где сейчас сверкает белизной кинотеатр "Аврора" и упирается в небо одноименная гостиница, начиналась деревня Тивали. Мамина коллега, которая выразила желание забрать Бишку к себе, жила именно в этой деревне - всего-то километрах в трех от нашего дома.

Всего-то! Для моих шестилетних ног - это был конец света! Что уж говорить о крохотных лапках двухмесячного Бишки? Правда в свой новый дом ему идти не пришлось. Папа засунул щенка за пазуху и отнес к месту назначения.

А через два дня щенок сидел у нашей двери.

Каким образом он нашел дорогу, как умудрился не потеряться, не вляпаться в какую-нибудь переделку, не попасть под автобус наконец - по пути домой ему пришлось переходить не одну и не две, а гораздо большее количество дорог?! Двухмесячный щенок! Совсем еще ребенок...

До вечера Бишка наслаждался нашим теплом, а после ужина был опять отнесен в свой новый дом.

Через два дня щенок сидел у нашей двери.

В очередной раз возвращая беглеца, мама уже не могла скрыть слез. Было принято решение, что если Бишка третий раз вернется, то навсегда останется у нас, но он больше не пришел. Смирился.

Вспоминая этого смешного усача, я часто думаю, что дворняга - это не название собаки, не ее национальность, а состояние ее прекрасной и преданной души.