Он не дал ее пристрелить и накормил... Она сумела отблагодарить не только его! Ч.1

Шел четвертый год войны.

В разгар лета 1944 года на Львовско-Сандомирском плацдарме шли упорнейшие бои. Немцы оказывали ожесточенное сопротивление, но наши войска упорно продвигались на запад.

Отступая, фашисты оставляли после себя огромное количество хитроумных ловушек. Пытаясь обмануть магнитный "нюх" миноискателей, вражеские минеры укладывали тол в деревянные ящики и глубоко зарывали их на самых стратегически важных участках дорог.

Но впереди наших войск шли саперы со специально обученными собаками, которые отлично чувствовали запах тола и на земле и под землей. После их прохода, дорога становилась безопасной для наших войск.

Однако на войне все учатся быстро. Фашисты, пронюхав о способностях собак, принялись зарывать "сюрпризы все глубже и глубже. Овчарки начали ошибаться...

...

В небе сверкали молнии. Удары грома заглушали отдаленные звуки канонады. Природа разыгралась не на шутку и грозила пролиться ливнем небывалой силы.

Отделение миннорозыскной службы под командованием сержанта Федора Клименко искало место укрытия от непогоды.

- Вон дом какой-то. Похоже пустой, - заметил ефрейтор Погодин.

Вместе со своей овчаркой Найдой, он отправился на разведку. Уже у самой двери, собака вдруг натянула поводок и оскалилась. Такое ее поведение ясно указывало на то, что в доме кто-то прячется.

Ефрейтор ударом ноги распахнул дверь и Найда бросилась в сени. Через секунду оттуда послышался дикий визг и на улицу пулей вылетел лохматый рыжий пес.

Территория оказалась свободной. И вовремя! Едва саперы с собаками добежали до укрытия, небо разверзлось и хлынул невиданный ливень...

Утром выяснилось, что дворняга никуда не ушла. Когда Погодин вышел на улицу, собака робко шагнула в его сторону, но остановилась на безопасном расстоянии. Смотрела настороженно, готовая при любом проявлении враждебности дать стрекача.

Ефрейтор с жалостью смотрел на ее сбитую грязную шерсть и втянутые от голода бока. Словно прочитав его мысли, дворняга сделала в его сторону еще два робких нерешительных шага.

Кляня себя за мягкость неуместную в суровой военной обстановке, Погодин вернулся в дом и полез в вещмешок.

- Ты чего? - поинтересовался Клименко.

- Да хочу вчерашнюю псину покормить, - зло усмехнулся ефрейтор

- Лучше пристрели,- посоветовал рядовой Онищенко. - Мало ли их теперь скитается?

- Правильно, - согласился командир - Что толку с этой дворняги?

...

О том, что случилось дальше, вы узнаете, прочитав вторую и третью части этой статьи.

Он не дал ее пристрелить и накормил... Она сумела отблагодарить не только его! Ч. 2

Он не дал ее пристрелить и накормил... Она сумела отблагодарить не только его! Ч. 3