Билет от Берлина

Войну я начал рядовым в декабре 1941 года на Ленинградском фронте, а закончил в Берлине.

Гвардии лейтенант Иван Мороз (справа) с наводчиком орудия. Снимок сделан в мае сорок пятого под Берлином.
Гвардии лейтенант Иван Мороз (справа) с наводчиком орудия. Снимок сделан в мае сорок пятого под Берлином.

Помню, как в ночь на 16 апреля политработники зачитали обращение Военного Совета к воинам 1-го Белорусского фронта: «Славой наших побед, лотом и своей кровью завоевали мы право штурмовать Берлин и первыми войти в него, первыми произнести грозные слова сурового приговора нашего народа фашистским захватчикам... Вперед на Берлин!»

«Вперед На Берлин». Колонна советских бронеавтомобилей. Это бронеавтомобили МЗА1 Scout Car американского производства, вооруженные пулеметами Кольт-Браунинг М1919 и М2 (калибром 7,62 и 12,7 мм соответственно).
«Вперед На Берлин». Колонна советских бронеавтомобилей. Это бронеавтомобили МЗА1 Scout Car американского производства, вооруженные пулеметами Кольт-Браунинг М1919 и М2 (калибром 7,62 и 12,7 мм соответственно).

Ночь перед наступлением показалась очень длинной. Сон не шел. Ровно в пять утра по московскому времени мы открыли беглый огонь, началась артподготовка.

Батарея советских 122-мм гаубиц образца 1938 года (М-30) ведет огонь по Берлину.
Батарея советских 122-мм гаубиц образца 1938 года (М-30) ведет огонь по Берлину.

На пути к аэродрому Темпельхоф мы форсировали канал Тельтов. Мост через канал был взорван и серединой осел в воду, но можно было пройти, только огонь фашистских пулеметов и снайперов преграждал путь. Под прикрытием нашего огня одна штурмовая группа бросилась через мост, другие спустились на воду, где было несколько лодок, и с пулеметом переправились на тот берег.

«Студебеккер» с ЗИС-3 на буксире из 3-й гв. Танковой армии форсирует Тельтов-канал по понтонному мосту. Рядом обломки взорванного моста.
«Студебеккер» с ЗИС-3 на буксире из 3-й гв. Танковой армии форсирует Тельтов-канал по понтонному мосту. Рядом обломки взорванного моста.

Бои за аэродром Темпельхоф носили крайне ожесточенный характер. Это было единственное для фашистов в Берлине окно в воздух. Пока гвардейцы окружали аэродром, мы держали под артиллерийским огнем взлетное поле. К полудню 26 апреля весь аэропорт был в наших руках.

Кладбище ФВ-190 в аэропорту Темпельхоф. Ввиду потери аэродромов к 25 апреля активность немецкой авиации резко снизилась
Кладбище ФВ-190 в аэропорту Темпельхоф. Ввиду потери аэродромов к 25 апреля активность немецкой авиации резко снизилась

Вокруг еще шел бой, а на взлетное поле, несмотря на зенитный огонь, приземлилась первая пара наших истребителей. Их обстреляли вражеские минометы. Мы засекли минометную батарею и своим огнем заставили ее замолчать.

Расчет советской 100-мм пушки БС-3 ведет огонь по противнику в Берлине.
Расчет советской 100-мм пушки БС-3 ведет огонь по противнику в Берлине.

Потом мы подошли к Ландверканалу, за которым находился Анхальтский железнодорожный вокзал. Мы выкатили орудия на открытую позицию и прямой наводкой подавили огневые точки врага. Через мост двинулась пехота и за ней наши орудия.

Советские артиллерийские расчеты на автомобилях «Додж» в Берлине.
Советские артиллерийские расчеты на автомобилях «Додж» в Берлине.

Последние схватки были жестокими и кровопролитными. Они отличались небывалым массовым героизмом советских воинов.

Советские солдаты бегут к новой позиции в бою в Берлине.
Советские солдаты бегут к новой позиции в бою в Берлине.

Утром 2 мая мы вышли на улицу Унтер ден Линден к Бранденбургским воротам, недалеко от разбитого рейхстага, где уже было много наших войск. Здесь мы официально услышали о капитуляции Берлинского гарнизона. Появились гармошки, солдаты и офицеры пели и плясали. А вечером в городе возник стихийный салют. Стреляли из пушек, винтовок, автоматов, ракетниц. Так мы отмечали взятие Берлина!

Весть о капитуляции гитлеровцев пришла в войска 2-го Белорусского фронта. Май 1945 года.
Весть о капитуляции гитлеровцев пришла в войска 2-го Белорусского фронта. Май 1945 года.

А через несколько дней в лесу под Берлином я услышал по радио голос Левитана. Он говорил о победоносном завершении войны.

В августе 1946 года после демобилизации я вернулся домой по воинскому билету от станции Берлин-Силезский до станции Курган-Тюбе. Тогда я вспомнил, что- еще в начале войны на Ленинградском фронте мне врезался в память плакат. На нем была изображена дорога, прислонившийся к столбу красноармеец перематывал обмотки. Рядом надпись: «Твой путь домой через Берлин». В то трагическое время, когда враг неистово напирал, рвался к Москве, даже представить было трудно, что это осуществимо... Я тот билет храню как реликвию. Ибо, пройдя всю войну, домой вернулся именно так, как предвещал тот оптимист на фронтовом плакате в Синявинских болотах.

Железнодорожный билет от Берлина до Курган-Тюбе, по которому И. Мороз вернулся домой после войны.
Железнодорожный билет от Берлина до Курган-Тюбе, по которому И. Мороз вернулся домой после войны.

Мой ратный труд на войне отмечен орденами Красной Звезды, Отечественной войны II степени, медалями «За взятие Берлина» и «За победу над Германией».

В мирные годы Родина наградила меня орденами Ленина, Октябрьской Революции, двумя орденами Трудового Красного Знамени, «Знак Почета», медалями. Присвоили мне звание заслуженного работника сельского хозяйства Казахской ССР.

Гвардии старший лейтенант в отставке Иван МОРОЗ
Джетысай Казахской ССР, январь 1985 г.

Спасибо за прочтение, подписывайтесь и ставьте «Палец вверх»