Будничный подвиг

22 August 2018
354 full reads
4 min.
451 story viewUnique page visitors
354 read the story to the endThat's 78% of the total page views
4 minutes — average reading time

Рассказывает Владимир Лазаревич Зархи. Жизнь Владимира Лазаревича тесно связана с авиацией. В свое время он летал бортмехаником с Валерием Чкаловым.

В. П. Чкалов (второй слева) в группе авиаконструкторов и летчиков. Второй справа — В. Л. Зархи.
В. П. Чкалов (второй слева) в группе авиаконструкторов и летчиков. Второй справа — В. Л. Зархи.
В. П. Чкалов (второй слева) в группе авиаконструкторов и летчиков. Второй справа — В. Л. Зархи.

О том, как Валерий Павлович Чкалов пролетел под Троицким (теперь Кировским) мостом в Ленинграде, известно хорошо.

Об этом писали в рассказах о Чкалове, этот пролет показан в кинофильме «Валерий Чкалов». Но мало кто знает, что этот пролет Чкалова под мостом был не единственным в его жизни.

Под аркой Троицкого моста. Кадр из х/ф «Валерий Чкалов» (1941)
Под аркой Троицкого моста. Кадр из х/ф «Валерий Чкалов» (1941)
Под аркой Троицкого моста. Кадр из х/ф «Валерий Чкалов» (1941)

Не знаю, конечно, может быть, Валерий Павлович и несколько раз пролетал под мостами.

Но достоверно я знаю только о двух случаях.

Вот о втором я и хочу рассказать.

Правда, сам я очевидцем не был, в полете, во время которого это произошло, не участвовал. А рассказываю я об этом со слов другого чкаловского бортмеханика, Николая Николаевича Иванова, летавшего тогда с Чкаловым.

В.П. Чкалов (второй слева) среди коллег. Первый слева – механик Иванов
В.П. Чкалов (второй слева) среди коллег. Первый слева – механик Иванов
В.П. Чкалов (второй слева) среди коллег. Первый слева – механик Иванов

Николай Николаевич сейчас живет в Ленинграде (1965 г — прим.), и я специально ездил к нему, чтобы уточнить некоторые подробности.

Так что за достоверность мы ручаемся оба.

Это было в ноябре 1929 года.

Шла горячая пора коллективизации.

Валерий Павлович получил задание: вылететь в Боровичи, там принять на борт агитатора и листовки и облететь труднодоступные из-за бездорожья районы.

Аэродром в Боровичах принял первые самолёты летом 1923 года
Аэродром в Боровичах принял первые самолёты летом 1923 года
Аэродром в Боровичах принял первые самолёты летом 1923 года

Летел Чкалов на самолете-амфибии «Ш-I». Посадка была возможна и на суше и на воде.

Задание Валерий Павлович выполнил хорошо, агитатор побывал во многих местах, и вот наступил день вылета в Ленинград.

Сейчас у нас уже хорошо научились предсказывать погоду, очень редко синоптики ошибаются. А тогда ошибки бывали частенько.

Ошиблись синоптики и на этот раз. «Дали» хорошую погоду. Чкалов и Иванов вылетели из Боровичей.

Самолет-амфибия «Ш-I»
Самолет-амфибия «Ш-I»
Самолет-амфибия «Ш-I»

А примерно через час полета самолет попал в густой туман. Резко ухудшилась видимость.

Что будем делать, Коля? Может, вернемся?

— прокричал Валерий Павлович своему бортмеханику.

Николай Николаевич, прекрасно зная характер Чкалова, понял, конечно, что тот шутит, и поддержал шутку.

Конечно, вернемся! В Ленинград!

Чкалов рассмеялся.

Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.
Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.
Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.

Скоро видимость стала плохой, и Чкалову пришлось вести машину вдоль железнодорожного полотна.

Плоскость стала покрываться льдом. Машина явно тяжелела и неуклонно снижалась.

Амфибия уже летела на высоте 25—30 метров. С двух сторон железной дороги — лес. Не видно ни поляны, ни просеки — то ли их в самом деле не попадалось, то ли туман мешал увидеть.

Но вот уже настолько обледенела машина, что и повернуть стало невозможно, даже если бы и попалась подходящая поляна.

Вдруг Иванов закричал в ухо Чкалову:

Провода!

Действительно, перпендикулярно железной дороге шла линия высоковольтной передачи, а самолет летел как раз на высоте натянутых проводов.

В.П. Чкалов ( 2-й справа ) среди лётчиков 1-й АИЭск. Ленинград. 1927 г.
В.П. Чкалов ( 2-й справа ) среди лётчиков 1-й АИЭск. Ленинград. 1927 г.
В.П. Чкалов ( 2-й справа ) среди лётчиков 1-й АИЭск. Ленинград. 1927 г.

С большим трудом удалось Валерию Павловичу приподнять самолет над проводами.

Не успели перелететь одну высоковольтную линию — за ней вторая.

Перелетев ее, Чкалов крикнул:

Больше ни метра!

— то есть больше ни метра высоты не взять.

Внезапно начал вибрировать покрывшийся толстым слоем льда защитный козырек. Сначала чуть-чуть, потом все сильнее и сильнее. Отломился и отлетел кусок обледеневшего стекла, и сразу еще и еще. Николай Николаевич стал ломать стекло руками и бросать куски на землю, потому что боялся, что стекло может попасть в лицо ему и Чкалову.

Чкалов жестом показал Иванову:

«Сажаю на рельсы».

Иванов кивнул. Действительно, другого выхода не было.

Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.
Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.
Летчик-испытатель Валерий Чкалов. Архивное фото.

И в этот момент впереди вырисовываются контуры железнодорожного виадука.

Чкалов пытается поднять машину, чтобы перелететь виадук.

Не тут-то было! Машина не поднимается ни на метр, настолько она обледенела.

И затормозить нельзя — не автомобиль! А виадук — на носу.

И вот здесь побеждает высокая точность расчета и мастерство исполнения.

Ручку от себя! — последний шанс увеличить скорость самолета переходом в маленькое пике.

Почти касаясь рельсов, самолет идет под мост.

От конца плоскости до устоев моста оставалось по шесть сантиметров. А размах плоскостей — двенадцать метров.

Валерий Павлович выпустил лыжи. Одна лыжа уже скользнула по рельсу. Еще немного — и амфибия благополучно села бы на рельсы.

Но благополучия в этом полете так до конца и не было.

Вылетев из-под виадука, самолет задел плоскостью столб семафора. Машину резко развернуло влево, она ударилась о рельсы, и, таким образом, помимо воли летчика, приземлилась, только не вдоль железнодорожного полотна, а поперек.

Чкалов и Иванов отделались легкими ушибами, вылезли из самолета, размялись.

Ну вот, теперь можно и покурить,

— сказал Валерий Павлович и достал портсигар.

Самолет-амфибия «Ш—I». На такой амфибии Чкалов совершил пролет под железнодорожным виадуком.
Самолет-амфибия «Ш—I». На такой амфибии Чкалов совершил пролет под железнодорожным виадуком.
Самолет-амфибия «Ш—I». На такой амфибии Чкалов совершил пролет под железнодорожным виадуком.

Но покурить не пришлось.

Раздался паровозный гудок.

Валерий Павлович и Николай Николаевич, оба физически очень сильные («два медведя в одной кабине» — шутили о них летчики), молча, не сговариваясь, подняли машину за хвост и потащили ее прочь с полотна.

Показался товарный поезд.

Николай, оставайся, я поехал за помощью,

— Чкалов прыгнул на подножку товарного вагона с тамбуром для кондуктора и весело помахал рукой своему бортмеханику.

Спасибо за прочтение, подписывайтесь и ставьте «Палец вверх»