Граница

(Из материалов военных лет)

До границы оставалось всего несколько километров. С высоток уже видны красные черепичные крыши домов немецкого города Ширвиндт. Люди рвутся вперед. У многих под пыльными гимнастерками — полотнища флагов, которые будут водружены на границе.

Дом на границе с Восточной Пруссией. 1945 г. Автор: Яков Ярин. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Дом на границе с Восточной Пруссией. 1945 г. Автор: Яков Ярин. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Дом на границе с Восточной Пруссией. 1945 г. Автор: Яков Ярин. Фотография использована в качестве иллюстрации.

В эти часы в приграничной полосе раненые ни за что не хотели отравляться в медсанбаты. Солдат Антон Кравцов, раненый в ногу, упорно твердил:

— Все равно дойду! Дойду!

Сам генерал — высокий, широкоплечий,полный неиссякаемой энергии, не смыкал глаз с первой минуты наступления. Он успевал всюду. Его видели во всех подразделениях.

Когда на батальон капитана Георгия Губкина в полдень обрушилась самая яростная контратака, когда десяток танков устремился на его боевые порядки, генерал передал ему:

— Я за вас спокоен. Уверен, что не только отразите врага, уверен в большем — именно: вы выйдете на границу первым.

Генерал хорошо знал офицера, к которому обращался с такими словами. А Губкина они окрылили. Разве мог он не оправдать надежд своего генерала!

Военные укрепления на границе Восточной Пруссии. 1945 г. Автор: Николай Максимов. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Военные укрепления на границе Восточной Пруссии. 1945 г. Автор: Николай Максимов. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Военные укрепления на границе Восточной Пруссии. 1945 г. Автор: Николай Максимов. Фотография использована в качестве иллюстрации.

Никто не дрогнул, когда обрушилась лавина немецких танков. На отделение Виктора Закаблука шло четыре танка с пулеметчиками на броне. Бойцы различных возрастов и национальностей сидели в своих окопах и ждали подхода темных громад, тянувших за собой длинные хвосты пыли. Заговорили пушки истребителей танков. С первых же выстрелов загорелась одна машина, остальные отвернули вправо. Потом почти одновременно, одна за другой, остановились три машины. Немецкие танкисты и пулеметчики начали разбегаться. Но из ручного пулемета их косили Александр Чернобаев и Демьян Варежный, без промаха бил снайпер Михаил Минченко. Длинными автоматными очередями били немцев Виктор Закаблук, Александр Изотов, Смагу Жубатарев и Алексей Пучков. Более полусотни гитлеровцев уничтожило только одно это отделение из батальона капитана Губкина.

Когда стемнело, генералу было передано очередное донесение.

«Н-ский батальон, отразив самую сильную в течение дня контратаку, продвинулся еще на полтора километра. До границы осталось два километра»

Губкин получил приказание окопаться и ждать сигнала для последнего броска к границе. Над небольшими хуторками, над вытоптанными полями, над лесами и рощами лежала тревожная ночь.

Немцы все время разгоняли ее ярким светом своих ракет.

Указатель , выпиленный в форме мины и установленный на границе с Восточной Пруссией «Минометчики Колотилова перешли Границу», под указателем на доске висит «Боевой листок». 1944 г. Автор: Василий Савранский. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Указатель , выпиленный в форме мины и установленный на границе с Восточной Пруссией «Минометчики Колотилова перешли Границу», под указателем на доске висит «Боевой листок». 1944 г. Автор: Василий Савранский. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Указатель , выпиленный в форме мины и установленный на границе с Восточной Пруссией «Минометчики Колотилова перешли Границу», под указателем на доске висит «Боевой листок». 1944 г. Автор: Василий Савранский. Фотография использована в качестве иллюстрации.

Первые лучи солнца пробиваются сквозь дымку и светлыми бликами падают на деревья, на шинели и крыши домов прусского города Ширвиндт.

— Видите, вот она, Германия, лежит перед нами. Надо нам первыми подойти к ней. Самыми первыми!

— говорили бойцы.

Раннюю тишину неожиданно взорвал мощный огневой налет наших орудий на немецкие траншеи у шоссе. На вражеские огневые позиции, расположенные уже в Восточной Пруссия, полетели советские снаряды. Пехотинцы поднялись в атаку. Пули противника свистят над головами бойцов. Но отделения, снимая на ходу вражеские расчеты, быстро продвигаются вперед. За первым отделением вытягивается второе, третье. И вот уже весь батальон, полк, вся дивизия наносят удар по врагу. Немцы отступают.

До границы остаются последние сотни метров. Командир соседнего отделения сержант Али Рзаев несет в кармане полотнище красного флага. Он уже думает, как затрепещет сейчас на утреннем ветерке кумачевое знамя. Но в это мгновение пуля настигает командира. Он пытается ползти, однако через два десятка метров силы оставляют отважного бакинца. Сержант видит бегущего бойца.

— Скорее сюда! Вот тебе красный флаг, донеси его и поставь на границе!

Боец Волощук подхватил из рук раненого флаг и понес его вперед...

И вот из уст в уста полетели волнующие слова:

— Сто метров осталось до границы! Сто!

Советские воины бросились вперед. Какой силы был этот последний удар! Весь берег был покрыт шинелями, мундирами, брюками удиравших немецких солдат и офицеров. На ходу раздеваясь, бросая оружие, кидались они в реку Шешуцу. Пули, осколки снарядов, мины пронзали их, и убитые немцы плыли по пограничной реке.

В 7 час. 30 мин. утра отделение Виктора Закаблука вышло на государственную границу СССР с Германией.

Граница. Неизвестный автор. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Граница. Неизвестный автор. Фотография использована в качестве иллюстрации.
Граница. Неизвестный автор. Фотография использована в качестве иллюстрации.

Вокруг свистели вражеские пули и снаряды, но во весь рост, не сгибаясь, стояли советские воины. Великая минута! Подняв вверх автомат, комсомолец Закаблук громко восклицает:

— Нашему Сталину ура!
— Ура,

— подхватывают остальные.

Бойцы поднимают вверх свои автоматы. Гремит залп в честь выхода на границу.

Действующая армия 1944 г.