Их не забыть никогда...

24.06.2018

Всмотритесь в эти лица. Не правда ли, они вам давно знакомы? Словно и много лет назад, и вчера, и только что, вот сейчас, они были здесь, рядом. Эти девушки — наша беспокойная юность и наши современницы. Самоотверженные, отзывчивые сердца...

Медицинские сестры Валентина Пальчевская (слева) и Мария Гендлина. Ноябрь 1943 года.
Медицинские сестры Валентина Пальчевская (слева) и Мария Гендлина. Ноябрь 1943 года.

...Красный Бор. За что назвали так лесок, раскинувшийся на возвышенности? Не за красоту ли стройных сосен и нежных берез, обступивших живописный поселок? Или, может быть, люди, издавна жившие в тех местах, наперед угадали великую кровь, что пролилась здесь в годы ленинградской блокады?

Солдаты 250-й пехотной «голубой» дивизии вермахта (250. Einheit spanischer Freiwilliger) идут по деревне в районе поселка Красный Бор Тосненского района Ленинградской области. Январь-февраль 1943 г.
Солдаты 250-й пехотной «голубой» дивизии вермахта (250. Einheit spanischer Freiwilliger) идут по деревне в районе поселка Красный Бор Тосненского района Ленинградской области. Январь-февраль 1943 г.

Красный Бор запомнился нам лавиной огня, гулом орудий, разрывами мин и снарядов, множеством раненых и убитых. И с ним же связано опьяняющее чувство победы — радость освобождения небольшого клочка родной земли, разгрома врага на этом участке фронта. Большая, огромная радость, хотя события эти и именовались всего лишь «боями местного значения».

Февральским днем 1943 года Валя Пальчевская сопровождала свою батарею, выходившую на новую огневую позицию. В туманной изморози скрылся прифронтовой Ижорский завод. Впереди, в разрывах, вставал поредевший холмистый лес.

Солдаты 250-й пехотной дивизии вермахта (Голубой дивизии), укомплектованной испанскими добровольцами, в районе посёлка Красный Бор под Ленинградом
Солдаты 250-й пехотной дивизии вермахта (Голубой дивизии), укомплектованной испанскими добровольцами, в районе посёлка Красный Бор под Ленинградом

Давно ли она, молодой инженер-механик, а с начала войны — санинструктор батареи 690-го истребительного противотанкового артиллерийского полка, — стиснув зубы, наблюдала в стереотрубу, как развлекались фашисты на волейбольной площадке в Пушкинском парке? Теперь им не до мяча. Батарея бьет из Красного Бора прямой наводкой не только из своих пушек, но и из захваченных, трофейных.

Советские артиллеристы ведут огонь из трофейного 75-мм орудия Pak 40. Ленинградский фронт, январь 1943 года.
Советские артиллеристы ведут огонь из трофейного 75-мм орудия Pak 40. Ленинградский фронт, январь 1943 года.

Только к ночи замер Красный Бор. Тихо и у противника. Лишь беспорядочно, тревожно взлетают осветительные ракеты над передним краем. В просторном, отбитом у фашистов блиндаже под двумя накатами спят артиллеристы.

Подъем! Чай будем пить!

— услышали вдруг бойцы сквозь сон голос Вали.

Посмотрели и ахнули. Валя спускалась в землянку с большим самоваром.

Вот так Валя!

— в восхищении развел руками пожилой боец Тупкин, причмокнув от удовольствия.

Совсем наш самовар — вятский!
Советский боец раздувает самовар у блиндажа.
Советский боец раздувает самовар у блиндажа.

Пили чай из самовара и были счастливы. Много ли надо бойцу на передовой, чтобы почувствовать себя счастливым! И эту, пусть минутную, радость принес добрый человек — медицинская сестра Валя, общая любимица.

Валентину вызвали во второй расчет к раненым. Она идет узкой дорогой, прислушиваясь и вглядываясь, напрягая до рези глаза. Ночью трудно ориентироваться даже в знакомых местах. Кое-где постреливают с деревьев замаскированные «кукушки» — окраина поселка еще у гитлеровцев. Внезапно доносится приглушенная немецкая речь. Валя замирает у дерева — рука потянулась к «лимонке». Девушка поняла, что в темноте спутала дорогу.

Трое немецких солдат перебегают просеку в лесу под Ленинградом.
Трое немецких солдат перебегают просеку в лесу под Ленинградом.

Голоса отдаляются и затихают. Валя медленно отползает назад, возвращается на тропу. То и дело проваливаясь в воронки, выходит она, наконец, к расчету.

Как ты добралась?

— с удивлением спрашивают ее.

Расчет советской 76-мм дивизионной пушки образца 1939 года (Ф-22-УСВ) отдыхает в минуты досуга на Ленинградском фронте.
Расчет советской 76-мм дивизионной пушки образца 1939 года (Ф-22-УСВ) отдыхает в минуты досуга на Ленинградском фронте.
Пустяки,

— отвечает Валя.

Что, серьезно ранен Осипов?

Только перевязав и отправив бойца, девушка стаскивает прохудившиеся сапоги. Но просушить их все равно негде.

В девятом часу утра багряное солнце медленно поднялось над горизонтом. Начинался новый фронтовой день. Валентина отправилась за пополнением в штаб полка. Ее обязанности ежедневно расширяются. Этому, наверное, способствуют и ее открытый, общительный характер, и живой ум, и познания, вызывающие уважение у артиллеристов, — как-никак инженер!

Когда Валя отлучилась из батареи, повар затопил походную кухню. Легкий дымок пробил себе дорогу между деревьями и чуть поднялся над поредевшим лесом. Сразу же ухнул тяжелый снаряд — «засекли». Взрыв — и вместо землянки — глубокая яма. Долго сокрушались подбежавшие бойцы, откопав в яме санитарную сумку, сплющенный самовар. И сообщили в штаб: при прямом попадании погибла санинструктор Пальчевская...

После прямого попадания артиллерийского снаряда в блиндаж. На данном фото немецкий блиндаж
После прямого попадания артиллерийского снаряда в блиндаж. На данном фото немецкий блиндаж

А Валя в это время спокойно шла, не подозревая о случившемся. Внезапно начался минометный обстрел. Она залегла за бугорок, осмотрелась. В нескольких шагах от нее лежали раненые бойцы. Немцы методично бросали мины в пролом забора, через который шла тропа и где теперь зияли черные ямы. Валя посмотрела на часы — засекла время. Стреляли каждые пять минут. Нужно уложиться. Сняла шапку, шинель, ремень, потуже заколола тяжелые косы и рванулась вперед.

Только пять минут... Резким движением сильных натренированных рук валя подхватила одного раненого. Это был боец первого дивизиона Латыпов. Перетащив его за кочку, девушка упала ничком в мягкую, перемешанную со снегом землю. За поваленным забором разорвалась мина, взлетели комья земли и осколки. Валя вновь бросилась к бойцам и вернулась еще с одним раненым.

Санинструктор перевязывает солдата во время боев на Ленинградском фронте.
Санинструктор перевязывает солдата во время боев на Ленинградском фронте.

Вскоре спасенные ею воины были доставлены в полковую санчасть. Валя же продолжала свой путь. На батарею она вернулась с пополнением. Радость товарищей при виде ее, живой и невредимой, трудно передать.

Суждено тебе долго жить, товарищ Валя,

— сказал ей тихо Тупкин.

Вот только... самовара жаль. Мало им попользовались!..

Через несколько дней стаял снежный покров, обнажив почерневшую, исковерканную снарядами и бомбами землю. Дороги расползлись, превратились в густое месиво, в котором беспомощно буксовали машины.

Двадцать седьмого февраля получили приказ: взять Саблино.

В ту ночь танкетки вывели батарею вправо от Московского шоссе и оставили ее прямо в открытом поле. За этим насквозь простреливаемым клочком земли, за опушкой леса были враги. На рассвете со стороны Московского шоссе показались наши танки. Противник открыл по батарее ураганный огонь.

Танки БТ-5 направляются на фронт по проспекту Володарского у больницы имени В.В.Куйбышева в блокадном Ленинграде. Февраль 1943 г.
Танки БТ-5 направляются на фронт по проспекту Володарского у больницы имени В.В.Куйбышева в блокадном Ленинграде. Февраль 1943 г.

Валентина — единственный медик на этом поле боя — оттаскивала раненых в ямы и воронки. Девушку оглушило, она плохо слышала, движения ее были автоматическими. А кругом падали товарищи. Перевязывая кого-то, девушка почувствовала, что ей в сапог будто налили кипятку. Это была ее кровь — рядом разорвалась воздушная мина «малютка». Валя туго затянула ногу бинтом.

Советский санитар несет раненого во время боя под Ленинградом.
Советский санитар несет раненого во время боя под Ленинградом.

Налетели самолеты. На батарею посыпались бомбы. Валя потеряла счет времени. После каждого налета она погружалась в кратковременный сон, привалившись к сырой земле в какой-нибудь из ям, чтобы, заслышав шум мотора и свист падающих бомб, снова ползать по полю, спасая товарищей.

Так прошел этот, запомнившийся на всю жизнь, день. К ночи оставшиеся в живых с горьким чувством утраты хоронили павших.

Бойцы Ленинградского фронта после тяжелого боя. Январь-февраль 1944 г.
Бойцы Ленинградского фронта после тяжелого боя. Январь-февраль 1944 г.

Много было еще боев в районе Красного Бора. Не раз участвовала в них батарея и ее бессменный санинструктор — товарищ Валя. Она спасла немало бойцов из бригады морской пехоты. Среди них был командир взвода разведчиков. Тяжело раненный в бедро, он пролежал в снегу трое суток. Когда Валя обнаружила его, он попросил пить. И котелок красновато-зеленой воды из воронки, принесенный Валей, чуть не стоил ей жизни: пуля, просвистев над ухом, скользнула по каске. С трудом отодрав примерзший к земле дубленый полушубок командира, девушка оттащила его к санитарному фургону.

Наступила весна. В марте немцы стали обстреливать Красный Бор из тяжелой артиллерии и шестиствольных минометов. Не стало бора, не стало берез и сосен. Только обрубки стволов протягивали весеннему солнцу и людям свои сочащиеся раны. Дороги развезло окончательно. Бойцы страдали от простуды, одолевала сырость. К людям, спавшим в землянках на ящиках, под утро подбиралась вода. Согревать пищу было негде. Ее доставляли в термосах, нередко ценою жизни.

Бойцы Ленинградского фронта на позициях.
Бойцы Ленинградского фронта на позициях.

В конце марта бои в районе Красного Бора затихли. А в мае санинструктор Пальчевская была отозвана для работы на восстанавливаемом заводе.

Инженер «Русского дизеля», старший научный сотрудник Военно-морской академии имени А. Н. Крылова, затем доцент Института точной механики и оптики, Валентина Пальчевская шла дорогой творческих исканий...

Доцент Валентина Вячеславовна Иванова (Пальчевская). 1964 год.
Доцент Валентина Вячеславовна Иванова (Пальчевская). 1964 год.

Работая на заводе, она еще долго в мыслях оставалась среди своих товарищей в траншеях, в медсанбате 13-й стрелковой дивизии, где служила ее подруга, черноокая Марийка.

Марийка была учительницей. Девушки встретились в армии, подружились, и Валя старалась доставлять своих раненых в медсанбат, где служила Марийка.

По предложению Валентины завод взял шефство над дивизией. Седьмого ноября инженер Пальчевская привела рабочих в Красный Бор. Ей была знакома каждая тропинка, каждый бугорок.

Осенний день. Ветер разгоняет рваные тучи, мокрыми хлопьями идет снег. Над головами пролетают мины. Валя встревожена: где-то на пути к Колпино задержались самодеятельные артисты из медсанбата. С ними ее подруга...

Артисты Ленгосэстрады едут в конных повозках с концертом на фронт. Июль 1943 г.
Артисты Ленгосэстрады едут в конных повозках с концертом на фронт. Июль 1943 г.

Вскоре выяснилось: Марийка Гендлина убита осколком мины. Подавленная гибелью подруги, вернулась Валентина на завод.

Потом в ее жизни были и большое счастье, и большое горе, и так они переплелись, что отделить одно от другого невозможно.

Нередко, когда приходилось трудно, Валя вспоминала окопы и землянки Красного Бора, залитые талой водой, и своих товарищей, живых и павших. Ее беды и невзгоды казались ей тогда мелкими, будничными, преодолимыми.

...Мы встретились в Ленинградском Доме офицеров, на торжественном собрании, посвященном двадцатилетию снятия блокады.

В памяти ожили события тех дней и, как наяву, предстал перед нами Красный Бор и люди, которых теперь нет среди нас: военфельдшер Леша Никифоров, медицинские сестры Марийка Гендлина и Таня Гаджа, командир взвода батареи Артем Чурилов, командир взвода разведчиков-саперов Саша Турыгин и многие-многие другие. Их не забыть никогда...

Л. ДРОБИНСКАЯ, подполковник медицинской службу в отставке.

Спасибо за прочтение, подписывайтесь и ставьте «Палец вверх»