На берегах Балтики

...Глядя издали на минувшую войну, люди сейчас без особого труда делят ее на периоды, на великие сражения, вошедшие в историю как переломные. Но у солдата-фронтовика были еще и свои вехи, которыми отмечена его счастливая судьба, коль довелось дожить ему до Победы.

Салют в честь Победы на крыше Рейхстага у скульптурной группы «Германия».
Салют в честь Победы на крыше Рейхстага у скульптурной группы «Германия».

Чем ближе мы подходили к границам Германии, тем тяжелей и жертвенней становились бои для наших войск. До 1945 года фашисты воевали на чужих землях: сперва они их брали, потом сдавали и мало думали, что война придет к порогу их дома. И вот приспела, настала пора держать ответ перед своими. Фашисты, втянувшие в войну Германию, потребовали от солдат рейха драться до последней капли крови, чтобы остановить советские войска. И они дрались с отчаянием обреченных.

Немецкие позиции на подступах к Кенигсбергу. Надпись гласит: «Мы отстоим Кенигсберг».
Немецкие позиции на подступах к Кенигсбергу. Надпись гласит: «Мы отстоим Кенигсберг».

Но порыва советских войск уже нельзя было сдержать, и в начале февраля наша 48-я армия при поддержке 5-й гвардейской танковой армии вышла к заливу Фришес-Хафф и захватила на побережье город Толькемит. Восточная Пруссия оказалась отрезанной от центральных районов Германии. Паника среди немцев еще больше усилилась. Люди вынуждены были искать спасения в полном ужаса бегстве через семикилометровый залив на косу Фрише-Нерунг. Сам Э. Кох, обещавший народу помощь и призывавший его к стойкости, сбежал в Данию на ледоколе, подготовленном для этой цели еще несколько месяцев назад.

Красноармейцы салютуют в честь выхода к заливу Фришес-Хафф. Январь 1945 г.
Красноармейцы салютуют в честь выхода к заливу Фришес-Хафф. Январь 1945 г.

Лед в заливе к тому времени уже был подточен оттепелью, местами зияли широкие забереги, однако фашисты, покидая берег, продолжали гнать толпы безоружных, охваченных безысходным отчаянием людей. Вдали, в сизой дымке залива, на глазах наших бойцов уходили под лед кони, люди, повозки, орудия, детские коляски, и погибающим ничем нельзя было помочь.

Солдаты дивизии «Великая Германия» грузятся на самодельные плоты для переправы через залив Фришес-Хафф (ныне Калининградский залив). Полуостров Бальга, мыс Кальхольц. Март 1945 г.
Солдаты дивизии «Великая Германия» грузятся на самодельные плоты для переправы через залив Фришес-Хафф (ныне Калининградский залив). Полуостров Бальга, мыс Кальхольц. Март 1945 г.

Дивизии 48-й армии, отбившие у немцев два десятка километров побережья, сами оказались в тисках вражеских войск, как корабль, врезавшийся во льды. Давление на их фланги не ослабевало ни на час, и кусочек земли, занятый нашими бойцами, порой простреливался насквозь. В прорыв были незамедлительно введены наши механизированные и кавалерийские части, которые повели успешное наступление вдоль залива и на юг и на северную группировку фашистов. А седьмого апреля уже вспыхнули кровопролитные бои на улицах горевшего двухмиллионного Кенигсберга.

Красноармейцы у разбитого грузовика на улице Кенигсберга во время боев за город. Апрель 1945 г.
Красноармейцы у разбитого грузовика на улице Кенигсберга во время боев за город. Апрель 1945 г.

После сдачи Кенигсберга в начале мая пал Земландский полуостров, и единственным прибежищем разгромленных немецких дивизий и бесчисленных толп беженцев оказалась узкая полоска земли — коса Фрише-Нерунг, через которую местами во время шторма перекатываются волны.

Разбитая немецкая техника на Земландском полуострове. Апрель 1945 г.
Разбитая немецкая техника на Земландском полуострове. Апрель 1945 г.

Спасаясь от настигавших их повсюду наших войск, немцы хлынули на косу и с другого ее конца, со стороны Данцига. Это была огромная мышеловка, в которой накрепко были заперты сотни тысяч солдат, беженцев, военнопленных.

Советское командование, чтобы предотвратить ненужное кровопролитие, предложило войскам на косе сложить оружие, но разумное и гуманное предложение фашисты не только не приняли, но даже активизировали боевые действия.

Расчет советской 122-мм гаубицы М-30 на позиции на косе Фрише-Нeрунг (Frische Nehrung, ныне Балтийская коса). 11-я гвардейская армия. Апрель 1945 г.
Расчет советской 122-мм гаубицы М-30 на позиции на косе Фрише-Нeрунг (Frische Nehrung, ныне Балтийская коса). 11-я гвардейская армия. Апрель 1945 г.

Рано утром 9 мая, когда мы уже знали, что фашистская Германия капитулировала, немцы из тяжелых орудий на косе открыли бешеный огонь по позициям нашего сводного отряда, оборонявшего южную окраину Толькемита.

В Толькемите после вхождения советских войск. Апрель 1945 г.
В Толькемите после вхождения советских войск. Апрель 1945 г.

Население города и советские солдаты не ожидали столь мощного артиллерийского удара — ведь это уже было махание кулаками после драки. В общей сложности по городу был выпущен не один боекомплект тяжелых фугасов. Улицы, с красивыми домиками, мощенные камнем один к одному, были залиты кровью и усеяны трупами.

Звонарь кафедрального собора святого Михаила, пожилой человек, с необыкновенной быстротой для своих лет поднялся на колокольню и ударил «во вся тяжкия», возвещая о часе молитв и духовного смирения. Старый житель Толькемита, он знал, что колокол его хорошо слышен на косе, однако фашисты не отозвались на его призыв. Обстрел города с короткими перерывами продолжался до полудня, будто немцы торопились выпустить все снаряды, оставшиеся от войны.

Толькемит. Восточная Пруссия. Июль 1945 г.
Толькемит. Восточная Пруссия. Июль 1945 г.

В районе северного причала занимала огневые позиции батарея наших гаубиц, но майор, командир батареи, отказался открыть ответный огонь, зная, что каждый снаряд унесет на косе десятки невинных жизней. А головорезы фашистские все равно не уйдут от расплаты.

Солдаты вермахта сдаются в плен на косе Фрише-Нерунг войскам советского 3-го Белорусского фронта. В конце апреля 1945 года часть земландской группировки (остатки 5 разбитых немецких дивизий, около 35 тысяч человек) были блокированы на косе Фрише-Нерунг, подвергаясь непрерывным ударам авиации и постоянному артобстрелу с южного берега залива Фриш-Гаф. Кроме того, часть группировки была уничтожена или взята в плен советским десантом. В ночное время незначительная часть войск была вывезена по морю. 9 мая 1945 года оставшиеся немецкие войска на косе (около 22 тысяч человек) капитулировали.
Солдаты вермахта сдаются в плен на косе Фрише-Нерунг войскам советского 3-го Белорусского фронта. В конце апреля 1945 года часть земландской группировки (остатки 5 разбитых немецких дивизий, около 35 тысяч человек) были блокированы на косе Фрише-Нерунг, подвергаясь непрерывным ударам авиации и постоянному артобстрелу с южного берега залива Фриш-Гаф. Кроме того, часть группировки была уничтожена или взята в плен советским десантом. В ночное время незначительная часть войск была вывезена по морю. 9 мая 1945 года оставшиеся немецкие войска на косе (около 22 тысяч человек) капитулировали.

Прибегавшие пехотинцы да и сами артиллеристы требовали от майора «вдарить по немцу», «врезать фрицу», но благоразумие не покинуло офицера.

Толькемит. Восточная Пруссия. Июль 1945 г.
Толькемит. Восточная Пруссия. Июль 1945 г.

Много фашистских снарядов упало на территорию паточного завода, где располагался штаб нашего отряда. Остро и приторно пахло жженым сахаром. Прошло много-много лет, но, когда я слышу сладкую пригарь, мне вспоминается последний день войны.

Иван АКУЛОВ — уральский писатель, лауреат Государственной премии РСФСР имени М. Горького...

Акулов Иван Иванович (15.09.1922–25.12.1988), писатель. Родился на Урале в д. Урусово Ирбитского р-на в крестьянской семье. Учился в пединституте. Работал учителем в сельской школе, потом в газете «Уральский рабочий». Участвовал в Великой Отечественной войне, был трижды ранен. Начал воевать рядовым, закончил майором. После войны закончил Высшие литературные курсы при Литературном институте. Перу Акулова принадлежат романы «В вечном долгу», «Крещение», «Касьян Остудный», «Не ошибись, милуя».
Акулов Иван Иванович (15.09.1922–25.12.1988), писатель. Родился на Урале в д. Урусово Ирбитского р-на в крестьянской семье. Учился в пединституте. Работал учителем в сельской школе, потом в газете «Уральский рабочий». Участвовал в Великой Отечественной войне, был трижды ранен. Начал воевать рядовым, закончил майором. После войны закончил Высшие литературные курсы при Литературном институте. Перу Акулова принадлежат романы «В вечном долгу», «Крещение», «Касьян Остудный», «Не ошибись, милуя».

Спасибо за прочтение, подписывайтесь и ставьте «Палец вверх»