Служу Советскому Союзу!

...Жила в Луге в меру озорная девчушка. Началась война, и пошла Тонька на курсы радистов. Училась прилежно, все экзамены сдала на «отлично».

Занятия на курсах радистов при школе связи Осоавиахима города Фрунзе, организованных для школьников старших классов. Январь 1943 г.
Занятия на курсах радистов при школе связи Осоавиахима города Фрунзе, организованных для школьников старших классов. Январь 1943 г.

Написала заявление: прошу отправить в действующую армию, хочу сражаться с фашистами.

Заявление студента ГМИ имени С.М. Кирова с просьбой отправить  на фронт
Заявление студента ГМИ имени С.М. Кирова с просьбой отправить на фронт

Вскоре пригласил ее к себе приветливый полковник. О чем он только не расспрашивал! Ну, например, участвовала ли она в самодеятельности? Участвовала. Тогда кого играла, положительных или отрицательных персонажей? Положительных. Очень жаль! И все в таком роде. А потом пригласил угрюмого мужика и задал совершенно нелепый вопрос: хотела бы она иметь этого типа в качестве отца? Да конечно же нет! Смотрит исподлобья, глаза злые и колючие, как будто он хочет пронзить тебя взглядом насквозь. А полковник еще раз задает этот же вопрос, и Тонька без особого удовольствия отвечает: если так уж надо, то она может стать и дочерью. Но если это очень надо!

Очень надо,

— отвечает серьезно полковник.

Антонина Михайловна ШЕРПИТИС. Фото военных лет.
Антонина Михайловна ШЕРПИТИС. Фото военных лет.

А вечером этот мужичок скуповато рассказал ей о себе: в годы гражданской войны он, Александр Иосифович Шабанов, был помощником машиниста бронепоезда, затем трудился «штатским» железнодорожником в Дновском депо, а позднее был активным профсоюзным деятелем местного масштаба и сотрудником районной газеты «Порховская правда». Закончил свое короткое повествование Шабанов, который показался уже «себе на уме», и сказал:

Сдается мне, Тонька, что хотят нас сделать артистами. Мне полковник так и сказал: вы должны сыграть не хуже, а лучше, чем на сцене столичного МХАТа. Там, говорит, можно и сфальшивить, а потом получить нагоняй от главного режиссера или на художественном совете. Вам фальшивить нельзя даже чуточку: любая фальшь — и виселица обеспечена!

Ничего не понимала Тоня, слушая этот странный рассказ, только спросила:

— А чего же хочет этот полковник?
— А хочет он, Тонька, того, чтобы мы сыграли с тобой вот такие роли: я кулак, а ты кулацкая дочка, Советскую власть мы ненавидим, Красную Армию презираем!
— Во дает!

— возмутилась Тонька.

— Я — и ненавижу Советскую власть и Красную Армию! Нет, батя, из меня такой артистки не получится, пусть ищут на эту роль другую!
— Должна получиться, Тонька,

— ответил Шабанов, которого с тех пор она до конца его жизни называла «батей».

Должна. Для Родины и Красной Армии это нужно. Хотят послать нас во вражеский тыл, и легенда для нас уже составлена: кулаки мы с тобой, освободила нас великая германская армия на Синявинских торфоразработках, возвращаемся мы с тобой в родные места, чтобы мстить и Советской власти, и мужичью, которое посмело нас раскулачить и лишить нас с тобой всего нашего имущества.

Тогда и поняла Тоня, что это дело очень нужное. Только вот сумеет ли она войти в эту роль, сможет ли произнести злые слова в адрес Советской власти и Красной Армии и хвалить Гитлера и его разбойное войско? Но батя сказал, что надо будет потренироваться, чтобы создать полнейшее правдоподобие. Сказал и пошутил:

Может, Тонька, после войны возьмут нас с тобой во МХАТ и будем мы играть там всяких негодяев!

Тонька ответила, что негодяев после войны она играть не будет, не по ней эта роль. И вообще она не собирается стать артисткой. А теперь согласна быть и кулацкой дочкой, если эта «кулацкая дочка» может принести не меньшую пользу Родине, чем боец на фронте.

Группа девушек-бойцов Всевобуча на занятиях по метанию гранат
Группа девушек-бойцов Всевобуча на занятиях по метанию гранат

Полковник уверил ее в этом...

Ночью самолет взял курс на запад. Батя и дочка ринулись в ночную мглу и приземлились на болоте. У нужного человека взяли лошадь, дровни, упрятали в них рацию и отправились в путь-дорогу — «мстить Советской власти и мужичью».

Советские парашютисты десантируются из самолета, июнь 1944 года
Советские парашютисты десантируются из самолета, июнь 1944 года

На первых проверках экзамен выдержали: кулак и его дочь играли свои роли настолько искренне, ругали Советскую власть так яростно, что гестаповцы предложили им сотрудничать. Батя и глазом не моргнул, тут же согласился. Дочка сидела в углу и кивала: да, она на всю жизнь запомнила, как их раскулачивали и выгоняли из родного дома-пятистенка, как плохо было жить на Синявинских болотах, где и грязи по колено, и прожорливые комары набрасываются тысячами и готовы в один присест выпить всю кровь.

Синявинские болота, осень 1942 г.
Синявинские болота, осень 1942 г.

Паспорта у батьки и дочки таковы, что к ним не придерешься. Потом подсунули пьяному городскому голове пустой бланк, и он подмахнул его: в это временное удостоверение личности по хитрым соображениям внесли данные не ее, а той, на кого были заготовлены документы: «Савельева Анна, родившаяся 4 марта 1925 года в Бруссовском районе Калининской области, холостая, национальность русская, вероисповедание православное, стан прямой, волосы русые, рост 153 сантиметра, глаза серые, особых примет нет». Были особые приметы: советская разведчица. Но об этом она и сама должна была на время забыть и думать только об утраченной по воле большевиков безмятежной молодости и о «добрых» немцах, освободивших ее и батьку из неволи.

К паспорту и временному удостоверению добавились еще: на русском и немецком языках, со свастикой и подписями важных персон, уже все подлинное, не придерется самый дотошный гестаповец.

 Сей документ – немецкий аусвайс. Именно с ним ходили наши бабушки/дедушки во времена немецкой оккупации
Сей документ – немецкий аусвайс. Именно с ним ходили наши бабушки/дедушки во времена немецкой оккупации

Что говорить о делах батьки и его дочки? Когда они выполнили задание и вернулись через линию фронта, были удивлены и обрадованы: батьке прикрепили на его широкую грудь орден Красного Знамени, а дочке — Красной Звезды.

Батька быстро вошел в свою роль: отрастил окладистую рыжую бороду, ходил вразвалку и неторопливо, отработал колючий и недружелюбный взгляд, слова произносил скрипуче-противным голосом. Пришлось ему по делам разведки наведаться в родной город Порхов. Не удержался, заглянул на улицу, где прожил лет двадцать. Его никто не признал, даже близкая родственница. А вот собаки бросились ему навстречу с радостным лаем: привыкли к тому, что половину, а то и весь улов он отдавал им. Признали его, бестии! Признали так, что могли выдать. И тогда он их ногой, да изо всей силы, чтобы больно было. Отстали, конечно, и, наверное, ничего не поняли: был человеком, а стал хуже зверя. После войны он у этих дворняг чуть ли не извинения просил, а улов отдавал до последней рыбешки. Такая вот занятная история!
Порхов, 1942 г.
Порхов, 1942 г.

И только здесь они поняли, что сделали очень большое дело, что их сведения не задерживались в разведотделе Северо-Западного фронта, а шли в Москву, в Генеральный штаб. И было там многое, что так интересовало высокое военное руководство: что движется в сторону фронта и что замечено в обратном направлении, какие части выведены на отдых, а какие проследовали после отдыха на восток, чтобы начать новое наступление на Ленинград, сколько переброшено танков, пушек, самолетов и вагонов с живой силой, что разместилось на новых аэродромах и как настроены немцы.

Немецкие солдаты и беженцы на дороге на подступах к Ленинграду
Немецкие солдаты и беженцы на дороге на подступах к Ленинграду

Хитер оказался «вызволенный немцами кулак»!..

Под стать ему была и дочка: лукавая, незаурядная притворщица. Нужно — улыбнется фрицу так, словно влюбилась в него с первого взгляда. Повстречается с пьяными полицаями — состроит такую глупую гримасу, что хоть немедленно отправляй в психиатрическую больницу. Да и батька всегда подтвердит: покрутит пальцем около виска и даст понять, что не все у нее дома, не обессудьте, дескать, господа полицаи!

Зато когда Тоня оказывалась в глухом лесу и настраивала на нужную волну свою радию, вела передачу быстро, четко. После каждой такой передачи — короткая, но горячая признательность. Нет в ее кодах слов «Служу Советскому Союзу!», иначе Тоня только бы так и ответила своему далекому начальству...

Сводка в Лениградский штаб партизанского движения. 05.1943 г.
Сводка в Лениградский штаб партизанского движения. 05.1943 г.

В 1963 году вышел роман Ивана Курчавова «Цветы и железо», где прототипами героев книги являются А. М, Шерпитис и А. И. Шабанов.

Роман И.Курчавова «Цветы и железо» повествует о мужестве, смелости и находчивости советских патриотов. События развертываются на Псковщине в начальный период Великой Отечественной войны. Под руководством партии коммунистов в сложных условиях вражеского тыла подпольщики и партизаны ведут героическую борьбу с немецко-фашистскими захватчиками и наносят им огромный урон.

Спасибо за прочтение, подписывайтесь и ставьте «Палец вверх»