Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

30 March 2020

Как голландский велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

В древности жители индонезийских островов исповедовали местный вариант индуизма, разбавленный буддизмом и шаманизмом, но с тринадцатого века местные жители стали активно принимать ислам, так вскоре оставшимся в меньшинстве индуистам пришлось потесниться, уступив самые удобные для жизни части архипелага мусульманам. В результате не пожелавшие примкнуть к сторонникам пророка Мухаммеда индуисты с большого и культурного острова Ява были вынуждены переселиться на менее крупный и менее важный соседний остров Бали, где их никто не притеснял. В итоге принесенные брахманами верования смешались с местными преданиями и возник своеобразный вариант индуизма прозванный «Агама Хинду Дхарма».

Несмотря на то, что за власть над этим регионом долго и с переменным успехом боролись различные местные мусульманские государства, католики-португальцы и протестанты-голландцы, индуизм на Бали не просто сохранился, но даже расцвел. На этом небольшом острове возникло около 20 тысяч храмов, посвященных невероятному числу самых разнообразных богов и духов. Местные жители к вопросу украшения своих святилищ подошли основательно и на радость туристам не пожалели сил, чтобы украсить все храмы затейливой резьбой и статуями.

В середине девятнадцатого века до Бали добралась цивилизация в виде голландских солдат, которые в 1846 году на своих штыках начали нести добро и просвещение в местные карликовые государства. Правда выходило не очень. Приплывал голландский флот, высаживал десант и европейские солдаты быстро заставляли местных князьков признать свою зависимость и согласиться на выплату дани.

Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

Потом оставив небольшой гарнизон, голландцы уплывали на Яву, и балийские князьки отказывались платить дань и начинали активно возмущаться. В результате нидерландским солдатам снова приходилось плыть на Бали и все повторялось. В общем, завоевание этого острова растянулось на добрых полвека. В 1906 году белые люди решили, что нужно заканчивать этот процесс и началось очередное, шестое по счету вторжение голландцев.

Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

Европейцы быстро разгромили и завоевали два южных балийских королевства с непроизносимыми названиями Бадунга и Табанана, и серьезно потрепали третье - Клунгкунгу, которое считалось сильнейшим на острове. Действовали голландцы не стесняясь в средствах: местных убивали массово, дворцы грабили и жгли. Местная элита, чтобы не мириться с поражением массово совершала самоубийства, а тем, кто добровольно не хотел расстаться с жизнью, голландцы помогали. В общем, везде, где прошел белый человек, всё горело и кровоточило. К 1908 году остров был полностью покорен.

Голландцы не учли только одного, на дворе стоял ХХ век, в Европе наступила эпоха просвещения, и цивилизованная публика, читая за завтраком в газетах о массовых казнях, многочисленных расправах над безоружными балийцами и прочих зверствах, возмущалась. Тем более что нидерландские солдаты в то время усмиряли местных жителей не только на Бали, но и на Суматре, Яве и других азиатских островах. Так что у газетчиков было множество ярких примеров голландской «доброты», которые можно было красочно описать и превратить в вызывающие ажиотаж статьи. В результате репутация голландцев в Старом Свете стремительно портилась, а это грозило и финансовыми потерями. Поэтому власти Нидерландов начали серьезную пиар-компанию по отмыванию своего имиджа, в рамках которой Бали должен был стать образцовым местом, куда не стыдно привести туристов или прессу.

На острове началась так называемая «этническая политика», в рамках которой голландцы выступили в роли исследователей и защитников местной культуры. Остров был превращен в большой музей культуры Юго-Восточной Азии, и с 1914 года туда начались проводиться регулярные туристические туры для европейцев и американцев. Теперь никто не обращал местных жителей в протестантизм, не сносил их храмы, а наоборот местную культуру стали изучать, поддерживать и поощрять.

Кроме того были вложены небольшие средства и в социально-экономическое развитие Бали, так что он стал вполне приличным местом, полным местного колорита и восточной экзотики.

Одним из «хороших» голландцев, который вместо того чтобы жечь и грабить стал исследовать местную культуру стал Отто Ян Ньювенкамп, человек многогранный и талантливый. Он был художником и писателем, скульптором и архитектором, исследователем и коллекционером предметов восточноазиатского искусства.

Как велосипедист оказался среди индонезийских богов и чудовищ

Отто Ян много раз был на Бали и по сути именно он в своих книгах, статьях и рисунках открыл древнюю культуру этого региона для европейцев. Он же организовал в 1918 году первую в Европе выставку балийского искусства.

За это художник был удостоен особой чести – его барельеф был высечен рядом с эпическими героями и богами на стене гигантского храма Пура Медуве каранг (храма владыки земли) в деревне Кубутамбахан на севере Бали. При этом голландец был изображен верхом на велосипеде, на котором он и колесил по острову.

Источник фото   https://blog.boabor.ru/2014/12/64-pura-maduwe-karang.html
Источник фото https://blog.boabor.ru/2014/12/64-pura-maduwe-karang.html

Это не особо известное в России изображение стало причиной появления одного из мифов у сторонников альтернативной истории. Кто-то выложил фото каменного Отто Яна, то ли по ошибке, то ли из озорства написав, что кадр сделан в одном из храмов народа Майя. Ну а так как согласно официальной истории майя не знали колеса, то сразу же начались споры и выдумывание конспирологических теорий, объясняющих откуда в Америке взялся велосипед.