Оккупация Донбасса

Захватив наш край, немцы считали себя вправе казнить и миловать местных жителей по собственной прихоти. Сразу же после оккупации началось уничтожение евреев и коммунистов. В Юзовке в районе Белого карьера (сейчас Ленинский район Донецка) было построено гетто, куда согнали местных иудеев. Тут их сначала использовали для общественных работ, а потом расстреляли. В других городах области евреев расстреливали сразу. Помимо гетто, в регионе была создана сеть концлагерей, которые различались по назначению. Были лагеря для военнопленных, трудовые лагеря, лагеря временного содержания…

После истребления евреев началось уничтожение всех непокорных или непонравившихся гитлеровцам. До сих пор историки спорят, сколько дончан было убито оккупантами. Только по городу Сталино подсчеты жертв разнятся почти в два раза. Разные историки называют цифры от 75 000 до 125 000 казненных, большая часть из которых приходится на стариков, женщин и детей.

Думаю, все дончане видели на стене дома, стоящего на пересечении улицы Университетской и проспекта Богдана Хмельницкого, мемориальную плиту со словами: «Во дворе этого дома в полуподвальном помещении 7 сентября 1943 года немецко-фашистские оккупанты заживо сожгли около 150 советских граждан — стариков, женщин и детей, преподавателей и сотрудников Донецкого политехнического института[1]». До сих пор периодически около нее появляются живые цветы. Однако это было далеко не самое кровавое преступление немцев.

Зимой 1941-42 годов немцы расстреливали дончан в питомнике поселка Калиновка возле современного Макшоссе. Сколько наших земляков нашли там свою смерть - до сих пор неизвестно, но счет явно идет на сотни человек.

В донецком архиве хранится протокол допроса Наталии Рубцовой, пережившей оккупацию в городе. Вот что она рассказала: «В 1941 году осенью, какого месяца не помню, войска Красной Армии, оставили город Сталино, и после он был занят немцами, где они находились до 7 сентября 1943 года. За время своего хозяйствования немецкие власти учинили много расстрелов мирных граждан, о некоторых я знаю лично, т. к. была сама очевидцем.

Моя сестра, Трушакова Пелагея Ефимовна, проживает на территории питомника, который расположен за макаронной фабрикой по направлению к городу Макеевке, и к которой я неоднократно ходила по своим делам.

Однажды осенью 1941 года, в конце октября или в начале ноября месяца я так же пошла к сестре и услышала от женщин, из которых одна из них Гуртовая Надежда и еще две неизвестных, которые стояли у своих домов, о том, что немцы расстреливают мирных русских граждан, а главным образом — евреев. И все эти расстрелы производят на территории питомника у заранее приготовленных ям.

Я этим разговором заинтересовалась и решила подойти к этим ямам и убедиться в правильности данных разговоров. Со мной вместе подошел к одной яме гражданин Малин Петр Иванович, который проживает на старом поселке. Когда мы подошли к яме — одна уже была полна трупов советских граждан, и наверху лежал труп молодой женщины. После этого случая я еще несколько раз ходила к этому месту и видела еще 2 ямы, наполненные трупами мирных граждан, которых немецкие солдаты и офицеры привозили на автомашинах из города Сталино, Макеевки и близлежащих шахтных поселков. В числе трупов, кроме женщин, были и дети. Месторасположение 3-х ям, наполненных трупами мирных граждан, я хорошо знаю и могу их указать. Кроме этих трех ям, на территории питомника должно быть еще несколько таких мест, т. к. немцы на этом месте расстреливали граждан всю зиму 1941–1942 года.

Один раз как-то я пришла к сестре в 3 часа дня, но числа и месяца не помню, и услышала выстрелы, из коих я насчитала 13 выстрелов. Я заинтересовалась и вышла во двор и увидела, как от одной из ям отъехала порожняя грузовая машина и легковая, а за ними следом к яме еще подъехала грузовая и легковая машины. В легковой машине были офицеры немецкой армии, а в грузовой машине — граждане. Но сколько их было, я не сосчитала, но слышно было только 7 выстрелов, а поэтому можно было определить, что было расстреляно 7 человек. Во время выстрелов был слышен детский крик, по-видимому, с этими людьми расстреливали и малых детей.

К весне 1942 года выстрелов на территории питомника стало не слышно, т. к. немцы расстреливать мирных граждан стали на шахте № 4 и трупы их сбрасывали в ствол данной шахты».

Главным местом казни в Сталино стал шурф закрытой шахты 4-4 бис на Калиновке. Сюда сбрасывали как тела расстрелянных, так и еще живых дончан. После освобождения города советские власти так и не смогли выяснить, сколько же тел находится под землей в данном месте. Судебно-медицинской комиссии удалось лишь выяснить, что шахтный ствол забит трупами на глубину более трехсот метров. Предположительно, старая шахта стала местом упокоения для 75 000 жителей области и военнопленных. Исследователь Владлен Воронков считает[2], что в стволе находятся останки 102 тысяч человек. Хотя есть и мнение, что в этом месте было казнено значительно меньше человек.

Впрочем, точной цифры казненных уже никто никогда не узнает, так как к моменту освобождения Сталино тела настолько разложились, что провести эксгумацию было невозможно. Изучавшие этот вопрос в 1944 году специалисты дали такое заключение: «Что касается общего количества трупов замученных советских граждан, могущих находиться в шахте 4-4 бис, то точный подсчет этого количества произведен быть не может, однако, учитывая срок, в течение которого шахта заполнялась трупами (с декабря 1941 года по сентябрь 1943 года), объем шахты, высоту залегания трупов в момент извлечения их, объем трупов, а также тот факт, что, несмотря на наблюдающийся приток воды в шахте трупы не всплывают, а остаются под водой, что указывает на нахождение трупов на твердой основе, а не в плавающем состоянии, надо считать, что количество трупов должно быть определено в несколько десятков тысяч.
Принимая во внимание, что объем шахты, за исключением восточной части ее, где полное заполнение трупами не установлено, равняется 2777, 6 куб. метр., а объем одного трупа может быть принят в цифре 0,045 куб., метр., при условии, что некоторое количество трупов все же могло попасть и в восточную часть ствола шахты и в рудничный двор, судебно-медицинская экспертная комиссия определяет общее количество жертв, сброшенных немецкими оккупантами в шахту 4-4 бис не менее чем в 75 тысяч человек[3]».

Как бы там ни было, шахта № 4-4 бис стала самой большой братской могилой на территории Донбасса. Еще несколько десятков тысяч человек, в основном военнопленных, казненных или погибших от голода и болезней, было захоронено на территории концентрационных лагерей, располагавшихся в районе современных ОЦКБ и центра славянской культуры (бывший клуб им. Ленина).

Интересно отметить, что как минимум одному из сброшенных живыми в шурф чудом удалось спастись. Это был бывший горноспасатель Александр Положенцев, который вспоминал впоследствии: «Фашисты стянули меня с машины, начали бить прикладами и толкали к стволу. Я пытался подняться, но удар приклада в бок свалил с ног, и я упал, обхватил руками голову, чувствуя, что еще несколько ударов, и она будет размозжена. Содрогнувшись, я выпрямился и притворился мертвым. Удары прекратились. Я почувствовал, что меня схватили за ноги и потащили. Через несколько минут очнулся в воздухе — меня бросили в ствол. Я перевернулся и увидел канат. Инстинктивно схватился за него, потом обхватил руками и начал быстро спускаться вниз. Канат-трос раскачивался со мной, как маятник, касаясь стены ствола. И вдруг я очутился возле отверстия. Уцепился левой рукой за выступ, придерживая канат, потом взялся за выступ правой и влез в отверстие. Понял, что попал в боковой штрек. Почувствовал под собой твердый грунт и начал пробираться в глубь штрека…».

Ему удалось благополучно выбраться и добраться до дома. Оправившись от ран, Александр Данилович подался в партизаны, а затем попал в действующую армию.

Немец поднимает флаг над Сталино
Немец поднимает флаг над Сталино

В городе Красный Луч в шурф шахты «Богдан» были сброшены живыми около двух тысяч горняков, не пожелавших работать на врага. Такая же участь постигла 60 комсомольцев шахты № 3-3-бис в Кадиевке.

Естественно, что жестокость захватчиков вызывала ответные действия местных жителей, создававших подпольные группы и партизанские отряды. Например, для подрывной работы, диверсий на шахтах и предприятиях Горловки была создана специальная диверсионная группа. Командиром ее стал бывший председатель профсоюза азотно-тукового завода А. С. Сотников, комиссаром — бывший главный механик шахты имени К. А. Румянцева С. А. Клубук. Их наиболее успешной акцией стал подрыв вражеского железнодорожного эшелона с боеприпасами, совершенный 29 декабря 1941 года.

На шахте № 1 «Красная звезда» в Чистякове возникла подпольная группа под руководством бывшего директора медицинской школы Полины Прокофьевны Губиной. В этой организации состояло около 50 человек, которые выпускали листовки, разрушали средства связи противника, устраивали диверсии. В феврале 1942 года им удалось освободить из лагеря 50 пленных советских воинов. Весной 1942-го подпольщики с помощью актива провели среди чистяковцев подписку на второй Государственный заем обороны. Собранные 27 тысяч рублей были переправлены через линию фронта и вручены командованию Красной Армии.

В период оккупации в Сталино действовали подпольно-патриотические группы и партизанские отряды. Учителя средней школы № 68 Савва Григорьевич Матекин и Степан Васильевич Скоблов, студент индустриального института Борис Орлов собрали вокруг себя молодежь. К концу 1941 года в организации числилось 48 человек. Свою работу они начали с выпуска листовок, которые печатались на примитивном типографском станке и расклеивались в окрестностях города. В одной из них рассказали о расстреле в Сталино пяти девушек, содействовавших побегу военнопленных. Их имена обвели черной траурной рамкой, внизу поместили стихотворение. Отдельные листовки, переведенные на немецкий язык, распространяли в казармах солдат.

Для проведения диверсий оружие доставали у самих оккупантов. Василий Гончаренко похитил из машины шесть винтовок и три ящика патронов. Группа Скоблова совершала нападения на автомашины, и во время одной такой операции вблизи станции Доля уничтожила десять немцев и захватила два ящика гранат, 10 автоматов и 11 пистолетов. Из машины, шедшей на фронт, Н. Градов с товарищами изъял две винтовки и важные оперативные документы, которые срочно передал советскому командованию. В августе 1942 года С. Г. Матекин был арестован и расстрелян. Трагически погибли также С. В. Скоблов и Б. И. Орлов.

Славянский партизанский отряд, действовавший на пространствах Северного Донбасса вдоль Северского Донца, возглавил участник гражданской войны директор одного из славянских заводов Михаил Карнаухов. Его боевые оперативные группы устраивали засады на дорогах, совершали налеты на гитлеровские комендатуры, штабы, забирали документы, освобождали пленных. Во время боевых действий наших войск в районе Изюм — Барвенково — Лозовая отряд уничтожил штаб вражеского полка, большой склад с продовольствием, пустил под откос воинский эшелон. В начале ноября 1941 года гитлеровцы послали против славянских партизан карательную экспедицию, назначив за голову командира крупное денежное вознаграждение. В жестоком бою карнауховцы наголову разбили карателей и разгромили вражеские гарнизоны в нескольких населенных пунктах. Лишь в декабре 1942 года немцы смогли захватить Карнаухова, которого казнили в январе 1943 в селе Новосёловка Краснолиманского района.

В сентябре 1942 года партизанские отряды Сталинской и Ворошиловградской областей, действовавшие на северо-востоке Донбасса, объединились для совместной борьбы. Командиром соединения был назначен Яков Иванович Сиворонов, комиссаром — Захар Васильевич Изотов. Имея на вооружении 65 пулеметов, сотни автоматов и винтовок, соединение вышло из Святогорского, Дробышевского, Кременского лесов и направилось в глубокий рейд по селам донецкого края, уничтожая там немецкие гарнизоны.

Одной из наиболее героических страниц сопротивления была деятельность краснодонской «Молодой Гвардии» - самой крупной из антифашистских молодежных организаций.

20 июля 1942 года город Краснодон Ворошиловградской области был оккупирован гитлеровскими войсками. С первого же дня оккупации захватчики с холодной немецкой жестокостью начали вводить в городе свой «новый порядок»: убивали, угоняли молодежь на каторжные работы, проводили поголовные грабежи... В ответ в городе возникла подпольная комсомольская организация, которую возглавили Олег Кошевой, Иван Земнухов, Сергей Тюленин, Ульяна Громова, Любовь Шевцова, Иван Туркенич. В начале сентября на квартире Олега Кошевого состоялось первое собрание молодых подпольщиков. По предложению Сергея Тюленина организацию решили назвать «Молодая гвардия». Секретарем комсомольской организации и комиссаром «Молодой гвардии» собрание единогласно избрало Олега Кошевого.

Подпольщики Краснодона определили себе следующие задачи:

• укреплять в народе уверенность в неизбежном разгроме захватчиков;

• поднимать молодежь на активную борьбу с немецкими оккупантами;

• обеспечить себя оружием и в удобный момент перейти к открытой вооруженной борьбе.

Молодогвардейцы создают типографию, монтируют радиоприемники, налаживают связи, и вскоре отделения организации появляются по всему Краснодонскому району. В ряды «Молодой гвардии» вступают больше сотни подростков, которые начинают вести политическую работу среди населения, а также организовывают акты саботажа. За 6 месяцев молодогвардейцы выпустили более 30 типов информационных листовок общим тиражом свыше 5 000 экземпляров. Это был важный способ донесения информации о происходящем на фронте, так как оккупационные власти утверждали, что Германия побеждает в войне. Листовки же опровергали немецкую пропаганду и вселяли уверенность в нашей победе. В распространении листовок принимали участие все подпольщики.

В ночь с 6 на 7 ноября молодогвардейцы водрузили красные флаги на школе имени Ворошилова, на шахте № 1-бис, на здании бывшего райпотребсоюза, на больнице и на самом высоком дереве городского парка. Повсюду были расклеены лозунги: «Поздравляем с XXV годовщиной Октября, товарищи!», «Смерть немецким оккупантам!». Эта акция имела большой пропагандистский эффект.

Вскоре от агитации молодогвардейцы перешли к боевым действиям: нападали на немецкие патрули и машины, уничтожали технику. Узнав, что немцы готовятся к вывозу хлеба в Германию, подпольщики устроили диверсию и сожгли огромные хлебные скирды, а уже намолоченное зерно заразили клещом. Затем на дороге Краснодон - Ровеньки ребята напали на немецкий отряд, который гнал полутысячное стадо коров, отобранных у местных жителей. Скот был отбит, а немцы уничтожены.

Молодогвардеец-шахтер Юрий Виценовский устраивает на шахте несколько аварий и парализует ее работу. В ночь с 5-го на 6 декабря 1942 года молодогвардейцы сожгли немецкую «биржу труда», где хранились документы людей, которых оккупанты планировали отправить на работу в Германию. В это же время молодогвардейцы освободили 75 военнопленных из Волчанского лагеря и 20 военнопленных из Первомайской больницы. Когда Красная Армия перешла в наступление, молодогвардейцы начали подготовку к нападению на краснодонский гарнизон немцев. Был разработан план захвата города, но в январе 1943 года немцам удалось обнаружить молодогвардейцев и арестовать практически всех. Только нескольким подпольщикам удалось спастись от облавы. Захваченных молодогвардейцев жестоко пытали, а затем казнили.

История краснодонских подпольщиков стала хорошо известна в Советском Союзе благодаря книге Александра Фадеева, однако, по мнению ряда историков, писатель значительно исказил реальные события. Так, современный автор Александр Дмитриевский утверждает, что часть антинемецких акций, приписываемых молодогвардейцам, совершили их коллеги из соседнего города Свердловска. Там летом 1942 года была создана подпольная антифашистская организация под руководством первого секретаря Свердловского горкома комсомола Игоря Бабарицкого и его заместителя Григория Романченко, который устроился директором в городском дворце культуры.

Подпольщики слушали по радио передачи из Москвы, а потом распространяли полученную информацию в листовках. Иван Романченко, младший брат Григория, вспоминал: «Однажды мы с ребятами собирали уголь в районе Центральных электромеханических мастерских. Там стояла высокая труба котельной. Заглянули мы в неё, и у одного из нас фуражку тягой утащило вверх, так и не нашли её. Я об этом рассказал Григорию, просто как забавную историю, но он сразу понял, что труба может оказаться полезной. С бумагой трудностей не было: рядом находилась типография, там много отходов оставалось. Полина, жена Григория, писала листовки, потом через трубу мы их распространяли. Труба высокая, кирпичная – тяга сильная. И летели наши листовки прямо к базару. Сразу возник слух, что наши их разбрасывают с бесшумного самолёта. Раз пять так запускали. Но потом кто-то заметил, откуда летят листовки, и немцы установили в том месте наблюдение».

Свердловские подпольщики вели активную работу. Врачи Мария Стоянова и Александра Мартынова спасли сотни человек от угона в гитлеровское рабство. Сергея Тишакова вместе с братьями Тупитченко и Шесталовыми внедрили на станцию Должанская путевыми рабочими. Они следили за немецкими перевозками и передавали советскому командованию собранную информацию. Также благодаря их стараниям между станциями Вальяново и Дарьевка пошёл под откос вражеский эшелон. 7 ноября 1942 года над биржей труда, которая находилась в здании треста «Свердловуголь», был поднят красный флаг. Постоянно устраивались побеги советских военнопленных из концлагерей.

К приходу советских войск готовилось восстание. 21 января 1943 года Григорий Романченко и Дмитрий Калашников поехали в соседнее село Бирюково за оружием, а на следующее утро нагрянули гестаповцы. Начались аресты. Спустя несколько дней большинство членов организации расстреляли. Кто выдал подпольщиков — до сих пор остаётся неизвестным. Нельзя исключать и тот вариант, что активно действующее подполье, как бы хорошо ни была налажена конспирация, всё равно оставляло массу «следов».

После освобождения города в 1943 году А. Фадеев приезжал в Свердловск, беседовал с уцелевшими подпольщиками и их родными, но в своей книге ни словом не упомянул об этих героях. Почему же так произошло?

Вскоре после поездки в Донбасс Александр Фадеев опубликовал в газете «Правда» статью «Бессмертие» о краснодонских подпольщиках, которая стала основой романа, напечатанного уже в 1946 году. Возможно, после этого писатель планировал написать и о свердловцах, но «Молодая гвардия» была встречена резкой критикой за то, что в ней автор не отразил роль партии в борьбе с захватчиками. Из-за этого Фадеев переписал роман, введя в него новых героев-коммунистов. Эта версия «Молодой гвардии» вышла в 1951 году и стала канонической. Книга вошла в школьную программу и стала обязательной для прочтения всеми подростками страны советов.

Однако в реальной истории партийное подполье в самом Краснодоне было разгромлено гитлеровцами в первые дни оккупации, зато оно уцелело и действовало в Свердловске. Так что Фадеев на страницах книги просто объединил две организации - стихийную краснодонскую и коммунистическую свердловскую - в одно целое. В результате вместо документальной книги получилась художественная, хоть и основанная на реальных событиях. Это вполне допустимое явление в литературе. Например, Борис Полевой на основе подвига реального летчика Алексея Маресьева создал «Повесть о настоящем человеке», героем которой был Алексей Мересьев. То есть хоть литературный герой и ассоциируется со своим прототипом, но все же воспринимается как отдельная личность. Однако Фадеев начинал писать документальную книгу с подлинными именами и фактами. Когда же его заставили переработать текст, менять имена подпольщиков и место действия было уже поздно. Так родился миф о «Молодой гвардии». Сам Фадеев, кстати, неоднократно утверждал, что «...писал не подлинную историю молодогвардейцев, а роман, который не только допускает, а даже предполагает художественный вымысел», но в общественном мнении его книга осталась летописью.

Соответственно, свердловские герои оказались в тени краснодонского подполья, и их история мало кому известна.

[1] Справедливости ради отметим, что 11 сентября 1943 года советская комиссия произвела раскопки на месте пожара и обнаружила там 41 обгоревший человеческий труп. Почему на табличке указано 150 жертв сложно сказать. Возможно в этом дворе было несколько казней.

[2]http://infodon.org.ua/stalino/393

[3]http://www.donjetsk.com/news_n/1476-glavnyy-palach-stalino-chast-1doneckiy-schet.html