Подкарпатская Русь или Закарпатская Украина

20 August 2020
334 full reads
5 min.
538 story viewsUnique page visitors
334 read the story to the endThat's 62% of the total page views
5 minutes — average reading time

Когда речь заходит о предвоенном положении украинцев, то обычно вспоминают либо об УССР, либо о польской Западной Украине. Однако в то время территории современной Украины принадлежали и другим странам: Закарпатье было чешским, Буковина и Бессарабия – румынскими.

Ситуация в Закарпатье существенно отличалась от положения дел в Галиции. Тут репрессии австро-венгерской власти так и не смогли подавить русофильское движение, и поэтому в тридцатые годы здесь все еще параллельно существовали и украинофилы, и русины. В 1919 году Закарпатье было занято чешской армией, а в июне 1920 года по Сен-Жерменскому договору под названием «Подкарпатская Русь» вошло в состав Чехословакии. Поскольку в отличие от своих соседей, Чехословакия оставалась демократическим государством, то русины смогли активно участвовать в политике. Уже в 1920 году была создана Карпаторусская трудовая партия, которую возглавил Илларион Цурканович. В свое время за защиту русских православных крестьян австрийцы приговорили его к смертной казни, но потом приговор смягчили. Программа партии предусматривала расширение автономии Подкарпатской Руси, введение русского языка в качестве официального в госучреждениях и школах. Неоднократно партии удавалось провести своих представителей в Парламент. В 1929 году Карпаторусская трудовая партия объединилась с «Русским народным соединением», создав «Русский блок», набравший на выборах почти 20% голосов. Благодаря этому Илларион Цурканович стал сенатором.

Параллельно с «Русским блоком» в крае действовали еще несколько политических организаций. Например, крайне правая Русская национально-автономная народная партия (РНАП) под руководством философа Степана (Стефана) Фенцика. Девизом этой силы было: «Подкарпатская Русь для карпатороссов!», а своих противников сторонники РНАПа видели как в венгерских и чехословацких захватчиках, так и в украинцах, которых считали иудами. «Не нужно нам никакого славянства! Мы русские и русскими хотим остаться. А кто старается отобрать у нас нашу русскость, тот наш враг, будь он «славянин» или нет», - призывал Фенцик. И этот призыв также нашел отзыв в народе, который избрал философа-националиста в Парламент.

Впрочем, не все так гладко было для русинов. В той или иной мере все русинские организации стремились ограничить влияние центральной (чуждой местному населению) власти в Закарпатье. Поэтому официальная Прага в противостоянии русинов и украинцев приняла сторону последних, так что им было разрешено иметь собственные ВУЗы и плавно украинизировать местное население. В ответ украинофилы придерживались прочешской ориентации. Так что определенные противоречия были, но, по сравнению с тем, что происходило в Польше или УССР, Закарпатье было тихим мирным уголком.

Так продолжалось до осени 1938 года. 30 сентября того года премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен, премьер-министр Франции Эдуар Даладье, рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер и премьер-министр Италии Бенито Муссолини в Мюнхене подписали соглашение, по которому от Чехословакии отрывалась населенная этническими немцами Судетская область, отныне переходившая в состав Германии.

Мюнхенский договор и последовавшие за ним изменения дали населению Закарпатья шанс на создание собственного государства или, по крайней мере, реальной автономии в составе урезанной Чехословакии. В результате возникло Правительство Подкарпатской Руси, объединившее и русинов, и украинофилов. Новое правительство, которое возглавил русофил Андрей Бродия, 8 октября 1938 года объявило русский язык государственным языком Подкарпатской Руси.

Но уже через две недели чешские спецслужбы арестовали Бродия и распустили его правительство. Новая администрация края была создана исключительно из украинофилов, новым премьер-министром автономной Карпатской Украины 26 октября 1938 года был назначен украинский националист Августин Волошин. Недолго думая, он объявил о роспуске всех партий и политических организаций, за исключением собственной партии «Украинское народное объединение» (УНО). Так в Закарпатье был установлен авторитарный режим.

Спасшийся от ареста Степан Фенцик давно сотрудничал с венгерскими организациями, а потому мог рассчитывать на поддержку Будапешта. Именно туда он и отправился за помощью. Тем временем в крае начались кардинальные изменения. 2 ноября 1938 руководители Германии и Италии предписали Чехословакии передать Венгрии южные районы Словакии и юго-западные районы Подкарпатской Руси. Это решение вошло в историю как Венский арбитраж. После арбитража Фенцик с отрядом вооруженных единомышленников возвратился в Ужгород, где из своих сторонников создал «Русскую Национальную Гвардию». При поддержке венгров русские гвардейцы надеялись очистить свою родину от чехов и украинцев.

Листовка Фенцика
Листовка Фенцика

В свою очередь, в ноябре 1938 года украинские националисты создали собственную армию, названную «Карпатская сечь». Помимо местных уроженцев, в нее вступили многие добровольцы-оуновцы из польской Галиции, среди которых был и Роман Шухевич. Для ОУН это была прекрасная возможность отработать навыки ведения боевых действий, а при удачном развитии ситуации националисты планировали получить своё государство, которое могло бы стать плацдармом для дальнейших атак на Польшу и СССР.

Подкарпатская Русь или Закарпатская Украина

Начались вооруженные столкновения между «Русской гвардией», с одной стороны, и чешскими и украинскими отрядами, с другой. Бойцы Фенцика нанесли несколько поражений «Карпатской Сечи», и шаг за шагом русины отвоевывали свою землю.

До последнего момента Волошин был лоялен Праге, но поняв, что Чехословакия в агонии, он объявил о создании независимой Карпатской Украины, а сам был провозглашен её президентом. Сразу же он обратился к Гитлеру с просьбой признать новое государство, однако немцы не ответили. На повторное обращение Волошина 15 марта 1939 года германский консул сообщил, что Рейх не может взять Карпатскую Украину под свой протекторат. В это же время Венгрия объявила Закарпатье своей собственностью, и в край вступили регулярные венгерские войска, стремительно атаковавшие отряды Волошина. Вскоре на помощь венграм пришла еще и польская армия, которая нанесла удар в тыл Карпатской Украине.

К 18 марта 1939 года Закарпатье было полностью под контролем венгерско-русинских частей, а Августин Волошин, его коллеги по правительству и функционеры ОУН были вынуждены бежать в Румынию. Судьба рядового состава Карпатской Сечи была более трагична. Большая их часть была уничтожена, причем местное венгерское население устроило охоту на уцелевших украинских националистов, которых убивали без жалости. Так же жестко действовали и поляки, которые вполне обоснованно считали оуновцев террористами, с которыми не надо церемониться. Чуть больше повезло тем, кто попал в плен к регулярной венгерской армии – украинцев-граждан Чехословакии всего лишь отправили в концлагерь, но оуновцы-граждане Польши были выданы на расправу полякам.

Степан Фенцик стал депутатом венгерского парламента, где, не изменив своим взглядам, проработал до 1944 года. После окончания Великой Отечественной войны он был арестован СМЕРШем, а 30 марта 1946 года по постановлению Закарпатского областного суда казнён за сотрудничество с венграми. Августин Волошин из Румынии переехал в Югославию, а потом - в Прагу. После нападения Германии на СССР Волошин обратился к Гитлеру с письмом, в котором предлагал себя на пост президента занятой немецкой армией Украины. Немцы столь «интересное» предложение проигнорировали. В мае 1945 года Волошин был арестован советской контрразведкой и отправлен в Москву, где вскоре скончался.

Интересно отметить, что вокруг Карпатской Украины были серьезные политические интриги. Во время расчленения Чехословакии в Европе активно муссировался слух о том, что немецкие войска не остановятся на достигнутом, а продолжат свой поход и на советскую Украину. В это верили (или делали вид что верят) ОУНовцы, об этом говорили западные дипломаты и журналисты... Режим Волошина был очень лоялен к немцам, и карпатские украинцы рассчитывали, что Германия поможет им создать свое государство, как чуть раньше помогла словакам. В таком случае Карпатская Украина была бы верным сателлитом Третьего Рейха. Почему же Гитлер не пошел на это? Во-первых, Венгрия как союзник была гораздо важнее Берлину. Ну а во-вторых, создание под эгидой Германии независимого украинского государства было бы враждебным актом одновременно по отношению и к Польше, и к Советскому Союзу. Так что, отдавая Закарпатье венграм, Гитлер сигнализировал Варшаве и Москве: «Я не собираюсь предпринимать никаких враждебных действий». В Кремле намек был понят, и Сталин, выступая на Восемнадцатом съезде партии заметил: «Деятели этой (англо-французской и североамериканской – прим. авт.) прессы до хрипоты кричали, что немцы идут на Советскую Украину, что они имеют теперь в руках так называемую Карпатскую Украину, насчитывающую около 700 тысяч населения, что немцы не далее как весной этого года присоединят Советскую Украину, имеющую более 30 миллионов населения, к так называемой Карпатской Украине. Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований».

Так что гитлеровская уступка Закарпатья венграм стала первым шагом в улучшении Советско-германских отношений, что в итоге привело к заключению в августе 1939 года договора о ненападении между СССР и Третьим Рейхом.