Топонимы Донбасса

В качестве награды за службу русское правительство активно раздавало в собственность своим дворянам земли. Естественно, что после присоединения Донбасса эти огромные и практически безлюдные территории также использовались для поощрения имперских офицеров и чиновников.

Например, поручик Евдоким Степанович Шидловский за храбрость, проявленную во время русско-турецкой войны 1968-1774 годов, получил 15 тысяч десятин[1] земли в верховьях реки Кальмиус. На этом участке вышедший в отставку офицер основал слободу, которую назвал Александровкой. К 1782 году тут уже было 341 жителя. В 1793 году в Александровке на деньги помещика была построена церковь в честь святого Александра Свирского, которая была освящена 5 февраля 1794 года. В начале следующего века на земле Шидловских крестьяне начали добывать уголь, треть которого отдавали хозяину земли, а остальную часть использовали для своих нужд или продавали. Топливо добывали в примитивных шахтах, которые назывались дудками и, как правило, не имели крепежа. Несмотря на простоту, глубина дудок доходила до 25 метров, и в них к концу 1830-х годов добывали 200 000 пудов угля. В 1841 году хозяин сдал имение в аренду на 30 лет Михаилу Семёновичу Воронцову, который построил тут рудник, а потом наследники продали Александровку князю Павлу Ливену.

Сегодня земля, где раньше располагалась Александровка, входит в состав Донецка на границе с Макеевкой и известна под названием Щегловка, которое возникло в результате искажения фамилии первого хозяина. На основании этого в 2005 году родилась идея считать Шидловского основателем Донецка, хотя это предложение мало кто из краеведов и историков поддержал.

Кроме Александровки Шидловский в своих донецких владениях основал еще два поселения: Крутояровку в районе современной «Донбасс-арены» и Евдокимовку в современном Будённовском районе Донецка.

Также земли в верховьях Кальмиуса были пожалованы семье Рутченко, которые основали поместье Григорьевку и построили несколько небольших шахт. Прапорщик Алексей Кириллович Рутченко, вышедший в отставку в 1817 году, владел 5600 гектарами земли, на которой сегодня расположены Кировский, Куйбышевский и Ленинский районы города Донецка. Впоследствии по фамилии владельцев земли был названы поселок, железнодорожная станция и рудник. Алексей Кириллович Рутченко в качестве приданого одной из дочерей подарил клин земли возле оврага Скоморошина, где возникла деревня Екатериновка (она же Масловка). В 1873 году эта земля была продана Екатерине Аркадьевне Лариной (в девичества Барковой) и получила название Ларинка, под которым известна и сегодня. В девятнадцатом веке этот поселок был центром деловой жизни, так как примыкал к металлургическому заводу, а в конце двадцатого столетия Ларинка славилась своим Николаевским храмом, который стараниями прихожан превратился из небольшого строения в прекрасный архиерейский собор. Кстати, это один из старейших храмов региона, так как он был построен еще в 1896 году. После революции в его здании располагалась школа, а во время Великой Отечественной войны храм был снова открыт и больше не закрывался. В 1988 году центр Донецко-Луганской епархии был перенесен из Горловки в Донецк, а Свято-Николаевский храм получил статус кафедрального собора.

Одна из правнучек Алексея Рутченко, которую звали Любовь Ивановна Смольянинова, владела участком в 719 десятин в современном Куйбышевском районе Донецка. По фамилии владелицы земля была названа Смолянкой и до сих пор так называется микрорайон в городе.

60 тысяч десятин земли в Донбассе в награду от Императрицы Екатерины Великой получил представитель донской казачьей аристократии полководец Дмитрий Иловайский, который привез для обустройства нового имения 500 крестьянских семейств из Саратовской губернии, которых поселил возле слободы Макеевка. В 1775 году вольные казаки Зуй и Харцыз основали у впадения реки Ольховой в Крынку поселение, прозванное Зуевской вольницей. Два года спустя на этом месте Дмитрий Иванович Иловайский построил слободу, которую назвал Зуевской. При этом между Зуем и Иловайским возник конфликт, который закончился боем между вольными казаками и казаками Донского войска, в результате которого Зуй и несколько его товарищей были убиты. Кроме полученных от императрицы земель роду Иловайских также принадлежали большие земельные владения в западной части Области Войска Донского, в том числе и слобода Макеевка. Многочисленные представители семьи Иловайских владели собственностью в Донбассе вплоть до революции 1917 года и сыграли значительную роль в развитии региона. Например, им принадлежал Макеевский рудник, объединявший 9 угольных шахт, а также труболитейный и коксохимический заводы. Также они участвовали в создании Макеевского металлургического завода и прокладке железных дорог. В честь рода Иловайских была названа железнодорожная станция, которая сейчас превратилась в город Иловайск.

В конце XVIII века землю на правом берегу Кальмиуса за службу получил суворовский адъютант Даниил Мандрыкин. Память об этой семье сохранилась в названии железнодорожную станции Мандрыкино, основанной на их землях.

Еще одним российским вельможей, сыгравшим значительную роль в истории нашего края, был князь Павел Иванович (Пауль Йоханн Георг) Ливен, происходивший из знатного остзейского рода. Его отец был русским офицером, отличившимся во время войн с Наполеоном и вышедшим в отставку кавалером ордена Святого Георгия в чине генерал-лейтенанта.

Сам Павел получил блестящее образование и начал карьеру во 2-ом отделении собственной Его Императорского Величества канцелярии. Во время Крымской войны князь надел мундир и стал командиром Лейб-гвардии стрелкового батальона. Затем, выйдя в отставку, князь продолжил чиновничью карьеру, которую совмещал с бизнесом. Среди прочих инвестиций князь Ливен вложил деньги в покупку земли в Бахмутском уезде Екатеринославской губернии. Центром этого имения стал хутор Пески (ныне поселок в Ясиноватском районе Донецкой области), где велось образцовое хозяйство. В декабре 1851 года князь также приобрел у потомков Шидловского селение Александровское и находившийся там угольный рудник. Затем князь стал одним из акционеров «Новороссийского общества каменноугольного, железного, стального и рельсового производств» - новой перспективной компании, нацеленной на работу в Донбассе. В декабре 1868 года князь Павел Ливен сдал Новороссийскому обществу в аренду 500 десятин земли близ села Александровки для добычи угля и еще 100 десятин для постройки чугуноплавильного завода, строительством которого занялся Джон Юз. После смерти Павла Ивановича правление Новороссийского общества выкупило у вдовы князя Натальи Федоровны его долю акций и 15 869 десятин донбасской земли за 2 миллиона рублей.

Память о князе в Донбассе хранит железнодорожная станция Ливенка на линии Моспино - Макеевка-грузовая.

Не обошел вниманием наш край купец и банкир Алексей Кириллович Алчевский. Этот выходец из семьи мелкого торговца заработал первый капитал во время «банковской лихорадки» 1860-70-х годов. В 1868 году он основал Харьковский Торговый банк, занимавшийся коммерческими кредитами, а спустя три года по предложению Алчевского был создан первый в стране акционерный ипотечный банк, получивший название Харьковского Земельного. Вскоре Алексей Кириллович стал миллионером. Заработанные в банковской сфере капиталы предприниматель вложил в каменноугольное дело, создав в 1879 году Алексеевское горнопромышленное общество, занявшееся разработкой антрацита в Славяносербском уезде Екатеринославской губернии.

Чтобы приобрести перспективные земли он не только скупал имения местных помещиков, но и активно выдавал кредиты под залог земли. Если должник не мог рассчитаться, то земля переходила к Алчевскому. Организовав добычу угля, предприниматель взялся и за металлургическое производство, создав два металлургических акционерных предприятия: Донецко-Юрьевское металлургическое общество (ДЮМО) и общество «Русский Провиданс», каждое из которых имело свой металлургический завод. Завод ДЮМО располагался возле станции Юрьевка (ныне г. Алчевск), а завод «Русского Провиданса» - в Мариуполе.

Сочетание собственных банков, угольных шахт, рудников и металлургических заводов делало предпринимателя практически независимым от других бизнесменов, и к концу девятнадцатого века Алчевский входил в число богатейших людей империи, обладая капиталом в 30 миллионов рублей. Оба новых завода должны были дать гигантскую прибыль, тем более, что их создатель нашел собственную нишу на рынке. В отличие от большинства своих коллег, Алчевский не гнался за казенными заказами, а ориентировался на спрос со стороны частных предприятий.

Однако на рубеже века начался экономический кризис, охвативший США и Европу и серьезно подорвавший экономику России. Донецко-Юрьевский завод еще не был достроен и требовал затрат, не давая прибыли. В результате огромные деньги, вложенные в его строительство, не окупились, и для Алчевского наступили сложные времена. Он попытался удержать на плаву свои металлургические предприятия, начав вливать в них средства, изъятые из других сфер бизнеса, но это привело лишь к истощению всех доступных ресурсов. Ситуацию могли бы спасти заемные средства, но в условиях кризиса не удалось найти ни одного кредитора. Алчевский попытался реализовать часть своей собственности, но и это ему не удалось. Тогда предприниматель обратился за помощью в Министерство финансов, но в мае 1901 года Алчевский получил отказ со стороны финансового ведомства в какой-либо помощи. Видя, что его империя рушится, 7 мая 1901 года Алексей Кириллович покончил с собой. Его финансово-промышленная империя распалась, и основанные им предприятия обрели новых хозяев.

Однако память о предпринимателе не исчезла, так как станция Юрьевка, возле которой был построен его завод ДЮМО, превратилась в город Алчевск.

[1] Десятина — русская единица земельной площади, равная 2 400 квадратным саженям, или 1,0925 гектара.

Десятина представляла собой прямоугольник со сторонами в 80 и 30 («тридцатка») или 60 и 40 («сороковка») саженей и носила название казенной десятины. Была основной русской поземельной мерой.