Украинские нацисты против Польши

18 August 2020
164 full reads
5,5 min.
275 story viewsUnique page visitors
164 read the story to the endThat's 60% of the total page views
5,5 minutes — average reading time

Пока в Советской Украине строили новый мир, на западноукраинских землях происходило становление новой Речи Посполитой. После Рижского мирного договора послы стран Антанты выдвинули полякам ряд условий, оговаривающих равное положение украинского меньшинства в стране, вплоть до создания национальной автономии. Однако хоть Варшава и взяла на себя обязательства по соблюдению прав меньшинств, на практике польские политики двадцатого века мало отличались от шляхты семнадцатого. Польская государственная машина в двадцатые годы начала планомерное подавление других этносов. Закрывались православные и униатские церкви, украинские и русинские библиотеки и читальни, школьное обучение переводилось на польский язык. Кроме этого, власть начала раздачу «пустующих» земель на востоке ветеранам армии и их семьям. В результате на украинские земли устремился поток польских переселенцев, получивших прозвище «осадники[1]». Помимо земли, им давали кредиты и налоговые льготы, чтобы они могли скорее освоиться на колонизируемых землях.

Пан Юзеф Пилсудский, лидер межвоенной Польши
Пан Юзеф Пилсудский, лидер межвоенной Польши

Естественно, такая государственная политика вызвала ответную реакцию среди местного населения. Из-за шовинизма поляков украинцы радикализировались, а антипольские настроения приобретали повсеместный характер. Естественно, все это не могло не привести к столкновению. В ответ на действия власти украинские националисты начали все чаще и чаще прибегать к террору. Тем более что у них появилась мощная военно-политическая организация, к тому же пользующаяся поддержкой из-за рубежа.

Это было связано с тем, что после окончания Гражданской войны часть не пожелавших сотрудничать с большевиками или поляками бывших солдат УНР и ЗУНР перебралась в европейские страны, преимущественно во Францию, Германию и Чехословакию, где возникло несколько враждующих группировок, из которых самыми значительными были петлюровский Державный Центр УНР в изгнании, который ориентировался на Польшу, и Украинская Военная Организация (УВО), созданная под патронатом Германии.

УВО была создана в Праге в 1920 году галичанами из числа бывших сечевых стрельцов. С самого начала эта структура замышлялась как террористическая организация с жесткой дисциплиной. Возглавил Украинскую Военную Организацию уже известный нам Евгений Коновалец. Он сумел наладить сотрудничество с разведкой Германии, которая была заинтересована в создании сети своей агентуры в Польше и Советском Союзе. Люди Коновальца стали поставщиками ценной информации, а в обмен Берлин спонсировал и обучал боевиков УВО. Немецкая финансовая подпитка и рост популярности правых идей в Европе благоприятствовали быстрому росту украинского национализма в Галиции, в то время бывшей частью Польши. При этом стоит помнить, что германофилия части населения в Галиции имела корни, уходящие еще во времена Австро-Венгерской империи.

Коновалец
Коновалец

Деятельность УВО проявлялась в активном и пассивном сопротивлении польской политике на Западной Украине. К активным формам борьбы относились террористические акты против представителей польского государства и украинцев-ненационалистов. Кроме того, боевики Коновальца уничтожали государственное имущество и линии коммуникаций, жгли польские имения. Частенько они занимались экспроприацией средств на нужды своей организации, то есть банальными грабежами. Основной формой пассивного сопротивления были бойкоты мероприятий польской администрации.

В ноябре 1921 года боевик УВО совершил неудачное покушение на Юзефа Пилсудского. В следующем году счет убитых боевиками пошел на десятки человек. Среди погибших были польские чиновники, полицейские и военные, а также те украинцы и поляки, которые пытались наладить мирное существование двух народов. Так от рук людей Коновальца пал украинский поэт Сидор Твердохлиб. Кроме того, националисты совершили серию диверсий и терактов: сжигали польские дома и предприятия, разрушали железную дорогу, повреждали линии связи. В ответ власть провела широкомасштабную акцию по пацификации Галиции, во время которой были уничтожены практически все не успевшие бежать за границу боевые группы УВО. Часть националистов была уничтожена, часть арестована и на короткое время ситуация в регионе стабилизировалась. Но уже в 1925 году УВО оправилась и перешла к активным действиям, создав хорошо вооруженную и подготовленную «Летучую бригаду», которая занялась нападениями на финансовые учреждения. Самой громкой акцией бригады стал налет на главную почту Львова 28 апреля 1925 года, когда националисты смогли захватить 100 тысяч злотых. Только к концу года полиция смогла найти и арестовать боевиков.

В конце 20-х годов лидеры УВО сумели договориться об объединении с другими националистическими группами, в числе которых был и руководимый идеологом украинского интегрального национализма Дмитрием Донцовым «Союз Украинской Националистической Молодежи». В результате, в 1929 году в Вене была учреждена Организация Украинских Националистов (ОУН[2]), вождем которой стал Коновалец. Как и ранее УВО, ОУН ориентировалась на Рейх.

Следует отметить, что основной костяк боевиков и функционеров УВО-ОУН составляли достаточно молодые люди, зачастую подростки. Так, будущий фюрер украинских нацистов - Степан Бандера стал членом УВО в 19 лет. Юношеский максимализм, отсутствие жизненного опыта, помноженные на фанатизм, делали из них идеальных исполнителей террористических акций, готовых идти на смерть ради своей идеи.

Степан Бандера. Фото 1929 или 1930 года
Степан Бандера. Фото 1929 или 1930 года

Идеологией ОУН стал интегральный национализм, суть которого сводилась к социальному дарвинизму, согласно которому нации, в том числе и украинская, ведут постоянную борьбу (войну) с другими нациями за пространство и выживание. Войны - вещь обычная, вражда между нациями вечна, следовательно, вечна и борьба между ними. В этой борьбе не следует руководствоваться моральными, христианскими или общечеловеческими принципами, хорошо все то, что хорошо для нации. Нация должна строиться по иерархическому принципу: во главе стоит вождь, имеющий в своем распоряжении актив, который Донцов называет «элитой нации». Именно элита и определяет, что хорошо для нации, а для его внедрения применяет «творческое насилие» по отношению к остальной части нации, которую Донцов называл плебсом, чернью и необузданным быдлом.

В своих выступлениях и в печати националисты перечисляли врагов: оккупанты - все не украинцы; «займанци» (переселенцы) - все неукраинцы, исстари живущие на украинских землях; «зайды» (пришельцы, чужаки) - неукраинцы, недавно поселившиеся на украинских землях; «хруны» – украинцы, состоящие в смешанных браках; «зрадныки» (изменники) - украинцы, не проявляющие открытой вражды к врагам. Уже в Постановлении I Конгресса ОУН, проходившего в Вене в 1929 году, говорится о полном уничтожении (!) всех займанцев, которое возможно только при наличии собственных вооруженных сил и целесообразной союзнической политики. Союзники в лице Германии уже были, оставалось из имеющихся боевиков создать вооруженные силы. Поэтому в системе воспитания членов ОУН первое место занимала боевая подготовка Чтобы привлечь в свои ряды молодежь, националисты активно использовали различные спортивные и патриотические молодежные организации, которые становились базой ОУН.

Памятник Бандере в современном Львове. фото автора
Памятник Бандере в современном Львове. фото автора

К лету 1930 года националисты почувствовали себя достаточно сильными, чтобы от отдельных терактов перейти к серьезной борьбе. По инициативе ОУН в июле 1930-го началась массовая антипольская кампания в Галиции, получившая название «Саботажная акция». На живших в крае поляков нападали, их имущество уничтожали, а дома поджигали. Естественно, что польские силы правопорядка отреагировали ударом на удар. 24 августа 1930 года маршал Пилсудский принял решение о проведении «пацификации» (усмирения) края. Сначала за дело взялась полиция, а потом присоединились и армейские подразделения. Было зачищено восемьсот сел, и большая часть находившихся в Галиции активистов ОУН оказалась арестованной. При этом поляки особо не церемонились. Полтысячи украинских домов было сожжено, несколько десятков человек убито, сотни покалечено. Размах мероприятия и количество пострадавших были столь велики, что в Лиге Наций (прообразе ООН) произошло рассмотрение событий в Польше. После разбирательств международные чиновники возложили ответственность на украинские националистические организации, которые своими террористическими действиями инициировали пацификацию.

После такого удара ОУН была вынуждена прекратить свою массовую антипольскую кампанию, о чем официально было объявлено уже в октябре 1930 года. При этом ОУН заявило о достижении всех поставленных до начала противостояния целей: «Наша цель достигнута: вызвано необходимое впечатление в украинском обществе и у ляхов и чужеземцев; врагу причинен большой материальный и моральный ущерб. Поэтому акцию прекращаем», - гласил официоз ОУН «Розбудова нації».

Вообще же главными целями саботажной акции были следующие:

· резонансно объявить о создании ОУН;

· усилить межнациональные противоречия, так как постепенно ситуация в регионе успокаивалась и возникали украинские организации, готовые на диалог с властью;

· своими провокациями вызвать репрессии власти, которые обозлят население и прибавят сторонников ОУН.

Складывается впечатление, что радикалы из числа поляков и украинцев словно соревновались в жесткости и только раскручивали маховик радикализма, преследуя свои собственные цели.

Оправившиеся от удара украинские националисты от массовых акций перешли к индивидуальному террору, а также занялись налаживанием подполья и привлечением новых членов в ОУН.

Поляки же немного смягчили свою политику на восточных землях и начали диалог с легальными украинскими культурными организациями. Но к откровенным врагам поляки снисхождения не знали. После убийства боевиком ОУН Министра внутренних дел Бронислава Перацкого власти создали концлагерь в Берёзе-Картузской, куда на перевоспитание отправляли врагов режима. Для заключения не нужно было судебного решения, достаточно было решения из полиции или от главы воеводства. Правда, максимальный срок заключения составлял всего три месяца, но администрация лагеря имела право добавить еще столько же за различные нарушения режима. Правда, заключённого могли освободить досрочно, если он отказывался от антигосударственной деятельности.

Понятно, что деятельность ОУН была направлена не только против Польши. Главным своим врагом украинские нацисты считали Советский Союз, о чем неоднократно заявляли. Более того, Коновалец заявлял, что борьбу с поляками будет вести в качестве самообороны, а все основные усилия будут направляться против большевиков. Несомненно, такой антисоветский запал был во многом вызван усилиями германских кураторов, ведь на Западной Украине к Советскому Союзу отношение простых граждан было достаточно позитивным – не зря же в крае было немало откровенных сторонников Советского Союза. Еще со времен Первой мировой войны в Галиции действовала коммунистическая организация, которая со временем превратилась в достаточно сильную Коммунистическую партию Западной Украины (КПЗУ). Хотя партия действовала в подполье, однако, под ее влиянием находились и легальные организации, а один из её лидеров, С. Круликовский, даже был избран в польский сейм. Да и сам Коновалец в 1924 году обращался за финансовой поддержкой к большевикам, предлагая совместную борьбу против общего врага - Польши. Кто знает, может, если бы тогда ему не отказали, то не было бы никаких бандеровцев и УПА… Но коммунисты отказали, и Коновалец нашел себе покровителей в лице германской разведки.

Уже с начала тридцатых годах ОУН стала врагом коммунистов и славянофилов, против которых также начался террор.