И чтобы к вечеру тебя с твоим отродьем тут не было!

К Насте судьба с рождения была не слишком благосклонна. Настина мама, Светлана, умерла, рожая Настю.

Но у девочки был папа Олег, которому и вручили на руки маленький одеяльный сверток с Настей.

Молодой двадцатилетний парень о том, как следует обращаться с детьми, тем более с новорожденными, имел крайне смутное представление. И подсказать ему было некому - Олег воспитывался в детском доме, и другой родни, кроме Насти, у него не было совсем.

На счастье, это лишь со стороны Олега было такое безобразие с родственниками. А со стороны Настиной мамы, наоборот, все было просто отлично. Родители у нее, правда, были уже покойными. Но преставились они в довольно почтенном возрасте - Светлана была младшей из сестер, "поскребышем", в большой дружной многодетной семье.

Так что на всех парах из села, где они жили, принеслись четыре Настиных тетушки.

Выхватили из рук растерявшегося Олега младенца и тут же унеслись обратно.

Воспитывать племянницу.

Олег попытался было что-то возразить, да какое там!

- Куда ты, - говорят, - в одиночку с малой? Да ты ее ни покормить, ни перепеленать не сможешь. А мы своих детей вырастили, не боись, и твою тоже не обидим.

У нас ей лучше будет, опять же на свежем воздухе, да продукты все свои - молочко, яички, овощи, фрукты... Исключительная польза для здоровья.

Не в город же нам твой загазованный перебираться. Светка вон перебралась, ну и что? Можно подумать, из этого что-то хорошее получилось. Ладно хоть девку нам родила.

Да и жить у тебя негде. Даже тебе одному с маленькой, не говоря уж о нас.

Что правда, то правда. Олег обитал в комнате в коммуналке, населенной толпой разнообразных соседей. Не Воронья слободка, конечно. Но скучно тоже не было, споров и разборок хватало.

Ну и ладно.

Олег погрустил-погрустил, да и успокоился. В молодости вообще все неприятности переживаются легче. А он и женат-то был всего год, а радость отцовства и близко почувствовать не успел.

Так что стал Олег жить у себя в городе, ходить на свою работу токарем на заводе.

Иногда ездил к дочери, навещал. Привозил игрушки, сладости, нарядные платьишки и туфельки. Чем еще-то можно порадовать девочку?

Оставлял тетушкам денег. Те отказывались брать, говорили, у них всего в достатке, справляются. Но иногда все же Олег ухитрялся им всучить наличку.

А тут вдруг очередь по жилью на заводе двигаться стала - сразу несколько домов построили. А Олег-то на очереди на улучшение жилищных условий давно стоит, он уж и забыл почти об этом!

- Ну что, - сказали ему. - Ты у нас одинокий, тебе только однокомнатная положена.

-Чего это я одинокий? - возмутился Олег. - У меня дочка есть.

Посмотрели в документы - и вправду, есть. Только ее никто никогда не видел.

- Ну так в деревне она, у родных, - объяснил Олег. - А вот сейчас ей в школу, так и привезу.

Ну с дочкой-то другое дело. С дочкой им сразу двухкомнатная причитается.

А в школу Настя уже два года как отходила и в третий класс перешла, папа просто подзабыл.

Да ладно, у отцов такое часто бывает. Даже если они все время с ребенком живут. А тем более если на расстоянии!

Привез Олег Настю в город, в новую квартиру.

Тетушки было побухтели, но недолго - девчонке и в самом деле учиться пора. Первые-то классы туда-сюда, читать-писать кто хошь научит. А дальше в городе лучше.

Да и Олегу хорошо - пеленки менять уже не надо, с ложечки кормить тоже.

Наоборот, Настя сама и обед сготовить может, и постирать, и прибраться, и зашить-заштопать. Не только о себе, и об отце позаботиться в состоянии.

Тетушки ее, конечно, не как Золушку держали. Но воспитывали правильно, не баловали, ко всякому труду приучили.

И Настя довольна была - с тетушками, конечно, хорошо. Но по папе она скучала. Хоть и видела его редко, хоть и не привыкла к нему, но папа есть папа.

Так что перебралась Настя в город и на правах единственной хозяйки начала вести всю работу по дому.

Стал Олег выглядеть даже лучше, чем раньше - рубашки всегда чистые, наглаженные. Брюки со стрелками. Прям жених.

И квартира двухкомнатная, ага.

Нет, так-то Олег с женщинами встречался, конечно. Но, как говорится, без серьезных намерений.

А тут его одна бабенка, Людмила, кладовщицей у них работала, прям вовсю завлекать стала. Охоту на него открыла.

Наряжается на работу, как на праздник, причипуривается. То пирожков Олегу принесет, угощает. То беспокоится, не переутомился ли, чего бледненький какой, дай лоб пощупаю. То предлагает пройти подышать свежим воздухом, чтобы в себя пришел да отдохнул. А сама ножкой так ловко поведет - Олег аж обалдевает слегка.

Олег к такому непривычный. Толком и не понял, как оказался снова женатым.

Поселилась в их квартире Люда. И давай Настасьей командовать. Невзлюбила девчонку с ходу. Что та ни сделает - мачехе все не так да не этак. И даже к учебе ухитрялась придраться, хоть Настя и была круглой отличницей.

Уж неизвестно, что еще Людмиле нужно было - шестерки, что ли, из школы таскать?

Но все равно находила, до чего докопаться.

То в музыкальную школу не ходит, хотя нормальные дети все занимаются, То рисует как корова хвостом, а другие-то вон какие таланты.

В общем, была бы Настя, а причина поругать найдется.

Плохо стало жить Насте. Отец за нее не заступался - не привык он о дочке нормально заботиться-то. Да хоть бы и привык, не факт, что стал бы.

А тут и вовсе - это, говорит, ваши бабские разборки, решайте сами.

Ну да, взрослая тетка и маленькая девочка. Конечно, одна весовая категория-то.

Настя запросилась было обратно к теткам - не отпустили. Школа, будь она неладна. У теток-то в селе только началка была, а потом в интернате нужно учиться.

Хрен редьки не слаще.

Только на каникулах и удавалось отдохнуть от Людмилы. На каникулы ее тетушки всегда к себе забирали, тут уж без вариантов.

В общем, кое-как дотянула Настя до окончания школы. И чуть не сразу с выпускного - и замуж. Лишь бы съехать куда-то, от Людмилы подальше.

Вариант с институтом и общежитием ей в голову не пришел. То есть в этом городе ей бы общагу не дали, а в другой ехать поступать Настя побоялась.

Людмилино воспитание уверенности в себе у нее не выработало. Наоборот, стойкий рефлекс - что ни сделаю, все не так.

Оставался вариант с замужеством, ну она его и осуществила.

Съехала от отца к мужу.

А там тоже не сахар.

Муж тоже молоденький. Но уже отучился, работал электриком и неплохо зарабатывал. Квартиру стали снимать. Муж поначалу-то был ничего, нормальным. А потом давай радостно Настю шпынять - почуял, что девушка тихая, бесконфликтная, ответка не прилетит. И его родня тоже за ним следом - не о такой невестке им мечталось. Ясно же, что хищница, молодого парня ня пузо подловила.

А уж когда муж на Настю руку поднял, тут она и совсем не выдержала.

Взяла новорожденного сыночки Митеньку - и пошла обратно, по мету прописки. К отцу да мачехе.

А мачеха ей ой как не рада!

Она уж в квартире единолично распоряжается как хочет. Две комнаты на двоих - поди плохо? Тут спальня, тут гостиная, все как в лучших домах Парижа. А тут здрасьте вам, падчерица обратно приперлась. Да не одна, а с приплодом! В гостиной ее теперь селить, что ли?

- Чего притащилась? - доброжелательно поприветствовала Настасью мачеха. - Ждали тебя тут, что ли? Вот только тебя и твоего ублюдка тут не хватало. Иди, откуда пришла. Чтобы к вечеру и духу вашего здесь не было.

Ну понятно, что по закону мачеха права такого не имела - прогонять Настю. Но так то по закону. А поди-ка его исполни, ага. Жизни-то мачеха все равно им не даст, даже если Настя каждый день будет с милицией вселяться на свою законную жилплощадь.

Отца дома не было - он на работе. А и был бы, так неизвестно, заступился бы или опять веле самим разбираться.

Села Настя да заплакала, пытаясь сообразить, как же ей теперь поступить.

А Людмила собралась да вышла из дома, крикнув на прощание:

- Я по делам, скоро вернусь, смотри мне - чтобы духу вашего! А то пожалеешь, я тебя предупредила.

Стала Настя собирать вещи потихоньку. Сама лихорадочно пытается сообразить, как ей теперь быть. Ну и ждет - может, отец с работы вернется, все же удастся как-то вопрос решить? Да где ж ей против жены-то отцовой, вряд ли он дочь выберет. А даже если и попытается что-то устроить, то Людмила их с Митей все равно со свету сживет, чего уж, это ясно...

Но вместо отца пришли соседи.

- Там вашей Людмиле, - говорят, - на улице плохо стало. Упала она, мы ей "Скорую" вызвали. В больницу ее повезли, да не знаем - довезли ли?

Настя Митю на руки - да в больницу бегом! Мало ли, нужно чего? Лекарств купить, или там какие тапочки-сорочку?

Но в больнице сказали - уже ничего не нужно. Инсульт у Людмилы случился, не смогли вытянуть. Может, сказали, оно и к лучшему. А то лежала бы овощем, тоже ничего хорошего.

Вот так вот иногда судьба поворачивает. И никто не знает, каким будет следующий поворот.

А у Насти и Мити потом все сложилось отлично. Замуж она второй раз вышла, за хорошего доброго парня. Денег у него, правда, немного, да не в них счастье. Еще одного сыночка родила, Костеньку. И живут прекрасно. В гости ездят - то к папе, то к тетушкам, то они к ним.

А Олег больше не женился, так и живет бобылем. Да оно, может, и к лучшему.

Фото из Интернета, текст мой

Если понравилось, подписывайтесь на канал, ставьте лайк!