Пока я с больной дочерью лежала в реанимации, муж завел любовницу. Часть 1.

13.07.2018

Замуж я вышла, чего уж там греха таить, "по залету". Нет, с будущим мужем, Лёней, мы встречались на тот момент уже год. Но как-то о свадьбе и детях не думали. Причем именно что встречались, вместе не жили. Негде нам было, если честно. Я вместе с мамой жила, а она у меня старой закалки. Все твердила, что совместное проживание допустимо лишь после штампа в паспорте, и никак иначе.

фото pixabay.com
фото pixabay.com

Лёнины родители были более современные в этом плане. И совершенно не возражали против того, чтобы их взрослые совершеннолетние дети вступали в добрачные отношения. Вот только у них и без меня народу было что сельдей в бочке. Сам Лёня, его брат-двойняшка Артём, младшая сестра Вика, мама с папой, бабушка. И вся эта толпа в обычной трехкомнатной квартире.

А денег на съемную квартиру у нас попросту не было. Не так уж много мы зарабатывали. Мы хотели накопить и потом купить свое жилье, а пока есть возможность, то жить с родителями и экономить.

И тут вот я обнаруживаю, что беременна. Хотя мы и предохранялись. Но не зря же говорят, что нет стопроцентно надежной защиты. Вот нас этот низкий процент и настиг. Ни о каком аборте я и думать не хотела - ребенок уже живой, как можно! Лёня сказал - раз такое дело, пойдем жениться. Пусть у малыша папкина фамилия будет.

Расписались, стали жить у меня. У нас хоть место есть - тоже трехкомнатная, но там только мы с мамой вдвоем. Квартира поровну мне и маме принадлежит. А против законного мужа, проштампованного и со свидетельством о браке, мама не возражала.

Жили мы трудно. Постоянное безденежье, мамины придирки по каждому поводу и ко мне, и к Лёне - все это очень выматывало. А когда появилась Катюшка, стало еще тяжелее. Дочка родилась слабенькой, болезненной. Постоянные больницы, врачи, да и обычные младенческие проблемки, вроде колик или прорезывания зубов - этого мы хлебнули по полной. Я надеялась, что в декрете буду подрабатывать, да какое там! Мне с Катюшкой поспать-то не каждые сутки удавалось, где уж там работать.

Так что жили на Лёнину зарплату. Он работал в рекламном агентстве дизайнером. Получал голый оклад, ну разве что случалось, редко и помалу премию подкидывали. Никаких тебе процентов с продаж, ничего такого. Где-то подрабатывать Лёня не мог. Его тоже самым здоровым человеком в мире нельзя было назвать. Астма у него, да остеохондроз. Так что Лёня, хоть и не вагоны толкал, но очень уставал даже просто сидя за компьютером. Его хватало лишь на то, чтобы после работы, придя домой, поесть и завалиться спать.

Так и жили. Потом Катенька подросла, устроили мы ее в садик. Потому что мне на работу надо было очень. А то на те деньги, что Лёня приносил, втроем жить было нельзя, только выживать, и то плоховато получалось.

Вышла я на работу, но не столько трудилась, сколько сидела на больничном. Катя и так-то особым здоровьем не отличалась, а в садике и вообще стала болеть без перерыва. Наши с Лёней родители сами были еще не старыми и сами работали. А Лёнина бабушка, наоборот, была очень старенькой и с внучкой бы не справилась. На няню же денег не было. Так что, кроме как мне самой сидеть, вариантов не оставалось.

Врачи говорили - несадиковский ребенок, заберите ее домой и там держите. Иначе так и будет не вылезать из болячек. Но я надеялась, что постепенно это у Катеньки пройдет. Ведь все детишки в садике сначала болеют, а потом ничего, все налаживается. А увольняться с работы и снова жить на те гроши, что приносит муж, мне совершенно не хотелось. Хоть моя зарплата тоже была невелика, но и нам это уже было ощутимым подспорьем. Сразу стало полегче.

Продолжение

Фото из Интернета, текст мой
Если понравилось, пожалуйста, подписывайтесь на канал, ставьте лайк!